Сегодня: г.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев

https://zina-korzina.livejournal.com/1796404.html» target=»_blank» rel=»nofollow»>«”Семь невест ефрейтора Збруева” – отличный фильм о полнейшем придурке». Так называется новый пост https://zina-korzina.livejournal.com/profile» target=»_self» rel=»nofollow»>Отличный советский солдат ефрейтор Збруевhttps://zina-korzina.livejournal.com/» target=»_self» rel=»nofollow»>zina_korzina об одной советской комедии 1970 года. Зина часто пишет интересные статьи с разбором тех или иных психологический коллизий известных советских фильмов. С чем-то я бываю согласен, с чем-то нет. Но в данном случае – стопроцентно мимо кассы. Перефразируя Ницше, я скажу: «мне, пожалуй, никогда не доводилось читать что-либо, чему я в такой степени говорил про себя ”нет” – фразе за фразой, выводу за выводом, – как это статье: но без малейшей досады и нетерпения». Взгляд у Зины интересный, но в данном случае совершенно неверный. Всё оттого, что она вольно или невольно выдумала некий СССР в вакууме, состоящий из юношеских воспоминаний горбачёвского времени (солидно сдобренного западными кредитами), и изучением официозной советской живописи, в массе своей совершенно фальшивой. А потому при взгляде на аутентичный брежневский СССР она его не чувствует. А ведь «Семь невест ефрейтора Збруева» – это такой весёлый стёб над брежневским Совком. Там каждый кадр – эпичен. Но давайте по порядку.

Для начала. Любой анализ художественного произведения требует ознакомления хотя бы в общих чертах с биографией того, кто это произведение создал. Чтобы понимать, что хотел сказать автора. Ведь очень часто автор сказал не только то, что считывается сразу при первом взгляде. И тут никаких тайн нет. Фильм «Семь невест ефрейтора Збруева» снял в 1970 году замечательный режиссёр Виталий Мельников. Из всей его биографии достаточно знать всего один факт, чтобы правильно воспринимать его произведения. А факт такой – в 30-х годах его родители были репрессированы и попали в ссылку. В ссылке и рос Виталий Мельников. Любой, кто пережил такое, навсегда сохранит в своей душе ненависть к коммунистам и их системе. При этом чаще всего эту свою ненависть, уже обжегшись, такой человек будет всячески скрывать, порой даже выдавая ненависть за любовь к Советской власти.

Но может быть в случае с Виталием Мельниковым это не так? Быть может он был певцом коммунизма, снимая фильмы про Ленина и тому подобную официозно-коммунистическую дрянь? Изучим.

В качестве режиссёра Мельников дебютировал в 1964 году короткометражкой «Барбос в гостях у Бобика». Фильм про двух собак. Ничего особенного. Одна собака живёт в протекающей будке, но свободна, другая – в тёплой квартире с дедом-садистом, который легко пускает в ход палку, чтобы призвать своего пса к порядку.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев
Кадр из фильма «Барбос в гостях у Бобика» (1964).

Собственно, аллюзии на советский концлагерь настолько очевидны, что даже разжёвывать смысла нет. Но это короткометражка, которую мало кто заметил.

Следующим фильмом Мельникова стала великолепная комедия «Начальник Чукотки» (1966 год) с совсем ещё юным Михаилом Кононовым (Алёша Бычков) и маститым Алексеем Грибовым (Тимофей Иванович Храмов) в главных ролях. Вот, кажется, фильм полностью в струе восхваления Советской власти. Годы Гражданской войны. Молодой комсомолец Алёша Бычков волею случая становится единственным представителем Советской власти на самой восточной окраине страны. Кажется, вот тут бы восславить героев-комсомольцев, Советскую власть и т.д. Но сам сюжет фильма очень необычен. По сути, Алёша Бычков занимается организацией торговли пушниной с американцами и прочими капиталистами и взиманием с них пошлины в иностранной валюте. Неожиданное для комсомольца-энтузиаста дело. Затем он со всей собранной пошлиной в размере миллиона долларов попадает (не по своей воле) в США. Но, как истинный ленинец, не тратит там ни цента, а окольными путями возвращается в Советскую Россию. Где весь миллион долларов у него благополучно крадут беспризорники (правда, их ловят бравые чекисты). Финал фильма довольно грустен – Алёша Бычков возвращается на Чукотку без долларов. Его мечты сделать там локальный коммунизм отложены на потом. И особую грусть этому финалу придаёт то, что и режиссёр Виталий Мельников, и другие зрители старшего поколения (ну конечно и мы с вами) прекрасно знаем, что будет с в 1937 году с бывшим юным коммунистом, который с миллионом долларов странным образом уплыл в США, а потом странным образом вернулся. Да… Это не антисоветский фильм, нет. Но это фильм, полный грусти о том, что мечты о коммунизме остались только мечтами, а мечтателей перестреляли на полигоне с издевательским названием «Коммунарка» .

После «Начальника Чукотки» Мельников снимает «Мама вышла замуж» (1969). Тут никакого коммунизма. Просто трагикомедия о метаниях юноши Бориса Голубева (в исполнении тоже ещё очень молодого Николая Бурляева), который вынужден жить со своей матерью в однокомнатной квартире. Вот они – прелести Совка. Когда половозрелый молодой мужчина вынужден ютиться в одной комнате со своей матерью (Люсьена Овчинникова). А тут ещё мама влюбляется в водителя грейдера Виктора, любящего после работы залить за воротничок с дружками. Его великолепно играет Олег Ефремов. Теперь они живут в однушке втроём. Мама с водителем Витей, и Борис за шкафом, к стенке которого прикреплён портрет Антуана де Сент-Экзюпери. Вот она, советская действительность «всем выдавали квартиры». Нервы Бориса не выдерживают и он подаётся в бега. Отличный атмосферный фильм с показанным без прикрас советским унылым городом. И хотя этот город – Ленинград, у Мельникова он выглядит так, что впору удавиться. Ну или, как Борис, сбежать куда-то подальше.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев
Кадр из фильма «Мама вышла замуж» (1969).

Отличный фильм. Впрочем, как и большинство фильмов Мельникова. «Старший сын» и «Отпуск в сентябре» – это ведь тоже Мельников. Его фирменный почерк показывания Совка без малейшей лакировки. Фильмы, полные депрессии, осенней погоды и облупившихся стен домов или унылых блочных девятиэтажек. СССР каким он был, а не таким, как его писали на картинах заслуженные конъюнктурщики из Союза художников.

Жилью – «отличному бесплатному советскому жилью» – Мельников вообще уделял много внимания. Скажем, в фильме «Ксения, любимая жена Фёдора» (1974) главные герои «муж и жена в течение пятнадцати лет мотались по стройкам и ожидали собственное жильё.» Вон оно как. Это наверное потому, что они были глупыми людьми. А вот если бы они были умными и послушали советов современных Свидетелей Великого Прошлого, то те бы им сразу разъяснили, что жильё им было положено сразу же, ну максимум через год. И вообще «в СССР ничего не имел лишь тот, кто свою жопу от дивана не отрывал». А вот режиссёр Виктор Мельников аж в 1974 году снял фильм про тех, кто жопу от дивана таки отрывал, да ещё как отрывал – мотался по стройкам всей страны. И всё ради квартиры.

«Семь невест ефрейтора Збруева» – фильм совершенно иного плана. Он залит солнцем. Там очень мало вечерних кадров. Солнце, улыбки, радостная придурковатая удаль персонажей. Это третий полнометражный фильм Виталия Мельникова. И наверное это самый нехарактерный для него фильм по уровню нагнетаемого оптимизма. Но давайте присмотримся

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев
Кадр из фильма «Семь невест ефрейтора Збруева» (1970).

Зина назвала ефрейтора Збруева – героя фильма в исполнении Семёна Морозова – придурком. Это очень ошибочное мнение. Для начала, ефрейтор в Советской армии – это «отличный солдат». Так официально расшифровывалось звание ефрейтора. Но ефрейторов в Советской армии было не так уж мало. А вот Збруев был штучным товаром. Дело в том, что он попал на обложку журнала «Умелый воин» (журнал выдуманный, в СССР существовал журнал «Советский воин», но не в этом дело). Конечно, тот, кто в аутентичном Совке животоврящем не жил, не может понять, что надо было сделать, чтобы попасть на обложку такого совдеповского журнала, как журнал министерства обороны СССР. Збруев должен был быть отличником боевой и политической подготовки, как тогда говорили, и желательно комсомольским активистом. В известном смысле – это просто эталон «Советского Человека» (ага, именно так, с заглавных букв). Странно то, что на полотнах советских художников Зина всячески восторгается такими образами. А вот увидев в кино одного из этих плакатных героев, она называет его придурком. Нет, Зуев не придурок. Это очень умный, очень ловкий, и очень советский человек. Да ещё хорошо владеет приёмами самбо. Вспомним, как ловко он заломал алкоголика, когда тот протянул ему зажигалку, которую Збруев принял за пистолет.

При этом и работящий. Он и починить может сломавшийся утюг, и траву косить мастак. То есть он буквально отрада тех, кто любит сегодня пыхтеть: «в СССР нас учили работать руками, а сегодня нам разрешают только в смартфоны пялиться». Короче, ефрейтор Збруев – просто эталон советского человека. Сам Леонид Ильич Брежнев расцеловал бы его в губы – таким замечательно эталонно советским предстаёт в фильме ефрейтор Збруев.

Что до некоторой мудаковатости, то Зине конечно простительно не понимать одного обстоятельства. Дело в том, что ефрейтор Збруев едет на дембель. Отслужив два года срочной службы. Естественно, у него голова наполовину ещё работает по-военному. Он вчера ещё в казарме спал. Всем известен этот эффект – вернувшийся из армии солдат первые недели дома ведёт себя не всегда адекватно. Шутит шутки, когда не надо, всё ему трын-трава и море по пояс. Это обычный адаптационный период. Люди, которые не оказывались в таких экстремальных условиях как армия на несколько лет, а потом не возвращались к гражданской жизни, не могут понять, что в это период человек уже выпал из одной, ставшей ему за два года привычной, среды обитания, но ещё не вернулся в своё исходное состояние. Такой человек первые дни (иногда и недели) находится как бы меж двух миров. Вот таким и показывает Збруева режиссёр Мельников. И показывает весьма аутентично. Дембель Советской армии – поберегитесь все вокруг.

Но Збруев, как очень умный парень, конечно понимает, что от гражданской жизни слегка отстал и начинает ускоренно навёрстывать упущенное. Для чего решает для начала выяснить, какие нынче танцы в моде. С этим вопросом он и обращается к проводнице. Собственно, с этой сцены и начинается действие фильма. И в первой же сцене Мельников со всей беспощадностью показывает гнусность Совка.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев
Збруев подкатывает к проводнице на предмет выяснить «а что нынче танцуют?»

Мельников мог бы снять, что Збруев задаёт вопрос про танцы проводнице того вагона, в котором едет сам. Но режиссёр отправляет Збруева в другой вагон – международный. Международный вагон, как известно всякому, кто жил в брежневское время (и неизвестно всем остальным) – это вагон, куда обычным советским людям вход запрещён. Потому что советские люди – это второй сорт. А первый – иностранцы. Поэтому проводница весьма неприветливо – впрочем, как любой сотрудник советского сервиса по отношению к обычным советским людям – встречает Збруева. Но самое главное – вагон совершенно пуст. Весь поезд полон, билетов, скорее всего, в кассах нет (лето ведь), а тут в составе советского поезда совершенно пустой вагон. Куда никому из советских граждан купить билет невозможно.

Кстати, вспомним фильм «Вокзал для двоих», снятый через 12 лет после «Збруева». И одна из сцен там – в специальной комнате отдыха для иностранцев при вокзале. И снова – в вокзале ночью сесть некуда, всё заполнено людьми, а в этой специальной комнате отдыха для иностранцев нет ни души. А чего как огня боится дежурная (в исполнении Татьяны Догилевой)? Она сама откровенно говорит: «Если узнают, что я кого-то из наших пустила, меня уволят». «Наши» – это советское обиходное словечко, обозначающее советских людей. То есть мало того, что советскому нельзя зайти в интуристовскую комнату отдыха, так и дежурную уволят, если узнают, что она кого-то из советских пустила. Совок как он есть.

Но если у Рязанова это показано в депрессивно-критичной манере, то у Мельникова – лёгко и играючи. Збруев пошёл учиться танцам. Всё весело и непринуждённо. А остальное… – кому надо догадаются. А кому не надо – пусть и дальше подставляют свои уши для лапши официального коммунистического агитпропа. В общем, увлёкшись танцами в пустом вагоне с красивой проводницей (в международном даже проводница красивее), Збруев не успел встретиться с первой кандидатшей, прозевав станцию.

Да, кстати, я ведь забыл пояснить суть похождений Збруева. Итак, в названии сказано, что у него есть какие-то семь невест. Но что это за девушки? Откуда они взялись? Зина, априори считая Зуева придурком и «душным идиотом», не задаётся вопросом про этих невест. Она – из женской солидарности – полностью на их стороне. А вот я служил в Советской армии и могу ответить на вопрос про этих самых невест. Дело в том, что многие девушки в СССР могли сложить два плюс два и сделать вывод, что если миллионы молодых советских парней на два года запирают в казарме, то стало быть Советская армия – это место, где куда ни плюнь, попадёшь в какого-нибудь пиздострадальца. А что делать? Это жизнь. Некоторые, наиболее аморальные (или раскованные) девушки так прямо лазили в воинские части через забор. Кому было невмоготу – пользовались. Правда трипак словить было легко. А некоторые искали себе жениха. И писали письма. Вы спросите: как это так, кому может написать девушка, если она никого в воинской части не знает? Ну, во-первых, вернулся парень к подружке, а у него в части остались приятели. Он может предложить подружке своей девушки написать им письмо. Распространённый случай. А бывает и так, что девушка пишет наобум с таким примерно адресом «Самому весёлому солдату части такой-то». Номер части опять же от кого-то знакомого узнаёт. К нам в часть такие письма приходили. Причём в таких количествах, что чуть ли не в нагрузку потом распределялись: «Ты отвечай на это, ты на это».

А что солдатам делать под дембель? Делать уже нечего, А переписываться с незнакомой девушкой интересно. Да и вообще в армии приятно получать письма от девушек. Я тоже переписывался, кстати, когда был «дедом». Правда я про свою биографию наврал всё. Ибо у меня не было цели как-то перенести в реальность это виртуальное знакомство. А некоторые правда потом имели намерение найти ту девушку, с которой списывались. У некоторых было по нескольку таких «заочниц». Но не служа в армии, конечно этого не понять. И самое главное – инициатором обычно бывали сами девушки. Ну а ефрейтор Збруев, не забудем, светанулся на обложке журнала, выходящего огромным тиражом. Да тут и гадать нечего, что его в ответ девушки со всего СССР завалили письмами. Вот откуда у него «семь невест». Семь – это ещё мало. Большую часть он, скорее всего, отсеял. И ничего предосудительного тут нет. Обычная жизненная история, каковых в советское время было множество.

Итак, далее Збруев отправляется в гипотетическое Иваново. Город в фильме не называется, но судя по тому, что там упоминается, как в городе много молодых девушек, и что работают они на разных камвольных фабриках, можно считать, что это «город невест» Иваново. Хотя название тут не важно. Важны сопутствующие обстоятельства. Ибо тут Збруева снова встречает Совок в полный рост. Вот что по этому поводу пишет Зина:

«Ефрейтор Костя Збруев изумительно, почти патологически эгоистичен – при том, что изображает искренность и заинтересованность в любом собеседнике… А вот интересно – как себя чувствовала потом фабричная девушка Надя, которую обнадёжили (перед всем коллективом), а потом — кинули? Збруев просто сравнил простое, курносое личико текстильщицы — с фотопортретом московской артистки и — сделал эпохальный выбор. Это комедия, и нам не покажут, что ощущала та — курносая, получив записку: «Прости, Надежда!». Этому предшествовал очень тёплый, наполненный приязнью, вечер и – «на!» тебе. Если учесть, что в городе ткачих выйти замуж почти нереально, а тут ещё – такая «оплеуха». Збруеву – безразлично, как сложится потом её судьба.»

Ну не факт, что совсем уж безразлично. Да и не так уж тяжело девушке выйти замуж в городе Иваново. Это я говорю как внук жительницы Иваново и двоюродный брат двух ивановок, то есть «города ткачих». Все они вышли замуж спокойно в свой час. «Город невест» – это просто расхожее название. Мужчин там более чем достаточно. Но это детали. И не факт, что Збруев только изображает заинтересованность. Как вчерашнему солдату ему как раз очень интересен любой гражданский собеседник. Но, опять же, тому, кто не служил, этого не понять. Но главное, что в этой характеристике опять же упущён фактор Совка. И это как раз про «очень тёплый, наполненный приязнью, вечер». Всю приязненность и теплоту вечера сильно остудил Совок. А Совок тут вот какой. Вторая девушка жила в общежитии.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев
Сцена в общежитии.

Но не это само по себе обломало Збруева. А совковый комендант общежития Семён Семёныч Евстигнеев (в исполнении Анатолия Столбова). Опять же, кто не пытался пройти к девушке в совковое общежитие, тот не знает, какое это было унижение. Мельников отлично показал всю эту гадость. К девушке приехал знакомый парень, с которым у неё что-то может получиться. Да, бля, парню хочется ебаться, извините меня за мой френч. И Семён Семёныч Евстигнеев учитывает, что в гости приехал не евнух, а дембель Советской армии. Поэтому он не оставляет пару ни на минуту. Нет, вы приехали к незнакомой симпатичной девушке, а вам поминутно нарушают интим. Да никто не собирался сразу же заваливать её на койку. Но элементарное человеческое отношение должно быть? Комендант проявляет человеческое отношение – в рамках своего совкового понимания, разумеется. Когда наступает вечер и все посторонние должны покинуть здание общежития, Евстигнеев входит в ситуацию Збруева и не выгоняет его на улицу. Он даже выделяет ему отдельную комнату, и… запирает его там на ключ. Пиздец, Вот он – Совок.

И в итоге Збруев перед сном переговаривается с девушкой через балкон – эдакая советская вариация сцена на балконе из «Ромео и Джульетты». И я уж даже не говорю, что он банально в туалет мог захотеть ночью. И как тогда? Через перила балкона брызгать? Вот после всего этого Збруев задумывается. Что его тут ждёт? У него квартиры нет и даже если он устроится на фабрику – ох не скоро она ему светит (только дети могут продолжать фантазировать про раздачу бесплатных квартир в СССР любому желающему). Его гипотетической невесте – тоже ничего не светит в ближайшей перспективе. И что, они будут мыкаться в общагах, встречаясь под присмотром коменданта Евстигнеева и целуясь на последнем ряду в кинотеатре на последнем сеансе? Да кому такое счастье надо? Ладно бы ещё Збруеву было 16 лет, и если бы эта «заочница» была бы его девушкой «до армии» – тут ещё есть какие-то моральные тормоза. А так – приехал, посмотрел, девушка ему понравилась, но сопутствующие обстоятельства – не ку-ку. Он берёт портреты других девушек и приходит к выводу – можно поискать дальше. В чём тут аморальность поведения? Збруев, кстати, ведёт себя по-советски морально. Он с его бешеной энергией и обаятельной улыбкой не пристаёт к любой девушке на улице. Нет, ему нужны только те семь, с которыми он переписывался. Потому что они ему понравились. Когда в одной ситуации ему предложили одну заменить на другую, он с грустью отвечает: «Не нужна мне Перепёлкина». Наоборот, совершено порядочный парень. Да ещё стреляет метко.

Далее его путь – к киноактрисе, которую сыграла Марианна Вертинская.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев

И снова посмотрим на это всё через призму Совка. Вот киноактриса, причём довольно известная (судя по сюжету). И таксист её сразу узнаёт, и солдаты от неё без ума. Звезда советского экрана, короче. А как она живёт? В однокомнатной квартире, в которой сама делает ремонт. А мокрые волосы сушит утюгом. Нет, по советским меркам она даже отлично жила. Квартиру, кстати, ей скорее всего не «дали», а она сама смогла вступить в кооператив с гонораров за фильм. И это её потолок. А по меркам нормальным? И главное мы знаем, что в этой однушке она будет жить вечно. Если только не выскочит за какого-нибудь солидного режиссёра или партийного работника. А тут вдруг откуда ни возьмись возникает ефрейтор Збруев, у которого уж точно нет квартиры.

Зина по этому поводу пишет: «Збруев не понимает самого главного в общении – межличностных границ; и для него молодая актриса – примерно такая же величина, как он сам. Збруев реально уверен, что он – отличная пара для красивой и популярной звёздочки».

Ну про «межличностные границы в общении» в СССР – это просто смешно. В стране, в которой к вам в общежитие запросто мог впереться ночью целый табун членов комсомольского оперотряда на предмет проверки, нет ли у вас в койке женщины, рассуждать про «межличностные границы в общении» – это всё же перебор.

Но, положим, частично тут можно согласиться. Актриса – единственная из «невест», к кому Збруев сам навязался. Он ей написал первым, прислал обложку журнала со своей фотографией. Ну и что тут такого? Почему, собственно, он не должен быть уверен, что является отличной парой для этой киноактрисы? Не забудем, что в СССР одним из главных лозунгов был – «человек человеку друг, товарищ и брат». И если к концу 70-х в это уже откровенно никто не верил, то в 1970 году почти любой мог считать, что актриса – обычный советский человек, «как ты или я». А разве не так? Что, собственно, ставило эту актрису выше Збруева? Да и вообще, в советское время любую известную актрису забрасывали письмами. Скажем, ту же Наталью Варлей (которая тоже снялась в «Збруеве») засыпали письмами и предложениями жениться. Что, прямо все сплошь были душными идиотами? Есть люди, которые не гоняются за журавлями. А вот Збруев прославился – уж в пределах своей части он стал звездой почище этой киноактрисы – и решил, что он как раз теперь ровня актрисе. «Она известна на всю страну, я известен на всю страну – чем чёрт не шутит». Ну и попробовал. Почему – нет? И что тут такого ужасного? Ужасно, когда, наоборот, человек принижает себя, все эти ИМХО, и прочее «да я тут, в сторонке постою, не обращайте на меня внимания» – вот что ужасно. А Збруев знает себе цену. Он не красавец, как Делон, но симпатичен, всё при нём – в мотопехоте служил всё же. И, кстати, у человека с таким бешеным напором в будущем очень большие перспективы.

Но идём далее. А далее на пути Збруева оказывается медсестра в исполнении Натальи Соловей. Как только он её увидел, сразу понял – не его вариант. Но из вежливости идёт с ней в гости, слушая её тупую трескотню и не зная, как отвязаться. В итоге видит комнату в коммуналке и целый рой соседей, которые, как он сразу понимают, станут чуть ли не членами его семьи. И снова – кому нахрен нужно такое счастье? Ебанутая на всю голову медсестра и какие-то соседи по коммуналке. Если бы Збруев был аморальным человеком, он бы испил с медсестрой спирта из шприца – а та ему ведь специально налила (в шприц!) – переспал бы с ней, а потом бы уж смотался. Но наш Збруев – честный советский парень с обложки советского журнала. Ему это говно не нужно. И он честно уезжает. «Даже не испил чаю». Ну не испил. А зачем пить чай с человеком, который сразу же вызывает отторжение?

Ну и апофеоз Совка. Ударная комсомольско-молодёжная стройка, на которую Збруев попадает почти случайно, хотя именно там живёт очередная «невеста». «Невестой» оказывается комсомольский работник Галина Листопад в исполнении Натальи Варлей. Увидев девушку с внешностью Варлей, Збруев, естественно, потёк. Ему было и невдомёк, что он нужен ей как зайцу стоп-сигнал, а в лице Галины Листопад имеет дело с классическим совковым начинающим чинушей, который заманивает на стройку дембелей, причём даже не тратя своего времени на написание писем, а лишь визируя их (а письма писала та самая Перепёлкина).

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев

Причём эта Листопад прекрасно осознаёт, что нравится молодым ребятам и всячески использует свою сексуальность. Она ведь не сказала Збруеву с порога – мол, я замужем, так что гуляй, Вася, жуй опилки. Хотя она прекрасно поняла, что Збруеву от неё нужно. Нет, она просто крутит задом и строит из себя дурочку. Сегодня из таких Галин Листопад 1970 года, кстати, получились отличные сенаторы в Совете Федерации РФ.

Нет, ну давайте встанем на место Збруева. Он едет хрен его знает куда, на строительство и видит там очень красивую девушку, про которую думает, что он ей не безразличен – ведь она ему даже стихи в письмах присылала. А на поверку выясняется, что это ловкий комсомольский вербовщик, который его обманывал всю дорогу. Кому такое понравится?

И вот ещё цитата: «Сцена уборки территории на молодёжной стройке — вообще невыразима»

А что там такого невыразимого? Збруев – ефрейтор, то есть в прошлом скорее командир отделения, который временами мог замещать сержанта. Конечно он умеет командовать. А в армии так – либо ты командуешь, либо тобой. Почему другие солдаты и даже сержанты, которые прибыли с ним, ему подчиняются? Да привычка. Если в армии кто-то уверено командуют, другие подчиняются. Приведу такой случай из моей биографии.

Дело было в учебке. Однажды так получилось, что наш взвод возвращался из столовой в казарму без сержанта. Хотя мы построились, как положено, и шли строем, но нами никто не командовал. И тут нам навстречу комбат. Он нас остановил и спросил «Что за нахуй? Почему никто не командует? Ну ка быстро определитесь кто командует и идти в казарму с командиром». А мы все курсанты, то есть рядовые. И тут первый в строю – он из Закарпатья был, кстати – громко командует: «Взвод, слушай мою команду, шагом-арш». Ну мы все зашипели ему в спину: «Вадим, а чего ты командуешь? Ты кто такой? Тебя кто назначил?» Но делать нечего, команда была – идём, а Вадим только подрявкивает «Левой, левой, раз-два-три». Вскоре он командиром отделения стал, Вот так вот. Потому что это армия. В армии нет толпы. А есть подразделения. Кто первый заявил «я – командир», тот и командует, если другого старшего командира поблизости нет. Так и Збруев. Мог бы говно жевать и говорить себе: «Ну я же ефрейтор, а Орлов – сержант, вот пусть он и командует». Но он взял инициативу на себя. И все остальные ему подчинились по армейской привычке. А Збруев, естественно, как командир подразделения, и не должен был сам вместе со всеми копать от забора до обеда. Он должен был обеспечить выполнение работ. Он их и обеспечил. Ну и кроме того, он же вчерашний дедушка. А в Советской армии дедушки не работают. И хотя это уже гражданка, но от этого отвыкнуть не так-то просто. Ещё вчера ты при любой попытке заставить тебя, скажем, копать траншею, высказывал недоумение по поводу такой неудачной шутки, а уже завтра, попав на гражданку сразу будешь с огнём в глазах бросаться убирать мусор? Не, так не бывает. Збруев не стал бы отлынивать, если бы ему приказали. Но фишка легла так, что приказывать мог он. Он и воспользовался. Опять же, вещь понятная только для тех, кто служил.

Отличный советский солдат ефрейтор Збруев

Ну и лучше всего о Збруеве говорит то, что в итоге-то она нашёл свою «ту самую». И выбор этот был не меркантильный. Он запал на деревенскую девушку – Валентину Кондратьевну Оленёву (в исполнении Татьяны Фёдоровой, которая, кстати, в 1975 году сыграла жену декабриста Рылеева в фильме «Звезда пленительного счастья»). Можно сказать, влюбился Збруев. И вот с ней-то он уже в итоге переспал. То есть решил для себя, что вот это всерьёз и надолго. Зина пишет: «К чему такой девушке — это гиперактивное трепло ефрейтор Збруев, который даже не стесняется того, что проводит смотр невест?» А что не так? Збруев показал себя отличным хозяином, который готов всё ремонтировать и косить траву до упора. Сильный, рукастый, обаятельный мужик. Кто ещё нужен в деревне? И она ему сразу отдалась на сеновале звёздной ночью А то, что он своим дурацким словом её оскорбил (про «смотр невест» и пр.) – ну вот тут в полный рост и сказывается, что он окончательно ещё не расстался с армейским миром.

Ну и финал – смешной. Збруев в итоге попадается в лапы к директору промыслового совхоза, который заманил его тем, что под видом девушки писал ему письма, а в качестве фото прислал репродукцию какой-то «мадонны». Но и тут мы видим проявления Совка. Зачем этому директору заниматься такими дикими вещами – писать солдату в армию письма от имени несуществующей девушки? Ведь пиздец же, если вдуматься. А никуда от Совка не деться. У директора есть план. А охотники разбегаются. Как без охотников выполнять план? Вот он и заманивает умелых стрелков, на старости лет изображая из себя в письмах молодую девушку.

Финита, как говорится. Отличная комедия Виталия Мельникова, которая показывает Совок в его различных проявлениях не хуже эстетских критических фильмов типа «Вокзал для двоих».

И ещё стоит отметить, что в фильме «Семь невест ефрейтора Збруева» есть несколько эпизодов довольно необычных, скажем так, для советской комедии. Например, общение с молодым попом (Леонид Куравлёв) в поезде, которому Збруев сватает будущую попадью. Или его радушные встречи с иностранцами, что и для гражданского советского человека не совсем типично, тем более для солдата Советской армии.

И, в финале ещё одна мысль. Семён Морозов как никто другой подходил на роль ефрейтора Збруева. В том числе и тем, что в юности сыграл в весёлой комедии «Семь нянек». Семья нянек – семь невест, зарифмованность названий и героев очевидна. И концовка в стиле «у разбитого корыта» схожа. Хотя в «Семи няньках» более оптимистично. Ну а кто сказал, что ефрейтор Збруев надолго задержится в зверсовхозе? Вернётся он ещё к своей Валентине Кондратьевне Оленёвой, вернётся – простит она его. Ибо тоже влюбилась. Потому и прогнала.

Единственный косяк фильма – военнослужащий срочной службы, уволившийся из армии, должен в течение 14 суток встать на учёт в РВК, который призвал его в армию. Какие уж тут смотрины невест по всей стране? Но это единственная деталь, которую, впрочем, можно и не замечать.

А во всём остальном – всё пучком. И комедия весёлая (хотя и не эстетская), и Совок показан прямо в лоб. И как высшую награду этому фильму можно считать следующий факт.

«Семь невест ефрейтора Збруева» – это конечно не киношедевр, который можно поставить в один ряд, скажем, со снятом в то же году фильмом «Бег». Да и до «Джентльменов удачи» в комедийном плане «Збруев» не дотягивает. «Семь невест ефрейтора Збруева» – это просто спокойная кинокомедия без особых изысков. Однако всё снято крепко и сюжет не разваливается, идёт динамично, а некоторые комедийные сцены очень неплохи. Да и актёры подобраны хорошо и играют они качественно. Но. Согласно опросу кинокритиков, проведённому газетой «Советская культура», фильм был назван одним из худших в 1971 году. А я так скажу. Если советские кинокритики в газете «Советская культура» назвали какой-то фильм про советскую жизнь одним из худших, значит фильм сильно задел Совок. Что и требовалось доказать, как говорится.

Источник

 
Статья прочитана 4 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru