Сегодня: г.

Как пропагандисты запрещенного в России ИГИЛ осваивают Рунет

Как показало проведенное «Профилем» исследование, экстремистские агитаторы никаких особых неудобств в Рунете не испытывают. Наоборот, в открытом доступе находится масса самых разных ресурсов, так или иначе пропагандирующих или откровенно рекламирующих ИГИЛ. И что с этим делать, власти, похоже, не очень понимают.

Работа российских Воздушно-космических сил, уже третий месяц бомбящих в Сирии позиции боевиков запрещенного в России «Исламского государства» (ИГИЛ), как ни парадоксально, пока никак не отразилась на эффективности пропагандистской машины противника. Положение дел на информационном фронте, наоборот, вызывает у спецслужб все большую тревогу. «Учитывая сохраняющуюся тенденцию к росту количества выезжающих из России в «горячие точки» (имеются в виду Сирия и Ирак. – «Профиль») радикально настроенных лиц, в первую очередь из числа молодежи, нужно принять исчерпывающие меры по выправлению ситуации, – сообщил на прошлой неделе на заседании Национального антитеррористического комитета (НАК) глава ФСБ Александр Бортников. – Требуется усилить антитеррористическую и антиэкстремистскую пропаганду <…> по противодействию идеологии терроризма с участием представителей Минобрнауки, МВД, Роскомнадзора, Росмолодежи и Роспечати, шире привлекать общественность и средства массовой информации, молодежные и студенческие организации, преподавательский состав вузов, а в наиболее проблемных регионах инициировать профилактическую работу на уровне школ».

Что именно все перечисленные граждане – как чиновники, так и представители общественности – могут противопоставить исламистским вербовщикам собственно в России, кроме рассказов о том, «что такое хорошо, а что такое плохо», даже теоретически представить довольно сложно. Все-таки агитаторы ИГИЛ не выступают на улицах, не посещают лекции и уроки и публичных диспутов не ведут. Для них поле битвы – бескрайние просторы интернета, где исламисты ищут потенциальных жертв самыми разными способами: одних завлекают возможностью безнаказанно убивать, другим показывают картинки «идеальной» жизни по законам шариата, третьим прокручивают записи проповедей и песнопений-нашидов и т.д.

И никаких особых неудобств, как показало проведенное «Профилем» небольшое исследование русского сегмента Сети, экстремистские агитаторы не испытывают: в открытом доступе находится масса самых разных ресурсов, так или иначе пропагандирующих или откровенно рекламирующих ИГИЛ. И речь идет не только об информационных или развлекательных сайтах, но и о специально выпускающемся журнале на русском языке (а также почти на десятке других языков) и русскоязычном радио. А в недалекой перспективе, по данным экспертов, произойдет и запуск специального телеканала.

И что с этим делать, власти, похоже, не очень понимают. На том же заседании НАК Александр Бортников сообщил, что сейчас «формируется система защиты отечественного интернет-пространства, препятствующая размещению материалов террористической и экстремистской направленности», и «в первом полугодии 2015 года выявлено и заблокировано более трех тысяч таких информационных ресурсов». С точки зрения бюрократического отчета в этих данных, может, и есть какой-то смысл, но в практическом плане, с учетом самой природы интернета, если не совсем нулевой, то близкий к нему.

Киберхалифат атакует

Эксперты констатируют, что в уходящем году ИГИЛ резко усилил присутствие в информационном пространстве не только на Западе, но и в России. И почувствовать это имели возможность даже самые аполитичные граждане, хотя бы изредка пользующиеся интернетом.

В конце ноября многие пассажиры Московского метрополитена пожаловались, что при подключении к бесплатной wi-fi-сети их гаджеты показали флаг ИГИЛ и надпись: «Вчера – Париж, сегодня – Москва». Хакеры взломали официального провайдера, решили граждане. Однако проверка показала, что никакого взлома не было. Оказалось, что неизвестные злоумышленники создали в московском метро фальшивую wi-fi-сеть с похожим названием. Кому именно и как это удалось сделать, пока остается загадкой. После ЧП правительство Москвы обратилось в полицию и ФСБ, которые результаты расследования еще не оглашали.

Другой свежий пример – взлом сайта строящегося в Москве храма пророка Даниила на Кантемировской улице в ночь на 30 ноября. Исламисты разместили на нем баннер с изображением президента с кровавым отпечатком кисти на лице и надписями на английском языке: «Даст бог, «Исламское государство» останется и расширится», «Мы восстановим достоинство мусульман» и пр. Расчет при выборе цели для атаки был явно на максимальное шоковое воздействие на простых людей и власти. Этот храм известен тем, что его настоятелем ранее являлся известный православный миссионер Даниил Сысоев, который был застрелен прямо на территории храма в ноябре 2009 года. Священник не раз подвергался критике за свои проповеди среди мусульман, а ответственность за его убийство тогда взяли на себя сторонники чеченского террориста Доку Умарова.

Российская компания Group-IB, занимающаяся расследованием компьютерных преступлений, подсчитала, что уже в 2014 году хакеры ИГИЛ атаковали более 600 российских интернет-ресурсов. Чаще всего их жертвами становились банки, строительные компании, госпредприятия, лицеи и научные центры. По данным экспертов Group-IB, кибератаками занимается специальное подразделение ИГИЛ под названием Cyber Caliphate, которое среди прочего прославилось взломом в январе 2015 года профилей Центрального командования США в Twitter и YouTube. Также с осени 2014 года в попытках взлома сайтов российских структур засветились еще три группировки работающих на исламистов хакеров под названиями Team System Dz, FallaGa Team и Global Islamic Caliphate. Пока они специализируются на разовых и исключительно демонстративных акциях. Как правило, хакеры взламывают наиболее посещаемые ресурсы, размещают свои лозунги и распространяют информацию об этом в социальных сетях. Однако эксперты полагают, что наступление киберхалифата только начинается.

«Не стоит недооценивать возможности ИГИЛ, чьи атаки лишены какой-либо логики и направлены на то, чтобы вызвать максимальный общественный резонанс, – считает генеральный директор Groub-IB Илья Сачков. – С учетом увеличения количества членов киберподразделений ИГИЛ, их подготовки и фанатизма существует риск, что от относительно простых атак хакеры ИГИЛ могут перейти к более сложным».

Информбюро «Аль-Каиды»

Еще более впечатляющих успехов, по наблюдениям специалистов, представители «Исламского государства» за последний год добились в освоении информационных технологий. Сотрудники ВНИИ МВД России Игорь Сундиев и Александр Смирнов и преподаватель Военной академии РВСН им. Петра Великого Владимир Костин в статье, опубликованной в научном журнале «Библиотека криминалиста», отмечают, что основы современной медиаимперии ИГИЛ были заложены еще в 2006 году, когда «Аль-Каида» и «Исламское государство Ирака» (также запрещены в России) учредили медиаагентство «Аль-Фуркан».

«Масштабы деятельности данной структуры иллюстрирует тот факт, что только в одном из ее офисов, захваченном войсками международной коалиции в ходе рейда в иракском городе Самарра в июне 2007 года, было обнаружено 65 жестких дисков, 18 флэшек, свыше 500 СD‑дисков и 12 персональных компьютеров. Также в нем имелась полноценная студия для производства фильмов», – отмечают авторы статьи.

Именно это агентство произвело и распространило шокирующие видеоролики с обезглавливанием американских журналистов Джеймса Фоули и Стивена Сотлоффа в 2014 году. «Фото и видео казней были растиражированы большинством мировых информационных агентств и стали одними из наиболее мощных по силе воздействия на массовое сознание террористических посланий после терактов 11 сентября 2001 г. в США», – говорят эксперты.

В 2013 году появился фонд «Айнад», который специализируется на производстве и распространении джихадистских проповедей и нашидов (песнопений, исполняемых мужским вокалом соло или в хоре без музыкальных инструментов). Последние часто используются в качестве звукового сопровождения пропагандистских роликов. В прошлом году ИГИЛ учредил новый медиацентр «Аль-Хайят», ориентированный на западную аудиторию. Его продукция распространяется на нескольких языках, в том числе английском, немецком, французском и русском. А прошедшим летом у ИГИЛ заработала еще одна медиа-группа – «Фурат Медиа» (Furat Media), которая специализируется на производстве материалов именно на русском языке.

«Таким образом, можно констатировать создание достаточно мощной и разветвленной «медиаимперии», включающей в себя ряд медиаагентств, выпускающих высококачественную информационную продукцию всех основных видов на нескольких языках, – констатируют авторы научной статьи. – Пока ИГИЛ еще не налажено полноценное теле- и радиовещание на контролируемых территориях Ирака и Сирии, однако представляется, что это лишь вопрос времени».

«Пропаганда в глобальном масштабе»

Надо признать, что российские власти достаточно оперативно реагируют на выступления пропагандистов ИГИЛ. Так, доступ к сайту «Фурат Медиа» в Рунете в настоящее время уже заблокирован. Однако это вовсе не значит, что он стал недоступен. Во‑первых, обойти блокировку не так уж и сложно, а во‑вторых, в открытом доступе остаются аккаунты ресурса в соцсетях, где выкладываются ссылки на Google-диски и другие ресурсы, по которым доступны те же самые пропагандистские ролики, что и на заблокированном «Фурат Медиа». Среди прочего, например, там по-прежнему размещен нашид на русском языке «Скоро, очень скоро», вызвавший минувшей осенью переполох, в котором исламисты угрожают захватить Кавказ, Крым, Урал и Татарстан.

В целом же «ассортимент» пропагандистских материалов производства «Фурат Медиа» довольно однообразен по форме. Большинство роликов представляют собой обращения к зрителям бородатых мужчин – иногда суровых, иногда улыбающихся, которые призывают зрителей к джихаду и истишхадии (акты самопожертвования). Некоторые заканчиваются кадрами взрывов, которые предполагаемые герои роликов совершили потом. Отдельную категорию составляют записи самых разнообразных видов казней, где жертв обезглавливают, сжигают, взрывают, расстреливают из стрелкового оружия и даже ракет.

Впрочем, при желании в открытом доступе можно обнаружить массу других информационных ресурсов ИГИЛ с военными сводками, карикатурами и инфографикой. В последнее время пропагандисты исламистов также начали осваивать новый вид сюжетов – зарисовки из якобы «обычной жизни». Как правило, это фотогалереи или видеоролики, как «простые люди» на территории ИГИЛ занимаются повседневными делами – ловят рыбу, готовят еду, покупают что-то на базаре, обедают в кафе, уничтожают контрабанду сигарет и т. д.

Иногда члены ИГИЛ предпринимают попытки даже улучшить свой устрашающий имидж. Так, в августе 2014 года в Twitter появилась страница «Исламское государство кошек», на которой выкладывались фотографии боевиков с котятами. Животных авторы называли «мяуджахедами».

Нередко исламисты используют массовые кампании по рассылке сообщений в Twitter. «В интересах ИГИЛ было разработано специальное приложение для Android под названием The Dawn of Glad Tidings («Рассвет радостных вестей») для массовой генерации и рассылки сообщений в Twitter, – рассказали авторы статьи в «Библиотеке криминалиста». – Как только сторонники ИГИЛ регистрировались в приложении, оно начинало рассылать от их имени одинаковые сообщения, вставляя между каждым символом пробел, обходя тем самым алгоритмы антиспама в Twitter. Таким образом, в топ новостей в Twitter выводились те сообщения, которые были необходимы ИГИЛ».

Для привлечения аудитории активно используются популярные хэштеги (специальные метки с использованием знака #, позволяющие объединять сообщения по темам или группам). Так, когда в июне 2014 года в Бразилии начался чемпионат мира по футболу, джихадисты использовали хэштеги #WorldCup и #Brazil2014. Футбольные фанаты, пользующиеся ими, вместо информации о соревновании получали кадры казни иракских полицейских с комментариями, что отрубленной головой можно поиграть в футбол.

Стоит отметить, что многие пропагандистские ролики исламистов пользуются успехом. Так, на YouTube «Профиль» без труда нашел видеосюжет, в котором авторы пытались доказать, что ИГИЛ – полноценное государство с рынками, валютой, школами и библиотеками. На момент подготовки этого материала видео было уже заблокировано, но успело набрать более 37 тыс. просмотров. Впрочем, похвальных комментариев на русском языке к нему было немного. В основном пользователи предупреждали друг друга: «О, мусульмане, не ведитесь на эти видео. Это фитна (хаос, смута. – «Профиль»), мусульмане, убивающие мусульман, не из нас», «Совсем хреново, видимо, дела обстоят, раз приходится пропаганду вести. Надо больше пушечного мяса!».

В абсолютно открытом доступе можно найти и видеозаписи россиян, уехавших в ИГИЛ. Так, в мае жители Дагестана были шокированы новостью о том, что популярный проповедник Надир абу Халид (Надир Медетов) присягнул «Исламскому государству». Произошло это после того, как он был задержан за незаконное хранение оружия и некоторое время провел под домашним арестом. В одном из видео Надир абу Халид появляется после титров «восемь месяцев наш брат был ограничен в свободе», подходит к двум джихадистам и обнимает их. «Я плакал от его проповедей, но брат сбился с пути, – писали в комментариях к сюжету пользователи. – Посмотрите, братья, у него никакого ихласа (очищения. – «Профиль») не видно, замученное злое лицо, если бы он находился в настоящем халифате, он бы сиял от радости, и он был бы добр».

По наблюдениям экспертов, пропагандисты ИГИЛ так или иначе охватили практически все более-менее значимые соцсети, включая и сугубо российские «ВКонтакте» и даже «Одноклассники». Хотя к последним уже явно теряют интерес, очевидно, из-за малой «отдачи». Тем не менее и там по-прежнему можно обнаружить пропагандистские сообщества исламистов. Причем создатели этих групп ведут себя куда более осторожно, чем пропагандисты в «открытом» интернете, – чаще всего они либо имеют нейтральные названия, либо используют арабские символы и слова, благодаря чему посторонние такие группы по обычным запросам вряд ли найдут. Кроме того, и пропагандистский контент там запрятан среди обычных богословских дискуссий и сообщений. Но именно в таких сообществах можно найти и нашиды «Исламского государства», и лекции россиян, уехавших в Сирию, – Надира абу Халида, Ахмада Мединского, Али абу Халида и других мединских студентов. Правда, изучение таких материалов лишний раз наглядно демонстрирует тщетность выбранного российскими властями подхода в борьбе с радикальной идеологией – путем запрета и блокирования. Большинство лекций и обращений пропагандистов ИГИЛ чаще всего не содержат ничего экстремистского – призывов к убийствам, войне, установлению «нового порядка» и т. д. И попытки причислить их к экстремистским материалам только по принципу авторства у большинства простых людей, естественно, вызовет подозрения в предвзятости.

Кроме того, ИГИЛ стал активно использовать мессенджеры, такие как FireChat и Telegram. По словам отца московской студентки Варвары Карауловой, которая дважды пыталась сбежать в Сирию, вербовщики общались с ней не в социальных сетях, а в закрытой группе мессенджера WhatsApp.

«Подводя итог обзору активности ИГИЛ в социальных сетях, следует признать их настоящими мастерами маркетинга в социальных медиа (social media marketing), весьма искусно владеющими новейшими инструментами работы в них, – констатируют в своей статье Сундиев, Смирнов и Костин. – Все это позволяет группировке успешно вести пропаганду джихада в глобальном масштабе и вербовать новых сторонников во всех частях света».

Как отмечают эксперты, необходимость привлечения финансирования «при сохранении анонимности пользователей не могла не привести ИГИЛ к использованию» биткоина – виртуальной валюты. Призывы жертвовать биткоины в поддержку джихадистов появились еще в середине 2014 года. Недавно группа хакеров Ghost Security Group сообщила, что нашла счета «Исламского государства» в этой валюте, один из которых был эквивалентен $3 млн.

Сбор средств происходит и в России. Как отмечают Сундиев, Смирнов и Костин, в прошлом году ИГИЛ создал сообщество ShamToday в «ВКонтакте». Через него велась не только пропаганда, но и сборы средств «нуждающимся братьям» через платежную систему Qiwi. В настоящее время паблик заблокирован. В ноябре начальник управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генпрокуратуры Юрий Хохлов сообщил, что им удалось добиться блокировки 450 интернет-ресурсов по сбору средств для террористических группировок.

В поисках иммунитета

Главным методом борьбы с пропагандой радикалов российские власти, как уже упоминалось, выбрали запрет такой информации и ограничение доступа к содержащим ее ресурсам. На этот счет принят целый ряд законов. Минюст, например, ведет список экстремистских материалов (пополняется он на основании решений судов), в который включаются не только книги или газеты, но даже надписи на стенах. Роскомнадзор, в свою очередь, ведет реестр сайтов, содержащих запрещенную к распространению информацию. Пополняется этот реестр в зависимости от ситуации разными путями – по решению судов, без таковых с предварительным уведомлением владельца сайта или даже без такового – по представлению генпрокурора или его заместителей.

По данным проекта «Роскомсвобода», сейчас в реестре «запрещенных» значится порядка 18 тысяч сайтов. «За экстремизм сайты блокируются не только по решению Генпрокуратуры, но также по решениям судов, которые обрабатывает Роскомнадзор практически ежедневно, – отметил руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк. – Поэтому точных цифр по количеству сайтов, которые признаны экстремистскими, нет. Можно, конечно, взять требования Генпрокуратуры, но нужно отдавать отчет, что существенная часть решений суда также касается экстремизма. Генпрокуратура за 2 года вынесла решения о блокировании более 2700 сайтов, из них 1700 позже были разблокированы. Процедура разблокировки происходит по воле Роскомнадзора, если он считает, что тот или иной ресурс удалил экстремистский материал. В реестр иногда вносятся даже иностранные СМИ. Недавно мы выявили случай, когда в него попало крупнейшее израильское СМИ – за публикацию новостного материала с видеороликом про ИГИЛ. То есть у нас посчитали, что это является пропагандой терроризма. Впрочем, блокировка не означает, что сайт перестает существовать. Правда, чтобы открыть к нему доступ, пользователю нужно сделать на один шаг больше, причем не очень сложный. Есть множество инструментов, позволяющих восстановить доступ к информации с помощью определенных плагинов к браузерам, использованием анонимайзеров и т. д.».

«Представители «лагеря» скептиков справедливо указывают на их (запретительных мер. – «Профиль») ограниченную эффективность в силу особенностей размещения информации в сети интернет (простота, возможность «перепостов» контента, создания «зеркал» сайтов, наличие «темного интернета» (Dark Net) и т. п.), – отмечают Сундиев, Смирнов и Костин в своей статье. – Особенно это актуально в отношении аккаунтов в социальных сетях, число которых может исчисляться сотнями и тысячами. Однако это вовсе не значит, что закрытие террористических ресурсов в сети интернет является вовсе бесполезной и ненужной мерой». Но наиболее эффективным методом борьбы с исламистами, по мнению экспертов, были бы контрпропаганда и обучение, направленное на формирование «информационного иммунитета».

Александра Кошкина

Источник: kavpolit.com

 
Статья прочитана 24 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru