Сегодня: г.

Азербайджанский авиатранзит для Сирии

На исходе прошлой недели Министерство национальной безопасности (МНБ) Азербайджана сообщило о задержании шести граждан республики, воевавших в Сирии и Ираке на стороне «Исламского государства». По данным МНБ, задержанные в период 2012-2015 годов принимали участие в  деятельности различных не предусмотренных законодательством Азербайджана вооруженных формирований, в том числе террористических организаций: ИГ, » Джабхатул Нусра»,  «Джумдул-Хилафе» и других, действующих на территориях Сирии и Ирака. В сообщении также сказано о продолжении оперативно-следственных мероприятий по расследованию всех уголовных дел и выявлению других участников незаконных вооруженных формирований.

Приведенную выше информацию можно считать не самым значительным фактом, за которым стоит вынужденная причастность Азербайджана к событиям, происходящим в соседнем с ним регионе Ближнего Востока. Азербайджан, надо думать, стоит перед гораздо более серьезными угрозами, чем участие его уроженцев в террористических организациях, поскольку  республика находится в зоне геополитических интересов «Исламского государства». Вопросы – как защититься, с кем вместе это делать, вступать ли в военные действия — находятся сейчас в центре внимания экспертов, в том числе, азербайджанских.

Комментируя риски, исходящие для Азербайджана от ИГ и ситуации в Сирии в целом, заведующий кафедрой криминалистики и судебной экспертизы Бакинского Государственного университета Кямиль Салимов пояснил интернет-порталу Sputnik (Баку): «Ситуация усугубляется еще и тем обстоятельством, что в Азербайджане большая часть населения – шииты, а ИГ – это тоталитарная секта вахабитского толка, которая применяет террористическое насилие в отношении всех других религий и направлений, в том числе шиитов».

Что же касается возможности участия Азербайджана в военных действиях против «Исламского государства» в Сирии, Салимов сказал, что оно может быть ограничено предоставлением территории для транспортировки оборудования и оказания помощи. Он также напомнил, что по Женевской конвенции 1949 года предоставление территории для одной из конфликтующих сторон говорит о вовлечении страны в конфликт.

Тем временем российские и иностранные СМИ сообщают, что  несколько Су-30 в сопровождении военно-транспортного самолета Ил-76 по пути в Сирию пересекли воздушное пространство Азербайджана, Ирана и Ирака. И еще более пяти Су-34 добирались до Сирии через Каспий, минуя Азербайджан. В таком случае, можно говорить о вовлеченности или невовлеченности Азербайджана в военный конфликт? От этого тоже зависит «шкала» угроз для него.

Салимов, к примеру, считает, что «террористы не смогут производить открытые военные действия против Азербайджана, но попытки  совершения терактов на территории страны не исключены. «В связи с этим азербайджанское государство должно предпринять превентивные меры», — подчеркнул он.

Уверенность в том, что Азербайджан в силу совей «взвешенной позиции» по сирийскому кризису не позволит втянуть себя в опасные процессы, озвучил в беседе с Trend руководитель экспертного совета «Baku Network», доктор философии Эльхан Алескеров. По его словам, в данный момент у Азербайджана нет ни политической, ни экономической, ни военной мотивации для активного участия в какой-либо антитеррористической коалиции в Сирии.

Собеседник агентства напомнил, что Азербайджан является активным участником антитеррористической коалиции в Афганистане. По его словам, учитывая динамику развития терроризма в Сирии и его масштабы, участие Азербайджана в какой-либо форме в антитеррористической наступательной операции против «Исламского государства» маловероятно.

Но, так или иначе, Азербайджан все же втянут в сирийские дела, и, судя по всему, на данном этапе он выступает на стороне России и Ирана, а не США и Турции. То есть, из двух антитеррористических коалиций Азербайджан, скорее, тяготеет к той, где фигурирует Москва. Таким образом, республика оказалась в довольно сложной ситуации, поскольку ее связывают стратегические отношения с Турцией. Но с Россией Азербайджан имеет общую границу, и если она не будет плотно прикрыта российскими военными от боевиков ИГ, они непременно и очень скоро окажутся на Южном Кавказе, в частности, в его «перспективной» мусульманской части – Азербайджане.

Как считает Салимов, военная кампания России в Сирии отвечает национальным интересам Азербайджана. «Россия, вступив в открытое противостояние с террористами ИГИЛ, стремится обезопасить Северный Кавказ, а это — наши северные рубежи. Так что участие российских войск в ликвидации ИГИЛ отвечает нашим национальным интересам», — сказал он агентству «Интерфакс-Азербайджан». Салимов также подчеркнул, что вооруженные террористические группировки, которые за последние годы были обезврежены Азербайджаном, в основном действовали именно на приграничной с Дагестаном территории.

Из всего вышесказанного, среди прочего, следует, что больше всего Азербайджан устроило бы, если бы Турция вошла в антитеррористическую коалицию с Россией, а последняя бы вела свои операции с территории, расположенной подальше от Каспия. Но сегодня мы имеем то, что имеем – отсутствие общего видения сирийской проблематики между двумя антитеррористическими коалициями: назовем их условно «западной» с участием Турции и «российской» с участием Ирана.
Азербайджану предпочтительно делать ставку на турецко-российский, а не на турецко-американский альянс, считает член Общественной палаты РФ, политолог Валерий Коровин. «Успех российской операции в Сирии в целом стабилизирует регион так называемых «евразийских балкан», что, в итоге, положительно скажется на состоянии безопасности Южного Кавказа», — цитирует политолога бакинский Sputnik. 

По его словам, сам процесс освобождения Сирии и прилегающих государств от террористов ИГИЛ может сопровождаться издержками, разовыми террористическими атаками, возможно, терактами и попытками дестабилизировать южные рубежи России.

«Вероятнее всего, — продолжил  он, — это проявится в районе таджикско-афганской границы, где у США под ружьем крупная террористическая сеть, направляемая всякий раз туда, где нужно расшатать ситуацию. В этом раскладе Азербайджан на сегодня находится несколько в стороне от активных процессов противостояния в арабском мире. Но если вдруг ситуация изменится и начнет развиваться в пользу ИГИЛ и их американских кураторов — это неизбежно приведёт к распространению террористической активности дальше, … в сторону Средней Азии и российского Кавказа. В этот момент ситуация резко дестабилизируется на всем пространстве от Кавказа до Средней Азии, и тогда Азербайджан могут накрыть круги расползающейся террористической активности».

Говоря об отношениях России и Турции, Коровин подчеркнул, что Турция как член НАТО связана обязательствами перед США, чем она давно тяготится. Поэтому Анкара вынуждена, с одной стороны, делать заявления в угоду Вашингтону, с другой — подавать знаки России, что не настроена всерьез портить отношения со своим северным соседом.

«Турция, напротив, рассчитывает на развитие стратегического сотрудничества с РФ, что отвечает интересам Анкары. В этой связи Азербайджану наиболее выгодно сделать основную ставку не на турецко-американский альянс, а на турецко-российский, что отвечает долгосрочным интересам стабильности и безопасности всего региона. Ибо задача США в обратном — вывести регион из состояния равновесия, чтобы осуществить геополитическую пересдачу в свою пользу, не считаясь с интересами государств и судьбами народов»,-  резюмировал Коровин.

Вопрос, однако, упирается в отсутствие турецко-российского альянса, а разногласия между сторонами еще больше осложняются тем, что на стороне российско-ирано-сирийской коалиции воюют курды, которых официальная Анкара считает врагами Турции и подозревает в альянсе с ИГ.

Говоря о том, на чем может быть основана выигрышность тяготения Азербайджана к России, следует отметить, что Баку, как, впрочем, и Анкара до активных действий в Сирии, постепенно отдалялись от Запада. Старт соответствующему процессу дали политические противоречия Анкары и Баку с США и ЕС, которые практически открыто угрожали действующим политическим режимам в Азербайджане и Турции. Говоря прямо – заменой Алиева и Эрдогана на более «демократичные» и управляемые Западом персоны. Азербайджан реагировал на это довольно резко; еще более громкие заявления делал Эрдоган. В Баку дело даже дошло до закрытия некоторых «неблагонадежных» западных фондов и организаций и фактически изгнания офиса ОБСЕ.

Но противодействие Западу вызвало еще большее давление на Азербайджан, в результате чего Баку обратил свои взоры на Москву, не угрожающую, и, более того, содействующую сохранению режима Алиева. Возможно, потепление с Москвой приведет и к возвращению российской радиолокационной станции в Азербайджан: во всяком случае, об этом активно поговаривают в экспертном сообществе. А также к урегулированию армяно-азербайджанского конфликта в пользу Баку.

Примечательно, что на фоне российско-азербайджанского сближения наблюдается интенсификация отношений между Баку и Тегераном, что беспокоит и Турцию, и Запад: перспектива создание «оси» Москва-Баку-Тегеран на устах едва ли не у всех наблюдателей. Понятно, что «нагрузка» этой «оси» будет не только экономической – речь идет о сотрудничестве в области безопасности. По факту, имея в виду полеты российских самолетов в Сирию через Азербайджан, такое сотрудничество уже началось и означает оно шаг и в сторону Ирана.

Словом, Алиев сумел очень точно и жестко расставить внешнеполитические акценты, показав себя прагматиком не на словах, а на деле. Так, он не отказывает НАТО в помощи, связанной с Афганистаном, и обнадеживает «клюющий» его Евросоюз в контексте поставок азербайджанского газа в Европу. Об отношениях с Москвой, Анкарой и Тегераном было сказано выше. Но в сфере безопасности Азербайджан, похоже, сделал ставку на Россию и Иран.

Однако условный альянс с двумя последними тоже небезопасен для Баку: достаточно сказать, что Россия для полетов в Сирию использовала акваторию Каспия и небо над Азербайджаном, так что тревоги последнего понятны. Собственно, определенные тревоги по этому поводу могут быть и у других прикаспийских государств.

Но почему Россия выбрала Каспийское море для нанесения ударов по «Исламскому государству»? ведь многие наблюдатели указывают на его отдаленность от Сирии и считают Средиземное море, где находятся военные корабли России, более удачным «плацдармом» с военной точки зрения.

По пояснению руководителя мозгового центра THINK TANK 3rd View Рауфа Раджабова, все же Каспийское направление видится для России самым оптимальным. Во-первых, на пути следования ракет находятся Иран и Ирак, входящие в одну коалицию с Россией, и, соответственно, не противящиеся полетам.  Во-вторых, сказал аналитик, «Россия этим показала всему миру свою военную мощь. Это было бы не так эффектно с близкой дистанции». И третье: «Наглядное тестирование четырех военных судов Каспийской флотилии, которые справились с поставленной задачей на пятерку».

Надо думать, основной мотивацией выбора Россией Каспийского моря стала все же демонстрация того, что она «застолбила» этот регион за собой, и может распоряжаться в нем так, как пожелает. Примечательно, что прикаспийские страны (Иран не в счет — он является членом «российской» коалиции), этому не воспротивились. И это понятно: миграция ИГ на Каспий гораздо страшнее для государств бассейна, чем доминирование России в этом регионе. Она, по крайней мере, защитит их от масштабного терроризма.

Но в любом случае Каспий находится под прицелом ИГ, и это обстоятельство способствует усилению позиций России не только в прикаспийском регионе, но в Центральной Азии и на Южном Кавказе в целом. Соответственно, на этих территориях ослабляются позиции Запада, к чему, собственно, Москва и стремится.

В общем, не было «счастья», да  «помогла» Сирия. Но цена «счастья» для России крайне высока, поскольку вероятность погрязнуть в сирийских делах для нее очень велика. По сути, Москва сейчас играет ведущую роль, как минимум, в двух кризисах – украинском и сирийском. Вопрос в том, посильна ли «нагрузка», и, говоря примитивно, выиграет ли Россия. То есть, на кон для нее сейчас поставлено очень многое: если она не выиграет и лавры стяжает Запад, Россия рискует потерять свое влияние не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах, на которые претендует, включая Каспий, Южный Кавказ и Центральную Азию.

Ирина Джорбенадзе

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 45 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru