Сегодня: г.

Что Россия может противопоставить Турции

Задача Москвы – невоенными средствами добиться, чтобы Анкара серьезно пожалела о принятом решении сбить Су-24.

Судя по заявлению Владимира Путина, назвавшего атаку Турции на российский самолет «ударом в спину от пособников террористов», Москва настроена на жесткую реакцию.

Ведь это не только первые боевые потери российских ВКС на войне против запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ, но и первый в новейшей истории российский самолет, преднамеренно сбитый страной-членом НАТО.

О военной операции против Турции, разумеется, речи не идет. Хотя в ст.5 Североатлантического договора и говорится о том, что «вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом»¸ а большая часть Турции расположена в Азии, в статье 6 уточняется, что это правило распространяется на всю подконтрольную Анкаре территорию.

Вряд ли в Москве кто-то считает, что даже этот подлый удар по нашим летчикам является достаточным поводом для начала Третьей мировой войны.

Таким образом, есть смысл подсчитать, что может Россия противопоставить Турции в экономическом и политическом плане.

Туристическая «блокада»

Первое, что приходит в голову, – это, разумеется, туризм. Похоже, что отельеры на берегах российских Крыма и Кавказа могут готовиться подсчитывать суперприбыли. Граждане России в 2014 году оставили в Турции около 3,3 млрд долларов, в этом году турпоток немного снизился, но все равно остался высоким – более 10% от общего числа туристов.

Таким образом, если Россия в следующем году запретит своим туристам отдыхать на турецких курортах, Анкара недополучит 3 миллиарда долларов. Туроператор «Натали Турс», как сообщается, уже прекратил продажу путевок в Турцию. 

Потери «Газпрома» против турецкого коллапса

Второе, что приходит в голову, – это газ. Тут, правда, не все однозначно: убытки Турции неизбежно отразятся и на России.

Напомним, что после триумфального заключения договора с «Газпромом» о повороте «Южного потока» в Турцию (что было, как теперь понятно, лишь предвыборным пиаром Эрдогана) началась торговля и вымогательство. Турки ощутили себя на коне и начали требовать максимальных преференций и скидок по уже заключенным контрактам.

В результате проект был сперва урезан вполовину, а потом приостановлен. Если Россия вообще откажется от «Турецкого потока», то «Газпром» потеряет только деньги, потраченные на планирование. Турция же лишится сотен миллионов долларов транзитных средств.

В случае же крайней меры – полной остановки поставок российского газа, составляющего 57% от получаемого Турцией этого вида топлива, – безусловно, финансовые потери «Газпрома» будут огромны. Но экономику Турции ждет весьма вероятный коллапс. Готова ли Москва к такому решению?   

Меры, бьющие рикошетом

Еще один серьезный аспект российско-турецкого сотрудничества – это сфера строительства. Турецкие строительные компании за последние 25 лет заработали в России более 50 миллиардов долларов. Если РФ введет запрет на работу турецких строителей на нашем рынке, потери также будут исчисляться миллиардами долларов.

Также может быть закрыт проект «Росатома» по строительству АЭС «Аккую», что нанесет экономический ущерб и Москве, и Анкаре.

Общий товарооборот между нашими странами в прошлом году составил 32 (по другим данным – 35) млрд долларов, причем Россия поставляет в Турцию значительно больше, чем получает (стоимость российского экспорта в Турцию – 25 млрд долларов, это больше, чем турецкий импорт из Китая и Германии).

Таким образом, любые экономические меры воздействия на Турцию, за исключением запрета туризма, рикошетом бьют по российской экономике. Да и ограничения на туризм, скорее всего, не сэкономят те самые три с лишним миллиарда, которые граждане России тратят в Турции, а просто переадресуют большую их часть на курорты других стран – Таиланда, Кипра, Израиля, Индии и т.п.

Вопрос лишь в том, на какие экономические жертвы готовы пойти в Москве ради того, чтобы заслуженно наказать Анкару.

Поддержка курдов

Что касается мер политического воздействия – это, безусловно, всемерная поддержка курдов. Единственный момент: для этого курдские организации должны абсолютно отказаться от терроризма как средства борьбы.

Никто в мире не обращает внимания на заявления киевских политиков, называющих «террористами» повстанцев Донбасса, то же самое должно произойти и с обвинениями Анкары в адрес курдов. Никаких атак на мирное население быть не должно ни в коем случае.

Кстати, США и европейские страны уже не обращают ни малейшего внимания на заявления Турции по поводу сирийских и иракских курдов, так что в одиночестве в данном случае Россия не окажется.

Политические меры противодействия

Идея об открытии на Кипре российской военной базы пока что относится к разряду фантастики – против этого выступят и Евросоюз, членом которого является эта страна, и Британия, чьи военные базы занимают 2% территории острова.

Также Россия может потребовать от Абхазии прекратить все отношения с Турцией, но вряд ли – даже если Сухум пойдет на это – реальный ущерб для Анкары будет заметным. Сделать что-то для сокращения турецкой активности в Казахстане и других среднеазиатских республиках, а также в Азербайджане и Грузии Москва вряд ли способна.

Из политических мер противодействия России, на которые может пойти Турция, разумеется, главной является закрытие проливов. Не зря европейские страны на протяжении столетий помогали сперва Константинополю, а затем Анкаре сохранять суверенитет над Босфором и Дарданеллами.

Да, согласно конвенции Монтрё Турция обязана пропускать через проливы и торговые, и военные корабли в мирное время – именно поэтому Россия без проблем перебросила в Сирию военную технику и солдат из Крыма. Но в случае обострения ситуации проливы могут оказаться закрытыми, что вызовет сложности в снабжении российского контингента в Сирии.

Турция осознает свою силу и как государства, контролирующего проливы, и как члена НАТО, и как одного из крупнейших торговых партнеров России. Также Анкара перед тем, как отдать приказ об атаке на российский самолет, явно просчитала все риски, связанные с неизбежным обострением ситуации – и признала их приемлемыми для себя.

Теперь главная задача российских властей – невоенными средствами сделать так, чтобы в Турции серьезно пожалели о принятом решении ударить в спину России.

Таким образом, любые экономические меры воздействия на Турцию, за исключением запрета туризма, рикошетом бьют по российской экономике. Да и ограничения на туризм, скорее всего, не сэкономят те самые три с лишним миллиарда, которые граждане России тратят в Турции, а просто переадресуют большую их часть на курорты других стран – Таиланда, Кипра, Израиля, Индии и т.п.

Вопрос лишь в том, на какие экономические жертвы готовы пойти в Москве ради того, чтобы заслуженно наказать Анкару.

Поддержка курдов

Что касается мер политического воздействия – это, безусловно, всемерная поддержка курдов. Единственный момент: для этого курдские организации должны абсолютно отказаться от терроризма как средства борьбы.

Никто в мире не обращает внимания на заявления киевских политиков, называющих «террористами» повстанцев Донбасса, то же самое должно произойти и с обвинениями Анкары в адрес курдов. Никаких атак на мирное население быть не должно ни в коем случае.

Кстати, США и европейские страны уже не обращают ни малейшего внимания на заявления Турции по поводу сирийских и иракских курдов, так что в одиночестве в данном случае Россия не окажется.

Политические меры противодействия

Идея об открытии на Кипре российской военной базы пока что относится к разряду фантастики – против этого выступят и Евросоюз, членом которого является эта страна, и Британия, чьи военные базы занимают 2% территории острова.

Также Россия может потребовать от Абхазии прекратить все отношения с Турцией, но вряд ли – даже если Сухум пойдет на это – реальный ущерб для Анкары будет заметным. Сделать что-то для сокращения турецкой активности в Казахстане и других среднеазиатских республиках, а также в Азербайджане и Грузии Москва вряд ли способна.

Из политических мер противодействия России, на которые может пойти Турция, разумеется, главной является закрытие проливов. Не зря европейские страны на протяжении столетий помогали сперва Константинополю, а затем Анкаре сохранять суверенитет над Босфором и Дарданеллами.

Да, согласно конвенции Монтрё Турция обязана пропускать через проливы и торговые, и военные корабли в мирное время – именно поэтому Россия без проблем перебросила в Сирию военную технику и солдат из Крыма. Но в случае обострения ситуации проливы могут оказаться закрытыми, что вызовет сложности в снабжении российского контингента в Сирии.

Турция осознает свою силу и как государства, контролирующего проливы, и как члена НАТО, и как одного из крупнейших торговых партнеров России. Также Анкара перед тем, как отдать приказ об атаке на российский самолет, явно просчитала все риски, связанные с неизбежным обострением ситуации – и признала их приемлемыми для себя.

Теперь главная задача российских властей – невоенными средствами сделать так, чтобы в Турции серьезно пожалели о принятом решении ударить в спину России.

Антон Крылов

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru