Сегодня: г.

Как избежать коллапса спроса

Поддержку покупательской способности населения нужно поставить в центр антикризисных мер, — предлагает вице–президент ТПП России Александр РЫБАКОВ.

Конечное потребление и потребительские рынки – движущая сила экономического прогресса в наиболее развитых государствах мира. Пример современной России только подтверждает это универсальное правило. Увеличение потребительских расходов в 2010–2012 годах на 11–12 процентов (с учетом потребительской инфляции около 7) привело к росту реального потребления на 4–5 процентов в год. Такая динамика обеспечила минимум половину из 3,5–4 процентов тогдашнего прироста ВВП, что явилось впечатляющим результатом после кризиса 2008–2009 годов.

Толчком послужило смелый и дальновидный шаг Правительства во главе с Владимиром Путиным, когда оно вопреки сетованиям экономистов–либералов о грозящей инфляции пошло на 30–процентную индексацию зарплат в бюджетном секторе, затем индексацию и валоризацию пенсий с их ростом на 40 процентов. Шаг не только оправдал себя, но и впоследствии был признан одной из лучших антикризисных мер. Ведь сегодня более половины национального ВВП – конечное потребление домашних хозяйств.

Именно поэтому многие эксперты категорически не согласны с утверждением руководства Центробанка России о том, что сейчас спрос исчерпал себя как катализатор роста, а попытки его простимулировать приведут лишь к подпитке инфляции. Почему, постараюсь объяснить ниже.

ОРИЕНТИР НА «ЖИЗНЬ БЕЗ ИЗЛИШЕСТВ»?

В 2014 году начался обвал покупательских возможностей граждан России. По данным «Ромир», впервые за семь лет снизилось реальное повседневное потребление, причем сразу на 7–8 процентов. Даже в кризисном 2009–ом этот показатель вырос на 11 процентов. Декабрьский опрос ВЦИОМ подтвердил, что каждый второй россиянин стал жить в режиме постоянной экономии. Прогноз сокращения реального потребления на текущий год – от 4 до 5 пунктов. Это уже обернулось кризисом продаж на автомобильном рынке, что вынудило государство выделить 10 миллиардов рублей на поддержку отрасли.

Однако пока повседневные расходы еще остаются на довольно высоком уровне, хотя угрозы негативных тенденций нарастают. Посмотрим, что тому причиной.

Первое. Снижение уровня реальных зарплат работников – на 8,3 процента к прошлому году. Они не индексировались практически во всех отраслях, несмотря на инфляцию и девальвацию рубля. Зато с ноября 2014 года по февраль 2015 года на 3 миллиона увеличилось количество занятых в теневом секторе, на фоне чего реляции Федеральной службы по труду и занятости об успешной легализации большого количества трудовых договоров вызывают скепсис. В целом реальные доходы населения уменьшились на 1,4 процента и предотвратить их еще большее падение удалось только благодаря индексации пособий семьям с детьми, материнского капитала, пенсий и единовременных выплат.

В последнее время у правительственных экономистов появился новый аргумент в пользу снижения реальных зарплат и пособий – данные июльского опроса ВЦИОМ, проведенного в 130 населенных пунктах в 46 регионах страны. Социологи выяснили, что среднестатистическому россиянину на жизнь без излишеств хватает около 23 тысяч рублей в месяц, или по текущему курсу нацвалюты – менее 350 долларов.

Заметим, это крайне низкий показатель даже для неблагополучных стран Восточной Европы. Ведь за снижением доходов закономерно падает потребительский спрос и розничный товарооборот (минус за январь–март – 6,7 процента) и страдает экономика в целом.

Второе. Падение реальных зарплат происходит в обстановке непростой ситуации на рынке труда. С начала года официальная безработица в России  выросла на 12 процентов, а число зарегистрированных безработных превысило 1 миллион человек. До конца года, к ним могут добавиться еще полмиллиона.

При этом Минтруд считает только тех, кто обратился в службу занятости за пособием. Тех, кто пытается найти вакансии самостоятельно, по выкладкам Международной организации труда (МОТ), в 3–4 раза больше. Одни не верят, что на бирже предложат подходящее место, другие стесняются признаться, что попали под сокращение. Да и пособие у нас просто грошовое. В Дании безработный получает 1544 доллара, Норвегии – 1502 доллара, Голландии – 1413 долларов. В РФ – максимум 4900 рублей и минимум 850 рублей, которых хватит разве что на проезд до биржи труда.

ИЗДЕРЖКИ – ЗА СЧЕТ ЗАРПЛАТЫ И ОБЕСЦЕНЕНИЯ ДИПЛОМОВ

Разумеется, государство принимает меры по сдерживанию безработицы. Одна из них – решение о выделении бюджетам субъектов РФ субсидий из федерального бюджета в размере более 21 миллиардов рублей под региональные программы временной занятости, опережающего профобучения, переобучения и стажировки работников, находящихся под риском увольнения, и безработных, стимулирования занятости молодежи при реализации соцпроектов, социальной занятости инвалидов. Таких программ более 60. Но этого явно недостаточно.

Третье. Ситуацию отягчает неуклонно увеличивающееся количество занятых неполную рабочую неделю или отправленных в отпуска без содержания. По официальной статистике, уже почти 300 тысяч (эксперты называют цифру 2 миллиона) человек простаивают по инициативе администрации.

Четвертое. Снижение потребительских запросов россиян прямо обусловливается перекочевавшей из 90–х годов практикой уменьшения издержек за счет несвоевременной оплаты труда. Задолженность по зарплате на 1 июня достигла 3,3 миллиарда рублей, а в июле подскочила еще на 205 миллиона (6,2 процента). Больше других пострадали обрабатывающие производства и строительство, территориально – Новосибирская, Мурманская, Иркутская области и Республика Коми. Ситуация была бы еще хуже, не вмешайся трудовая инспекция. Благодаря ее действиям почти полумиллиона работников получили ранее задержанную зарплату в размере 9 миллиардов рублей.

Проблема невыплат вынуждает региональные и муниципальные власти искать нестандартные ходы для разрешения конфликтных ситуаций. Так, депутаты Костромской областной думы инициировали законопроект о создании Федерального агентства по выплате зарплат и специального гарантийного фонда для обеспечения выплат работникам в случаях неплатежеспособности работодателей.

Пятое. Снижение потребительских возможностей характерно для разных категорий населения. В отношении молодежи этому способствует взятый Минобрнауки и Правительством курс на уменьшение финансирования образовательного сектора. В минувшем декабре решено сократить на 10 процентов студенческий стипендиальный фонд, потом Минобрнауки на столько же урезало расходы на ФЦП «Русский язык на 2011–2015 годы» и «Развитие образования» и вдвое – на госпрограмму «Глобальное образование», оплачивающее заграничную учебу студентов при условии их возвращения на работу в Россию.

Дестимулирующее влияние на потребительский спрос оказывает и  занижение зарплаты молодых специалистов. Переход России к массовому высшему образованию сопровождается снижением его качества. Появилось понятие «избыточный уровень образования». Доля работников, подпадающих под эту категорию, выросла на 29 процентов и расплачивается за свое рвение к учебе пониженной на 22 пункта зарплатой.

УПОРЯДОЧИТЬ ЗАРПЛАТЫ ТОП–МЕНЕДЖМЕНТА И ЧИНОВНИЧЕСТВА

Что же надо делать?

На наш взгляд, на факторе спроса позитивно скажется упорядочение зарплат менеджерского состава, особенно в госкомпаниях, где доходы «топов» в сотни раз превышают заработки рядовых сотрудников. К слову, первые ориентируются на потребление импортных товаров, а вторые – отечественных. Из рейтинга зарплат топ–менеджеров 400 ведущих компаний России по итогам 2014 года (исследование агентства «Эксперт») видно, что их доходы продолжают расти на десятки процентов в отличие от среднестатистических зарплат сотрудников. Причем, во многих случаях невзирая на падение доходов компаний.

Самый большой скачок даже в сравнении с частными фирмами у «Россети», компании с госучастием – 222 процента при убытках в 24,3 миллиарда рублей. Годовой доход топ–менеджеров «Газпрома», ВТБ, Сбербанка и других хозяйствующих структур, также с госучастием, в 100–200 раз выше, чем у среднего персонала. Единственный обратный пример продемонстрировала в прошлом году РЖД, где доходы руководителей снизились на 23, а средняя зарплата сотрудников поднялась более чем на 100 процентов.

В платежных ведомостях иных, существующих на бюджетные деньги структур, обнаруживаются мизерные выплаты авторам уникальных интеллектуальных продуктов и баснословные гонорары махинаторам, оседлавшим модную тему инновационной экономики. Один из них – депутат Госдумы Илья Пономарев, подрядившийся читать лекции по договору с фондом «Сколково» согласно тарифу 3 тысячи долларов за минуту. Больше вознаграждения экс–президентов США и нобелевских лауреатов!

Депутатам Госдумы следует еще раз вернуться к недавним поправкам в ФЗ «О госдолжностях». Согласно им  глава региона, отработав один срок, получит «золотой парашют» в размере полугодового денежного вознаграждения, а также медобслуживание для себя и членов семьи, страховку на случай смерти или увечий, ежегодную компенсацию затрат на отдых, а также право на «безотлагательный прием» любым областным чиновником. Еще шире список льгот для губернаторов–двусрочников: «парашют» в двойном размере, пожизненная личная охрана и обеспечение в случае необходимости жильем.

Нововведением уже воспользовались «законоделы» некоторых регионов. Воронежская облдума приняла закон № 207, изменяющий ранее действовавшие законы «О госдолжностях» и «О пенсиях за выслугу лет лицам, замещающим должности госслужбы». Реформа резко расширила базу расчета региональных доплат к пенсиям, включив в нее два десятка новых выплат.

Среди них – за работу с шифрами, проведение правовой экспертизы нормативных актов и их визирование, ученую степень, а также премии за выполнение «особо важных и сложных поручений». В ряде случаев пенсии областных чиновников вырастут в разы, вплоть до 500 тысяч рублей в месяц, и это потенциально касается практически всех региональных руководителей.

Понятное дело, общество не согласно со столь масштабным ростом выплат чиновникам в период снижения жизненного уровня населения. Выражая его волю, один из депутатов Воронежской облдумы обратился к Генпрокурору РФ с просьбой проверить законность закона № 207.

ОТДАТЬ УДОЧКИ И СНИЖАТЬ НЕРАВЕНСТВО ДОХОДОВ

Испытанный рецепт избавления от безработицы и повышения доходов населения – развитие малого и среднего бизнеса. Это не только один из магистральных путей структурных изменений в экономике, но и сегмент с важной социальной функцией. На апрельском заседании Госсовета по вопросам МСБ Владимир Путин отметил, что его вклад в ВВП может превышать 50 процентов (ныне около 20).

Однако желающих заниматься им все меньше, поскольку риски и преграды перевешивают стимулы и возможности. Неслучайно притчу о двух способах накормить голодного переиначили на новый лад: пришел на берег чиновник, забрал рыбу и переломал все удочки… И что мы имеем теперь? Отток работников и уход МСБ в тень.

Затухание потребительского спроса тесно связано с нарастанием социального расслоения населения и увеличением числа граждан, живущих за чертой бедности. В первом квартале до 22,9 миллиона выросло число россиян с доходами ниже величины прожиточного минимума (ПМ). Его уровень, 8234 рублей, несовместим с физиологическим выживанием и с учетом шоковой девальвации должен превышать 20 тысяч рублей. Получается, что реально в состоянии нищеты находится около половины населения, а за ее порогом – 15,9 процента. Это наихудший показатель в социальной сфере за последние 4 года.

Россияне стали экономить на всем, прежде всего, на еде и одежде. Росстат зафиксировал снижение на 6–11 процентов продаж ценных продуктов питания – мяса животных, птицы, рыбы и морепродуктов, сливочного масла, яиц. Меньше покупают овощей, фруктов, муки, крупы, макаронных изделий, молоко, соли, сахара и даже хлеба.

Основные пути для сокращения неравенства хорошо известны, многократно апробированы в других странах и просчитаны специалистами для российских условий. Это введение прогрессивной шкалы налогообложения, применяемой в большинстве стран мира, а также налогов на богатство и роскошь, мероприятия по формированию эффективного рынка труда, снижению неравенства доходов за счет социальных трансфертов и повышения минимальных гарантий в сфере социального обеспечения.

Ученые Института социально–экономических проблем народонаселения РАН подсчитали, что только введение прогрессивной шкалы на совокупные доходы со ставками налогов в европейских пределах позволит увеличить пенсии в 4 раза, минимальную заработную плату в 3,5, зарплату бюджетникам в 2,5–3 раза. Механизм перераспределения является к тому же безынфляционным.

ВНИМАНИЕ НИЖНЕЙ ЧАСТИ СРЕДНЕГО КЛАССА

Еще одна немаловажная деталь. В предыдущие годы внимание общества и СМИ было сосредоточено на верхней части среднего класса, которая составляет 7 процентов населения. Точнее, на очень небольшую, но очень шумную его подгруппу – «креативный класс», предпочитающий потреблять импортные товары.

Но в нынешней обстановке имеет смысл сосредоточиться на нижней части среднего класса (1/4 населения) и группе «ниже среднего» (1/3). Вместе на их долю приходится 58 процентов населения страны, 60 – совокупных доходов и 64 процента совокупных потребительских расходов. У них есть хороший потенциал для сбалансированного и весьма здорового роста реального потребления, и в первую очередь – отечественной продукции. Это весомый фактор для возобновления общего экономического роста.

Наконец, последнее.

Рост потребительской активности населения нельзя обеспечить без принятия безотлагательных мер со стороны Правительства и ЦБ РФ по предотвращению надвигающегося коллапса на рынке потребительских займов. Он в течение последнего десятилетия прогрессировал чересчур быстрыми темпами за счет качества. Отношение объема задолженности по потребительским кредитам к совокупным расходам россиян выросло с 17 процентов в 2010 году до 31,4 в прошлом.

Нам еще далеко до США и Западной Европы, где этот показатель приближается к 100 процентам, но и структура займов там имеет иной характер. В развитых странах более половины задолженности приходится на долю ипотеки, взятой под 2–4 процента годовых и около трети – на столь же дешевые автокредиты. А у россиян – на долю потребительских кредитов по ставкам от 24 до 60 процентов годовых и выше, в основном на покупку бытовой техники, товаров длительного пользования и «повседневные нужды».

Сложившаяся структура розничных займов в условиях падения уровня жизни населения неизбежно провоцирует кризис неплатежей в банковской системе. Сегодня в среднем на одного работающего гражданина РФ приходится уже 150 тысяч рублей задолженности. Непогашенные кредиты есть у 40 миллионов россиян, а у каждого пятого из них – более трех кредитов одновременно. В банковской сфере нарастают «плохие долги», объем которых сейчас превышает 950 миллиардов рублей.

Как сообщает Объединенное кредитное бюро, за год число безнадежных должников выросло по стране на 1 миллион человек. Иного ожидать трудно, если учесть, что средняя зарплата у 3/4 россиян – менее 32 тысяч рублей, а на обслуживание займов люди тратят более 35 процентов семейного бюджета. Для сравнения: в «перекредитованных» США этот показатель не превышает 10, а в Германии – 3,5 процента.

Приняв во внимание все эти проблемные моменты, власти вместе с бизнесом и экспертным сообществом должны выработать системные меры по предотвращению коллапса потребительского рынка, а вместе с ним и дальнейшей деградации экономики.

Источник: russia-today.ru

 
Статья прочитана 13 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru