Сегодня: г.

Александр Зеличенко: необходимо, но не достаточно

Нужно ли  разоблачать всяких чаек, сердюковых, васильевых, песковых и иже с ними – имя им  легион?

Обязательно нужно. Народ должен быть в курсе дела. А то, у нас есть такие люди, кто считает, что у Путина в личном владении кроме прицепа ничего нет. И что Песков определяет время по CASIO. (Отличная, между прочим, штука: противоударные, влагонепроницаемые, точность хода – секунда в год. Еще подсветка есть, будильник, секундомер… В общем, всё, что нужно пресс-секретарю. И недорого – двадцать долларов. А батарейки хватает, минимум, на пять лет. В общем, рекомендую: сам ношу двадцать лет, и очень доволен. Хотя это уже – реклама.)

Так вот, есть у  нас такие люди. В детских садах. В начальных классах школы. Кто-то, наверное, и  в старших классах. Где еще? Это вопрос к социологам. Кто еще у нас верит в то, что начальство не ворует? Не хочу быть голословным – не изучал. Но, конечно, кто-то верит. И их необходимо просвещать.

Правда, я не вполне уверен, что доклады фонда по борьбе с коррупцией попадают в детские сады. Я даже почему-то сомневаюсь, что их используют в качестве учебного пособия на уроках светской этики. Тем более – на уроках основы православной культуры. Они там, похоже на уроках православной культуры, вообще на заповедях «не убий» и «не укради» не слишком сосредотачиваются – уж больно сами заповеди экстремистские. Впрочем, как и «не прелюбодействуй». Да, и  «не произноси ложного свидетельства на ближнего» объясняют там, похоже, в том смысле, что произносить такое свидетельство нужно только на  дальнего. Другое дело «Око за око»! Или «Не пожелай дома ближнего твоего (Ново-Огарево), ни осла его, ни вола его (уж не буду называть фамилий), ничего, что у ближнего твоего». Вот это очень правильная заповедь!

Но вернемся к нашим баранам. В общем, это даже не так и важно, много ли людей хватаются за голову: «Ё-моё! А Чайка-то, Чайка! Че делает!!! А я то и не подозревал! А я-то, дурак, думал – на зарплату! Ой спасибо, родимцы, глаза открыли!! Буду теперь знать, за кого голосовать!». Пусть даже таких не очень много – всё равно лишнее напоминание в таком деле лишним не бывает. И работа эта, конечно, полезная… Во всяком случае – не вредная… Ну, или – почти не вредная… А  впрочем – как посмотреть… Может быть, и вредная…

Представьте больного с двухсторонним воспалением легких. А еще у него палец нарывает. Ну, занозил чем-то. И вот мы, вместо того, чтобы накачивать, как положено, нашего больного антибиотиками, начинаем рассматривать его палец, смазывать его зеленкой, перебинтовывать всячески, звонить хирургу, чтобы вскрыл нарыв, ну, и  так далее.

Что у нас получится? Правильно. У нас получится труп с хорошо залеченным пальцем. А кем мы сами окажемся с такой своей заботой? Правильно. С одной стороны – дураками, а с другой – убийцами. Потому что, отвлекаясь от главного, циклились на  второстепенном. Нет, мы были хорошими ребятами. Небезразличными, добрыми, заботливыми… Только – очень глупыми. Преступно глупыми. Хотя и делали то, что необходимо. Просто необходимое наше не было достаточным.

Борьба с  коррупцией – звонкая медийная тема. Куда более звонкая, чем борьба с тем, частным случаем чего является коррупция – с воровством. С воровством у нас бороться не  хочет никто. Уж больно это опасное занятие. К выводам очень мировоззрение-потрясающим может привести. А там и думать начать придется. И бог знает еще – до чего додумаешься. В общем, не надо нам этого. Сказали «Воруют!», и хорошо. Значит, это у нас архетип такой, скрепа. И не надо больше об этом. То ли дело – борьба с коррупцией! Красота! Это тебе и цивилизованно, и безопасно – это же не мы, это они. В общем, позвякивание такого бубенчика очень приятно нашему слуху.

Только беда, что звон этот отвлекает нас, не позволяет думать о главном. И даже о самой коррупции не позволяет думать серьезно. В чем ее опасность для общества вообще? И в чем ее опасность для конкретно нашего общества? Что она меняет к худшему в  нашей экономике? И что она меняет к худшему в нашей нравственности?

Если бы мы задумались бы, то быстро поняли, что ни там, ни там ничего она к худшему СУЩЕСТВЕННО не меняет. В нашей нравственной деградации коррупция – явление далеко не  первого порядка. Тотальная ложь, культ насилия, культ материального, неограниченность желаний, пошлость, безвкусица, эгоизм… Можно продолжать и  продолжать – и пока еще доберешься до коррупции! А в экономике – незащищенность предпринимателя, беспредел государства, дикие диспропорции в распределении общественного продукта… И здесь до коррупции поди еще доберись…

Говорить о том, чем плоха существующая система (и лично), необходимо. Только при этом нужно говорить не о второстепенном. Но даже не это главное. Главное – что разговоры о  плохо имеют смысл только тогда, когда выводят на разговоры, как должно быть хорошо.

А этой темы – про хорошо – мы просто боимся. Боимся как бы нам не додуматься до чего-то нового, не такого, о чем с завидным однообразием не устают повторять глашатаи протеста: «Царь – дур-рак! Царь – дур-рак! Дол-лой самодержавие!!».

Повторять это, конечно, тоже необходимо. Но не достаточно.  

Александр Зеличенко

Источник: echo.msk.ru

 
Статья прочитана 18 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru