Сегодня: г.

Итоги интервенции США в Афганистане

Уже несколько лет ни один из материалов СМИ, выступлений политиков и политологов, посвящённых ситуации в Афганистане, не обходится без выражений вроде «провал политики США», «американцы там застряли», «оказались на задворках борьбы с международным терроризмом», «не знают, как быть дальше» с непременным же выводом о том, что поэтому якобы «им без России не обойтись». Между тем, не так уж много времени прошло с того момента, как там появились американские войска, чтобы так произвольно рассуждать об их целях и «неудачах».

Официально США обрушились на это «гнездо» международного терроризма после терактов 11 сентября 2001 года: Президент Дж. Буш-младший потребовал от движения «Талибан» выдачи Усамы бен Ладена, как организатора этих атак. Получив отказ, в октябре США начали бомбардировку позиций талибов, а затем добились и решений ООН по введению в Афганистан Международных сил содействия безопасности, основу которых составили американские войска. Конечно, кроме физического устранения «террориста №1», была объявлена и задача уничтожения причин терроризма, ставшего уже международным, а именно – построения в Афганистане современного демократического общества. Каковы же причины и результаты этого длящегося уже 14 лет «содействия безопасности»?

Кратко: несмотря на значительные изменения во всех прилегающих странах за последние 35 лет, Афганистан сохраняет свой значение в современной стратегии США. Т.е. Афганистан для Соединенных Штатов по-прежнему важен и они его успешно контролируют, как элемент системы глобального господства.

Опишем эти изменения в целом, а не отдельными эпизодами, как это, к сожалению, чаще всего происходит, например, в случае с «Афганской войной» СССР в 1979-1989 гг. Кроме правильно указываемых, важных, но всё же второстепенных причин – таких, как стремление втянуть СССР его «собственную Вьетнамскую войну» и даже исламская революция в Иране в апреле 1979 г., представлявшая потенциальную угрозу для ситуации в республиках Средней Азии с большим мусульманским населением, основным фактором было значение Афганистана в «холодной войне», носившей тотальный и всеопределяющий характер. Несмотря на «разрядку» в международных отношениях, скрытое противостояние между двумя сверхдержавами продолжалось повсеместно. И поэтому потеря в результате антишахской революции такого «непотопляемого авианосца», как Иран, незамедлительно породила попытку её восполнения в виде Афганистана. Даже, если бы это не имело, как считают многие наблюдатели, большого военного значения, и решение о размещении 12 декабря 1979 г. американских ракет средней дальности «Першинг» было принято только в отношении ФРГ, но не Афганистана, в контексте практической политики того времени любое продвижение одного из двух противников автоматически встречало организованное сопротивление второго.

Во время помощи советского военного контингента официальным властям Афганистана, затем распада СССР и образования целого ряда новых государств в Средней Азии, шло бурное развитие Китая, наращивавшего своё влияние в регионе пропорционально уменьшению влияния российского. В том числе под вопросом оказался и наш стратегический курс в направлении «энергетической сверхдержавы». С 2009 г. в Китай газ поставляет Туркменистан (по трубопроводу в 1800 км через Узбекистан и Казахстан). Причём этот маршрут постоянно расширяется и в скором времени должен быть доведён до мощности в 65 млрд куб. газа в год (привет российским планам в отношении Китая!). Сам Китай уже ведет не только разведку газа, но и добычу нефти на территории северного Афганистана (!). Всё плотнее складываются «особые отношения» «Треугольника стабильности» (Афганистан, Китай и Пакистан), «Памирской группы» и т.п.

И вот на этом фоне буквально на днях, вопреки, между прочим, своим предвыборным обещаниям Президент Б.Обама официально объявил о том, что американские войска не будут выведены из Афганистана в этом году и останутся там на пока никак неограниченный срок. По его словам, после 2016 года США «сохранят 5500 военных на небольшом количестве баз» (в Баграме, Джелалабаде и Кандагаре), поскольку «Афганистан – отличная база, с которой идеально контролировать Россию и Китай», а «Афганские силы по-прежнему не столь сильны, как должны быть… Ситуация в Афганистане хрупкая, есть риск ухудшения. Эта миссия соответствует жизненно важным интересам нашей национальной безопасности».

В этой связи, например, спецпредставитель Президента России по Афганистану, Директор второго департамента Азии МИД РФ З. Кабулов высказал оценку, что «если сто тысяч не выполнили (задачи), то что говорить про пять–шесть тысяч» и что «Это может быть морально-политическая поддержка афганским властям, которые почему-то думают, что сохранение иностранного военного присутствия облегчит им жизнь и выживание». Но дело в том, что «облегчение жизни» афганцев и не является целью США. Их 100-тысячная группировка охраняла строительство своих новейших баз, успешно тратила запасы старого оружия, чтобы американские корпорации могли продать им новое, испытывала новейшие системы вооружений, отрабатывала взаимодействие войск, накапливала их боевой опыт и проч. Количество военных баз США в этой стране увеличилось с 3 (ещё тех, на которых базировались советские войска) до 12. Причём совсем недавно некоторые из них были модернизированы таким образом, что теперь обладают современными бункерами и огромными взлётно-посадочными полосами. Поскольку маловероятно, что местные боевики, в основном, прячущиеся по пещерам, могут, например, сбросить на такой бункер специальную бомбу, то очевидно готовятся американцы к противостоянию вовсе не с ними.

Геополитически Афганистан – это очередной непотопляемый авианосец, расположенный в подбрюшье России, берущий в «клещи» Иран (вместе с американскими базами в Персидском заливе) и Китай (вместе американскими с базами в Японии), позволяющий контролировать региональное сотрудничество. Кроме сети действующих и строящихся трубопроводов (а к ним надо добавить и масштабный внутрикитайский газопровод из западной части страны на побережье), речь идёт и об основных российских месторождениях, до которых именно из Афганистана наиболее короткий путь как для американских самолётов, так и ракет. Конечно, это, скорое всего, только потенциальная угроза (которую, тем не менее, надо иметь ввиду). А вот что касается соседних стран региона, то реальную угрозу для них всё больше представляют беспилотные технологии. В наших, да и мировых СМИ, редко, если вообще упоминаются взрывы на газопроводах на Ближнем Востоке. А они происходят практически постоянно, особенно на Синае, как одно из мощных средств борьбы тамошних исламистов с нынешними властями Египта, свергнувшими законно избранного Президента. Пока там чаще используется минирование или самодельные «катюши». Но крайне перспективным представляется применение для диверсий беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), которые, кстати, с2002 г. стало неотъемлемой частью стратегии войны США с террористами – в Йемене, Пакистане, Сомали, Афганистане и других. Поскольку эти операции военные, статистика по ним неполна и не точна. Но кроме разведывательных полётов, речь идёт уже о тысячах боевиков и, к сожалению, мирных жителей, погибших от американских беспилотников (например, по Пакистану приводятся данные – до 3 тыс. убитых, в т.ч. до 800 гражданских).

Можно предположить, что афганские террористы или их пособники, сумевшие в 2001 году чуть ли не по самоучителю освоить управление огромными «Боингами», смогут разобраться и в беспилотниках, которые теперь перешли в разряд чуть ли не бытовых развлечений и игрушек. А ведь и во всех среднеазиатских республиках также неспокойно – есть и свои террористы, и «цветные» революционеры, которые в рамках хотя бы и внутриполитической борьбы могли бы таким способом начать вредить властям. Причём это касается не только трубопроводов, но и любых технически сложных и опасных транспортных и промышленных, в т.ч. ядерных, объектах, которыми может начать интересоваться международный и локальный терроризм. Ну а уж будут это местные террористы или кто-то ещё – когда будет надо, подскажутамериканцы. Они, например, посчитали центром мирового терроризма Афганистан, куда и вошли, хотя почти все террористы, организовавшие по официальной версии теракты 11 сентября, имели паспорта Саудовской Аравии.

Кстати, сами США лоббируют м свой трубопровод – ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) протяженностью 1700 км и мощностью 33 млрд. куб. (и вновь привет российским планам!). И дело не только в борьбе за подряд на его строительство, которое оценивается в, примерно, 8 млрд. долл., но и в создании альтернативы недавно запущенному трубопроводу Иран-Пакистан. Заметим, что американские военные базы расположены практически вдоль маршрута именно этого трубопровода. А помимо военных в Афганистане находятся тысячи сотрудников частных военных компаний. И это не единственный экономический аспект в их афганской эпопее. Пентагон (что характерно) и Геологическая служба США выступили с сообщениями о наличии в Афганистане значительных запасов нетронутых полезных ископаемых, прежде всего металлов, но также нефти и газа. Наши эксперты, в частности, руководитель Центра военного прогнозирования полковник запаса А. Цыганок напоминают, что «если советские войска днем могли контролировать 15% территории Афганистана, а ночью – 10%, то у американцев еще меньше: днем они контролируют 8%, а ночью – 5%». Всё это так. Но надо помнить, что не только Афганистан, но и все страны Ближнего и Среднего Востока, а также Россия, Канада, Австралия и проч. – это в основном  пустынные территории (песчаные, так снежные) с очень концентрированно проживающим населением. Скорее всего, разрабатывать в Афганистане железо или медь для американцев пока не очень перспективно. А вот золото, углеводороды или редкоземельные металлы вполне можно компактно и добывать, и транспортировать. Ну а на остальной территории, как и в арабских странах, и в Африке (и в Европе?), задача – не поддерживать демократию, а устанавливать тотальный хаос – вот современная американская стратегия для большинства пространств планеты. Потому что появление и развитие сильных государств, тем более обладающих ядерным оружием, неминуемо делает их конкурентами США.

Наконец, необходимо упомянуть и такое геополитическое значение Афганистана, как борьба с Россией посредством распространения наркотиков. По данным нашей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) с 2001 года объём производимых в Афганистане опиатов вырос более, чем в 40 раз. Сегодня от героина афганского производства в России ежегодно гибнет вдвое больше людей, чем погибло советских солдат за всю десятилетнюю войну в Афганистане (из 8 млн. российских наркоманов 1,5 млн. употребляют афганский героин). Кроме России часть этих наркотиков транзитом попадает в Европу. Поэтому считать огромный рост их производства проблемой для США или провалом их антинаркотической политики в Афганистане не только глупо, но и просто невежественно. Зато исторический урок исчезновения СССР показывает, что при всей важности военного паритета, он является необходимым, но недостаточным условием для не только победы, но и продолжения борьбы, самого существования. Ведь ни одна вражеская бомба или ракета не упала на советскую территорию на рубеже 80-90-х гг., а страны не стало…

Источник: za-nauku.ru

 
Статья прочитана 62 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru