Сегодня: г.

Ликвидация аптек: клизму купите в супермаркете, где шоколадки лежат

Ликвидация аптек: клизму купите в супермаркете, где шоколадки лежат

В ближайшее время россияне смогут покупать лекарства в обычных супермаркетах. Это случится, если будет принят разработанный Минторгом закон, предусматривающий продажу безрецептурных препаратов в торговых сетях. Ожидается, что 1 марта он будет внесен на рассмотрение в правительство.

В кабинете министров у законопроекта есть мощные сторонники. По мнению Минэкономразвития, «допуск объектов розничной торговли к реализации лекарственных препаратов является позитивным изменением, направленным как на развитие конкуренции на фармацевтическом рынке, так и на повышение доступности лекарственных препаратов для потребителей».

Правда, там считают, что закон требует доработки. В ведомстве Максима Орешкина настаивают на дополнительной проработке перечня таких лекарств с учетом условий их хранения и риска причинения вреда здоровью. Кроме того, ритейлеры, желающие торговать лекарствами, должны, по мнению МЭР, нанимать в свой штат профессиональных фармацевтов.

В Федеральной антимонопольной службе нововведение также поддерживают, ссылаясь на то, что увеличение конкуренции приведет к снижению цен. Там отмечают, что ритейлерам, также, как и аптекам, придется получать соответствующую лицензию, а значит, закон не предоставляет им особые преференции.

Тем не менее, аптечные сети видят в законе угрозу для своего бизнеса. Так, крупнейшая российская аптечная сеть «Ригла», располагающая почти двумя тысячами точек, может закрыть почти половину своих объектов. Похожая участь грозит и сети «Столичка», пишет «Коммерсант». Тяжелее всего, по мнению издания, придется небольшим аптечным сетям в регионах.

Председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла Андрей Карпов видит в инициативе Минторга большие перспективы.

— В целом эта инициатива интересная и правильная с точки зрения развития конкуренции и доступа к продукции. Особенно это важно для небольших населенных пунктов.

Самое главное, на что надо здесь обратить внимание, что речь идет только о безрецептурных лекарственных средствах. К их продаже не предъявляются особые требования и в аптеках. Покупатель может купить таких лекарств столько, сколько ему нужно. Аптекари часто возмущаются, что покупатели сами будут брать товар, но у нас ведь есть аптеки с открытыми залами.

«СП»: — Минэкономики настаивает на включении в штаты ритейлеров профессиональных фармацевтов…

— Торговля всегда сможет обеспечить соблюдение всех необходимых требований, которые предъявляются при реализации того или иного лекарства. Да там и нет каких-то невыполнимых обязательств. Если надо будет нанимать фармацевтов — будут нанимать.

Не надо думать, что персонал, который работает в магазинах сейчас, неквалифицированный. Требования предъявляются в зависимости от должностных обязанностей. Например, линейный персонал может иметь низкую квалификацию, а специалисты по качеству или закупкам — это совсем другой уровень. То же будет и в случае с фармацевтикой.

«СП»: — На какую долю аптечного рынка может рассчитывать ритейл в случае принятия закона?

— Многое зависит от того, как быстро закон вступит в силу. Завтра или через десять лет. В любом случае эта доля будет расти постепенно. Сначала торговля оценит возможность заниматься лекарствами, потом нужно будет подготовиться, набрать специалистов, в том числе по закупке этой продукции, отработать логистику и т. п. К тому же потребитель еще должен привыкнуть к тому, что лекарства можно купить в обычных магазинах.

После того, как продажей лекарств начнут заниматься многие ритейлерские компании, они могут рассчитывать на половину рынка безрецептурных лекарств.

А вот эксперт фармацевтического рынка, директор по развитию компании RNC Pharma Николай Беспалов обеспокоен, что ритейлеры окажутся в привилегированном положении по сравнению с аптеками.

— Наша оценка этой инициативы в целом отрицательная. Потому что она не учитывает особенности организации фармрынка и системы здравоохранения в России. К позитивным изменениям этот закон не приведет, а негативные вызвать может.

Есть риск повышения цен на лекарства, риск сокращения физической доступности лекарств из-за сокращения числа аптек, а также риск нерационального использования препаратов из-за некомпетентности потребителей.

Если регуляторы считают, что эти изменения не критичны и негативные факторы можно как-то нивелировать, то об этом надо не просто заявлять в кулуарах, а прописать четкие законодательные ограничения.

«СП»: — Какие?

— Например, ограничить отпуск препаратов детям, как это сейчас существует для алкогольных напитков или сигарет. Или прописать для супермаркетов такие же требования по хранению и отпуску препаратов, какие сейчас существуют для аптек. Если это зафиксировать в документах, то, наверное, инициатива будет иметь право на существование.

Но если это все учесть, то ни одна торговая организация заниматься продажей лекарственных препаратов просто не будет. Ей это будет не интересно. Пока же торговые организации ставятся в более выгодные условия по сравнению с аптеками. Совершенно справедливо, что аптеки возмущаются. Ведь они рискуют не только потерять прибыль, но и в некоторых случаях — закрыться.

«СП»: — Какие потери могут быть у аптек?

— Звучат оценки в 25−30% выручки. Но, по моему мнению, это будет 15−20%. Правда, учитывая, что хорошим показателем в отрасли считается рентабельность на уровне 5%, это существенная потеря, чреватая закрытием аптек.

«СП»: — Но лекарства, отпускаемые по рецепту, останутся за аптеками. Каково соотношение рецептурных и безрецептурных лекарств на рынке?

— Сейчас это примерно пятьдесят на пятьдесят. И вряд ли в торговую розницу уйдут все безрецептурные лекарства. В первую очередь, это будут самые емкие в финансовом отношении, самые маржинальные. Но даже если ритейлеры перетянут всего 10% товара, но самого выгодного с точки зрения прибыли, это будет сильный удар по аптекам.

«СП»: — Наверное, этот закон кто-то может лоббировать. Те же ритейлеры. Например, на днях Сергей Галицкий продал свой «Магнит» государственному ВТБ. Продавая лекарства, эта сеть станет еще прибыльнее…

— Какие-то лоббисткие усилия со стороны торговой розницы, наверное, есть. Насколько мне известно, Галицкий был против внимания ритейлеров к аптечному ассортименту. Другое дело, что в России есть другой крупный рителер — компания Х5 Retail Group, которая свой интерес к рынку лекарств никогда не скрывала. Но в этом заинтересована вообще вся крупная розница.

«СП»: — Минэкономики настаивает на приеме ритейлерами на работу фармацевтов. По сути, речь идет о создании аптечного подразделения в ритейле…

— Именно. Но что им мешает сейчас получить лицензию и открыть аптеки за кассовой зоной? Это и так многие делают. В процессе согласования нового закона многие детали исчезнут и однажды мы увидим, что супермаркеты находятся в более выгодном положении, чем аптеки. Это выглядит как теория заговора, но такие примеры уже были в практике.

По мнению президента Лиги защитников пациентов Александра Саверского, если новый закон вступит в силу, доступность для покупателей не очень важных лекарств вырастет, а жизненно важных, напротив, упадет.

— Сегодня аптека имеет зафиксированную цену государственного перечня ЖНВЛС (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства). Они не могут ее повысить, но иметь этот ассортимент обязаны. Таким образом, они зарабатывают в основном на том, что у них хотят отобрать и отдать ритейлу. Торговые сети от этого выиграют, людям поначалу тоже может казаться это удобным, но когда часть аптек закроется, доступ к действительно важным лекарствам станет ограничен. Причем этот эффект совершенно непрогнозируемый.

«СП»: — Нельзя ли повлиять на закон, пока он не принят?

— Это не новая идея. Ее пытаются реализовать вот уже лет семь. Ее лоббируют Минпромторг и ритейл. Я бы не сказал, что доля лекарств, которая уйдет в ритейл, будет очень большая. Для потребителей опасно именно закрытие аптек. Поэтому этого делать просто нельзя.

Кстати, ритейлеры и сейчас могут получать лицензии и открывать аптеки. Но они же хотят упрощенную лицензию на том основании, что они не занимаются рецептурными лекарствами. Но условия лицензирования аптек вырабатывались столетиями и призваны защищать интересы пациента и обеспечивать его безопасность. Я против того, чтобы смешивать на прилавках одной торговой точки еду и лекарства: здесь конфетки, здесь таблетки.

— У нас есть постановление правительства о фармацевтической деятельности, — говорит юрист, специалист по медицинскому лицензированию Владмир Гупало. — Согласно ему, лицензируется каждый адрес. То есть по адресу каждой аптеки лицензиат должен подтвердить наличие помещения, оборудования и квалифицированного персонала. По новому закону планируется, что ритейлеры будут получать одну лицензию на все точки. Если будет именно так, то я допускаю, что лекарства будут неправильно храниться, а лицензионные требования нарушаться.

Источник

 
Статья прочитана 19 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru