Сегодня: г.

Как Черчиль рисовал карту ближневосточного раздора

Эксперты о  Ближнем Востоке, «арабской весне», терроризме и войне иностранных интересов.

ДАИШ – это  реальная сила или хороший повод, который можно было бы ликвидировать за три дня, но он нужен «большим государствам», чтобы вмешаться в дела Ближнего Востока и вновь устроить его по своему колонизаторскому усмотрению?

Является ли многое из того, что творится на Ближнем Востоке негативным последствием соглашения Сайкса-Пико, по которому после Первой мировой войны разрушили и раздробили Османскую державу? В состав этого государства помимо Турции тогда входили почти все нынешние горячие точки региона – Сирия, Палестина, Ирак, Йемен и другие.

Малообъяснимая загогулина

Эти и иные вопросы затронули известные эксперты по Ближнему Востоку в своей дискуссии на круглом столе по теме «Ближний Восток: от «арабской весны» – к терроризму и войне иностранных интересов», приуроченном к исполняющемуся 18 декабря пятилетию с начала процесса преобразований, именуемых «арабской весной».

Секретное соглашение между Великобританией и Францией о разделе азиатских владений Османского халифата, заключенное в мае 1916 года в Лондоне французским послом Камбоном и английским министром иностранных дел Греем в форме обмена нотами, было названо по имени дипломатов, подготовивших проект соглашения — англичанина Марка Сайкса и француза Жоржа Пико.

До сих пор отношение к этому разделу среди населения Ближнего Востока весьма серьезное. Недаром пропагандисты запрещенной в России террористической организации ДАИШ как-то заявили, что намерены разрушить существующие границы, установленные колонизаторами на Ближнем Востоке в результате соглашения Сайкс-Пико. Впрочем, позиции о необходимости изменения «неизменности» колониальных границ придерживаются отнюдь не только террористы.

 «Есть даже такая легенда. Если посмотрите на границы Иордании, там есть такая малообъяснимая загогулина на северо-востоке. Говорят, якобы когда Уинстон Черчилль, занимавший пост министра по делам содружества, рисовал карту Иордании, его случайно секретарь толкнул под локоть.

Я думаю, что это, конечно, легенда – но тем не менее демонстрирующая то, как на самом деле происходило формирование политической карты Ближнего Востока. Потому что границы эти рисовались без учета племенных отношений, этноконфессионального разнообразия Ближнего Востока, – рассказал КАВПОЛИТу старший преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин. – Тогдашний президент США Вудро Вильсон когда приехал в Европу, то увидел, как английский премьер Ллойд Джордж с французским своим коллегой Клемансо кричали друг на друга, пытаясь ухватить себе что-нибудь от Османского государства.

Вильсон, несмотря на то что он был президентом Соединенных штатов на то время, был достаточно наивным в европейской политике и спросил: а почему бы нам не узнать у жителей Ближнего Востока – а чего они сами хотят. Его, конечно, тогда никто не послушал. Поэтому не зря говорят, что Сайкс-Пико – одна из причин большого раздора на Ближнем Востоке».

Будет ли Ближний Восток в дальнейшем еще более раздроблен или, наоборот, объединится?

«Такое ощущение создается сегодня, что, скорее всего, этот процесс будет этапным. Вероятно, на ближайшем этапе будет фрагментация. Потому что я не вижу способов, каким образом Ирак и Сирия сохранят себя как государства, которые мы знали до событий?

Но можно предположить, что формирование удельных княжеств, которые будут продолжать бороться между собой за кусок земли, скважину или за водный ресурс, вряд ли это понравится – по крайней мере, серьезным игрокам в этом конфликте. И, возможно, процесс фрагментации перейдет в фазу объединения, но уже в других границах. Хотя я воздержусь от прогноза, как это произойдет», – отметил Чупрыгин.

По его мнению, ДАИШ – это реальная сила и в то же время предлог для входа на территорию Ближнего Востока сторонних сил. Но считать его просто предлогом нельзя.

«Представьте себе, если бы с этого момента не появлялись в социальных сетях ролики голливудского качества об отрезанных головах, сожженных летчиках и другие зверства. Но вот если бы их не было вообще?

Как бы мы сейчас относились к этой организации, к этому образованию и что бы мы о них сейчас говорили? Да ничего. И так как история не знает сослагательного наклонения, на сегодняшний день ИГ – это реальная угроза, не глобальная, но угроза. И ей надо противостоять», – считает Чупрыгин.

«Сейчас ставится вопрос, что с ДАИШ должны все совместно воевать. Должны воевать, во всяком случае, россияне вместе в Сирии с теми войсками, которые поддерживают.

Я считаю, что – да, действительно, прошло сообщение буквально недавно, что видимо американцы вмешаются в эту игру. И то, что было сказано, как один из вариантов: я вполне допускаю, что теракты будут на территории Европы, однозначно», – прямо, по-солдатски заявил другой участник круглого стола – руководитель Центра военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук Анатолий Цыганок.

«Идеальный вариант, ребята»

В свою очередь, интересную версию втягивания России в сирийский конфликт выдвинул президент Центра стратегических исследований «Россия – исламский мир» Шамиль Султанов.

«17 апреля президент РФ Владимир Путин ответил на вопрос по поводу ИГИЛ. Что он сказал там? Что в ДАИШ бывшие иракские военные, бывшие представители иракских спецслужб, что ДАИШ прямой военной угрозы России не представляет.

А вот 19 июня, через два месяца, на открытом форуме Путин уже заявляет, что ИГИЛ – это абсолютное зло, – пояснил он. – До этого Обама сказал, что есть три угрозы для США: ИГИЛ, пандемия Эболы и Россия. Эбола сейчас сошла на нет. Осталось две угрозы: ИГИЛ и Россия.

А что объединяет для американцев ИГИЛ и Россию? Что и те и другие выступают против нынешнего мирового порядка. Но ИГИЛ выступает более радикально, чем Россия.

Любой дипломат даже средней руки скажет: идеальный вариант, ребята, – нужно столкнуть их лбами, пусть они воюют друг с другом, пусть они уничтожают друг друга.

И тут возникает идея, и она реализуется уже постепенно, но настойчиво. Россия втягивается в сирийский конфликт, Сирия превращается  во второй Афганистан. Вы все помните, когда в 79-м году СССР входил в Афганистан, тоже никто не говорил, что мы там застрянем на 10 лет».

«Поэтому на самом деле здесь очень сложная игра идет. И кто является режиссером этой игры? Кто является заказчиком этой игры?

Гипотезы на этот счет есть, конечно, но я хочу сказать, что для меня, например, вчерашний визит Керри – это очень интересный момент. Потому что Керри приезжает во второй раз в Россию, и каждый раз он четыре часа разговаривал с Владимиром Владимировичем Путиным.

А первый раз знаете когда это было? Первый раз это было 12 мая 2015 года в Сочи – в промежутке между 17 апреля и 19 июня», – резюмировал Султанов. 

Рустам Джалилов

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 9 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru