Сегодня: г.

Я не хочу жить

Я не хочу жить

Ситуация с количеством самоубийств в стране настолько плачевна, что психотерапевты обратились к Владимиру Путину с просьбой решить проблему.

По количеству самоубийств на душу населения Россия вышла на третье место в мире. По числу мужских суицидов мы и вовсе уверенно удерживаем лидерство. Ситуация настолько патовая, что петербургские психотерапевты на медицинском форуме, посвященном этой проблеме, решили написать письмо с просьбой о помощи… Владимиру Путину.

Почему наша страна стабильно занимает первые строчки тревожного рейтинга? Как выглядит портрет потенциального самоубийцы в России? Как удержать человека от «последнего шага»? Ответы на эти вопросы «Росбалт» искал вместе с социологами и психотерапевтами.

Не сухие цифры

Как сообщает Всемирная организация здравоохранения, по числу самоубийств на душу населения Россия превышает среднемировые показатели в 2,5 раза — это 26,5 случая на 100 тысяч человек. Выше показатели только у двух стран — Лесото и Гайана. Что касается сильного пола, мужчины в нашей стране убивают себя в 6,5 раз чаще, чем женщины.

В абсолютных цифрах все выглядит еще более устрашающе: в 2016 году в России покончили с собой 44 673 человека. В 2017 году самовольно ушли из жизни 20 278 человек: из них 16 830 мужчин и 3 448 женщин.

Хорошая новость: несмотря на высокие показатели смертность от суицидов в России постепенно идет на спад, о чем свидетельствует ежегодная статистика, опубликованная изданием Демоскоп Weekly.

За все время целенаправленных наблюдений, которые ведутся примерно с конца XIX века, наша страна — стабильно в числе первых по самоубийствам. Начиная с 1956 года количество суицидов в России неуклонно росло до 1986-го, когда зафиксировали локальный минимум. Некоторые эксперты связывают его с «сухим законом» Михаила Горбачева.

Социолог НИУ ВШЭ Даниил Александров не согласен с такими безапелляционными трактовками статистики:

«Логику здесь, конечно, можно найти, но все это ограничено нашим остроумием. Спад суицидов в 80-х можно объяснить и тем, что люди ожидали позитивных изменений в жизни. А скачок самоубийств в 90-е годы, который, кстати, наблюдался во всех постсоветских странах, предположим, обусловлен разочарованием от распада СССР».

Так или иначе, Россия всегда находилась в первой десятке самых «суицидальных стран». Ситуация начала меняться в нулевые, примерно с 2001 года количество самоубийств у нас начало снижаться. По словам Даниила Александрова, спад можно объяснить ростом цен на нефть и общим улучшением уровня жизни. Сегодня же страна пребывает в стагнации, но в целом люди не доведены до отчаяния. Ощущение потерянного будущего есть, но не настолько, чтоб не хотелось жить.

Кто говорит?

«Проработав пять лет на телефоне экстренной психологической помощи, могу сказать, что среди обратившихся — 70% мужчин, — говорит кандидат психологических наук Елена Шматова. — Звонят наркоманы, заразившиеся ВИЧ и не знающие, что делать с болезнью и зависимостью. Бывшие спортсмены, пережившие травму. Люди, у которых обнаружили рак. Кто-то набрал микрокредитов и столкнулся с презрением семьи».

По словам Елены Шматовой, лидер среди причин суицидов — смерть близкого. В семьях, где один из членов семьи покончил с собой, в течение следующих лет сохраняется высокий риск самоубийств.

Суицидальная теория

Французский социолог Эмиль Дюркгейм в своей работе «Самоубийство» в 1897 году выделил три типа суицида, которые происходят под влиянием социальных норм на индивида: эгоистические, альтруистические и аномические (возникающие в условиях ослабления представления о нормах).

«Эгоистическое самоубийство происходит тогда, когда ослабевают социальные связи, и индивид остается наедине с самим собой, утрачивая смысл жизни, — объясняет доцент кафедры прикладной и отраслевой социологии СПбГУ Виктория Дудина. — Альтруистическое самоубийство, напротив, вызывается полным поглощением обществом индивида, отдающего ради него свою жизнь — это история с мученичеством и самопожертвованием. А вот аномическое самоубийство происходит в обществе, где социальные нормы ослабели или почти отсутствуют — такое часто бывает во время социальных, экономических и политических потрясений».

Так, суицидальное поведение провоцируют экономический спад, смена общественных ценностей и стереотипов, материальное расслоение населения, социальная незащищенность и снижение уровня жизни. Есть данные о том, что рост безработицы на 1% приводит к увеличению числа самоубийств на 4%.

Психоаналитик Ирина Дрындина отмечает, что в странах со стабильной экономикой и высокими социальными гарантиями причиной самоубийств часто становится потеря смысла жизни: не к чему стремиться, все есть. В России же причины суицида как раз в финансовой нестабильности и ощущении бессилия что-то изменить.

«Если вспомнить пирамиду потребностей Маслоу, в нашей стране уходом из жизни человек пытается решить неудовлетворенные базовые потребности: в еде, работе, безопасности. А в „сытых“ странах к суициду подталкивает нерешенная проблема самоактуализации или социального признания», — говорит Дрындина.

Кто в группе риска?

Клинический психолог Маргарита Изотова уверена, что в России в «группу риска» попадают люди с депрессией и расстройствами личности, больные алкоголизмом и наркоманией. Также «под присмотром» должны быть люди, перенесшие травму или жестокое обращение и уязвимые группы, которые подвергались дискриминации. И, как уже упоминалось — мужчины среднего возраста.

«Типичный самоубийца в России — это здоровый мужчина средних лет с проблемами на работе и в семье, которые усугубляются тем, что он пьет, — уверен Даниил Александров. — Часто он одинок, потому что разорвал отношения с близкими. Мысли у него такие: сам сломал семью, перспектив на работе нет, ничего хорошего в будущем не ждет — возраст такой, что уже поздно что-то менять. В результате депрессия приводит к самоубийству».

Александров утверждает, что женщины меньше склонны к суициду, так как эмоционально они более адаптивны. Им легче удается выражать свои чувства в отношениях с близкими и подругами, они лучше сохраняют контакты с людьми и получают больше удовольствия от общения.

«Мужчинам в этом вопросе сложнее: они более замкнутые, и для них рассказать о своих проблемах — это значит проявить слабость, — отмечает психолог Елена Краснова. — Ведь у нас уже с раннего детства в мальчиках стараются воспитать мужчин, вкладывая разрушительные в будущем установки: „Мужчина никогда не плачет“, „Мужчина должен быть сильным в любой ситуации“, „Мужчина сам справляется с трудностями“. Однако и „настоящему мужчине“ порой нужно выговориться, попросить о поддержке. И, конечно, мужчины более радикальны в выборе способа уйти из жизни, который порой не оставляет шанса».

Женщины больше подвержены депрессии и в целом совершают больше попыток покончить с собой, но подавляющая часть из них — неудачные. Об уходе из жизни чаще задумываются россиянки, уже достигшие почтенного возраста и столкнувшиеся с неизлечимой болезнью. Основной аргумент при этом: не хочу никому быть обузой.

В группу риска попадают и подростки, ведь переходный возраст — один из самых кризисных этапов в жизни любого человека. В качестве отягчающих обстоятельств могут выступать равнодушие родителей к проблемам ребенка, компьютерные игры, соцсети, наркотики, алкоголь, несчастная любовь и травля в школе.

Как спасти?

Решать проблему суицидов в России нужно «снаружи» и «изнутри». Если говорить о государственном уровне — это, безусловно, история про повышение доступа к бесплатным медицинским услугам. Также огромную роль могли бы сыграть широкие информационные кампании о симптомах депрессии, предсуицидальном состоянии, нацеленные на то, чтобы человек, попавший в трудную ситуацию, не стеснялся обратиться к врачу. А еще многие россияне даже не подозревают о существовании служб доверия — хотя человек на грани суицида должен как можно скорее оказаться у специалиста.

«Единственная мера по борьбе с самоубийствами, которую признают во всем мире — это службы психологической поддержки, — полагает Даниил Александров. — И лучше всего работают трехзначные телефоны — в России таких нет».

Стоит задуматься и об увеличении психотерапевтических центров во всех регионах страны. Так, по словам президента Медицинской психотерапевтической ассоциации Владимира Курпатова, в Петербурге из положенных по нормативам десяти психотерапевтических центров работает только один, а вместо двадцати психотерапевтических отделений в стационарах нет ни одного. Платная помощь, наоборот, развивается, но вряд ли она по карману каждому.

Помочь отчаявшемуся человеку может и каждый из нас — если вовремя заметит опасные «звоночки» в поведении друга, знакомого или родственника.

«Очень важно не оставлять его одного, — уверена Маргарита Изотова. — Для человека, который чувствует себя бесполезным и нелюбимым, забота и участие могут стать настоящим якорем. Морализирование в этом случае неуместно: фраза „подумай, другим еще хуже“ блокирует диалог и вызывает у человека еще большую подавленность. К банальным „все наладится“, „брось думать об этом“ прибегать тоже не стоит».

По словам психолога, следует помнить, что человеку трудно сосредоточиться на чем-то, кроме своей безысходности. Он хочет избавиться от боли, но не может найти исцеляющего выхода — нельзя осуждать, давать советы, спорить.

И порой именно такая первичная профилактика может спасти. Достаточно быть рядом, с вниманием относиться к своим близким и уметь слушать.

Источник

 
Статья прочитана 12 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru