Сегодня: г.

Коалиция против ИГ: каким может быть участие Германии?

Франция видит себя в состоянии войны с «Исламским государством» и рассчитывает на помощь ФРГ. Об этом речь пойдет на переговорах французского президента с канцлером Германии.

В эту среду, 25 ноября, канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) будет в Париже. Ее переговоры с французским президентом — один из этапов дипломатического марафона Франсуа Олланда, взявшего на себя роль организатора международной коалиции по борьбе с так называемым «Исламским государством».

В понедельник на этой неделе он принимал британского премьера Дэвида Кэмерона, сегодня Олланд — в Вашингтоне у Барака Обамы, в четверг будет в Кремле у Владимира Путина. Великобритания, США, Россия и сама Франция — это четыре из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, четыре ядерные державы.

У Германии ни того, ни другого статуса нет. Тем не менее для Парижа Берлин представляется незаменимым участником будущей антитеррористической коалиции. Если Германия присоединится к борьбе Франции против ИГ, то это станет сигналом и для других стран ЕС. Но каким может быть немецкий вклад?

42 статья Лиссабонского договора

Франция стала первой в истории страной ЕС, которая задействовала 42 статью Лиссабонского договора. Статья обязывает все государства Евросоюза оказать «всю возможную помощь и поддержку» партнеру, ставшему жертвой военного нападения. Именно так президент Франции расценил теракты в Париже 13 ноября.5-я статья Североатлантического договора была задействована после терактов 11 сентября 2001 года

Это положение основополагающего документа ЕС сравнивают с пятой статьей Североатлантического договора, предусматривающей коллективный отпор агрессору и первый раз примененной после 11 сентября 2001 года.

Занимавший в то время пост канцлера Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) гарантировал тогда президенту США «безоговорочную солидарность» Германии, что позднее обернулось участием бундесвера в военных действиях на территории Афганистана.

После трагедии в Париже Ангела Меркель воздержалась от подобных слов. Зарубежные операции бундесвера возможны только с санкции немецкого парламента, и в Берлине знают, что депутаты пока не готовы выписать мандат, например, на отправку военнослужащих или авиации ФРГ в Сирию. Тем более, что ситуация в этой стране еще более запутанная, чем была в Афганистане в конце 2001 года.

Опосредованная помощь Германии

Поэтому для начала Берлин заявил о своей готовности оказать Парижу опосредованную военную помощь, разгрузив французскую армию на других фронтах, в частности, в Мали — африканской стране, грозящей стать новым очагом распространения международного терроризма.

В Мали уже находятся примерно 220 военнослужащих бундесвера, и Германия в рамках имеющегося парламентского мандата может нарастить это число. Обсуждается также переброска на север Мали усиленной разведроты бундесвера с беспилотниками Luna.

Кроме того, Германия снабжает оружием из арсеналов бундесвера курдских ополченцев, ведущих борьбу с боевиками ИГ на севере Ирака, обучает их военному ремеслу и обращению, например, с переданными им немецкими противотанковыми ракетными установками Milan. Берлин готов нарастить поставки оружия и военного снаряжения курдам, отправить на север Ирака дополнительное число инструкторов.

Многие в Берлине, однако, понимают, что этим дело, скорее всего, не ограничится. Если, как ожидается, Совет Безопасности ООН все-таки примет соответствующую резолюцию и даст зеленый свет международной миротворческой миссии в Сирии, то, говорят в Берлине, «карты окажутся сданными заново».

С воздуха ИГ не уничтожить

В ведомстве федерального канцлера исходят из того, что в таком случае Германии не удастся избежать и непосредственного участия в сирийской операции, проводимой в соответствии с международным правом. «Тогда и Германии придется внести свой вклад», — заявила министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen). Вопрос только в том, в каком виде.

Председатель внешнеполитической комиссии бундестага Норберт Рёттген (Norbert Röttgen) считает, что «наши истребители-бомбардировщики Tornado могли бы участвовать в поддержке с воздуха» местных боевых подразделений, а также проводить их обучение. Под местными боевыми подразделениями он, однако, понимает не воинские контингенты западных стран, а группы сирийского сопротивления и отряды из стран региона.

Предшественник Рёттгена на этом посту Рупрехт Поленц (Ruprecht Polenz), возглавляющий теперь Немецкое общество по изучению Восточной Европы, также пока исключает участие немецких военнослужащих в наземных операциях в Сирии или на севере Ирака и предлагает для начала ограничиться полетами самолетов системы АВАКС.

А вот внешнеполитический эксперт ХДС Карл-Георг Велльман (Karl-Georg Wellmann) предсказывает, что «когда-нибудь» дело все-таки дойдет до отправки в Сирию западных наземных войск, и вопрос об участии бундесвера в такой операции неминуемо окажется на повестке дня. «Одних бомбардировщиков, одних бомбежек не хватит», — убежден он.

Более сдержанно высказываются немецкие военные чины. Харальд Куят (Harald Kujat), бывший генеральный инспектор бундесвера, не может представить себе ситуацию — даже при наличии мандата ООН, в которой Германия приняла бы участие в боевых действиях. «По крайней мере, на суше», — добавил генерал в отставке. С его точки зрения, сейчас есть спрос не столько на возможности бундесвера, сколько на способности министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier).

«Если не иметь политического представления о том, что должно быть в Сирии и в Ираке потом, — говорит и Рупрехт Поленц, — то эту борьбу не выиграть, поэтому главная задача для Германии сейчас — содействовать выработке такого политического представления».

Источник: dw.com

 
Статья прочитана 22 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru