Сегодня: г.

Курдский фактор активизировал Иран и Россию

Пока мировые агентства и турецкие СМИ тиражируют достижение неких соглашений между Турцией и США о «масштабной операции против «Исламского государства» в районе сирийско-турецкой границы», ситуация в реалии более усложняется.

Сообщения о разрушении древнейшего Храма Ваала (Баалшамина) в сирийском Тадморе (Пальмире), как и о жестокой казни именитого сирийского археолога-профессора Халеда Асаада, просто подчеркнули, что «игры» турок и американцев относительно очередной «порции авиаударов» по боевикам «Исламского государства» (признанная в России террористической организацией) в Сирии — не более чем отвлекающие манёвры и пустая болтовня. США не намерены приступать к наземным спецоперациям против ваххабитов и иностранных наёмников в Ираке, тем более — в Сирии, даже если причиной тому — неоднозначные отношения Вашингтона с иракскими и сирийскими курдами.

21 августа заместитель спецпредставителя президента США в глобальной коалиции по борьбе с ИГ Бретт Мак-Герк вообще заявил о намерении своей страны способствовать спасению из ваххабитского плена иракских езидов и о поддержке со стороны США вооружённых формирований езидов в Северном Ираке.

22 августа во время видео-пресс-конференции из региона начальник штаба антиисламистских военных операций коалиции американский бригадный генерал Кевин Киллеа вообще жёстко заявил, что Турция «понимает» позицию Вашингтона по курдским «Отрядам народной самообороны» (YPG), ведущим борьбу с ИГ в Сирии. А 25 августа к числу стран Запада, официально объявивших о готовности оказать помощь курдами Ирака и Сирии в войне с джихадистами, присоединилась даже Австрия. Ее министр иностранных дел Себастьян Курц подчеркнул, что Вена должна обеспечить курдские силы пешмерга большей военной поддержкой, так как они борются с экстремистами от имени всего мира. Правда, при этом австрийский министр потребовал и от ЕС, и от других стран закрыть границы и не допустить въезда в Европу беженцев из Сирии и Ирака, в том числе, разумеется, и курдов.

Трагедия в Тадморе показала, что, пожалуй, зря сирийское руководство избрало тактику медленного «удушения» осаждённых исламистов — они так и так приступили к уничтожению жемчужины общемировой цивилизации. Впрочем, вина за это — не только на боевиках ИГ и Сирии, но и на Западе, ведь не было бы оголтелой поддержки «сирийской оппозиции» со стороны США и ЕС, сегодня не уничтожались бы памятники старины в Ираке и Сирии. Однако сейчас лопается терпение и в структурах, находящихся под неоспоримым влиянием Запада. Так, ЮНЕСКО осудила разрушение боевиками ИГ храма Баалшамина. В заявлении организации от 25 августа особо подчёркивается, что «подобные действия являются военными преступлениями, и совершившие их лица должны понести ответственность за них». Почти сенсация! Запад после балканской войны 90-х впервые (!) удосужился хоть что-то квалифицировать как «военное преступление» и требует безусловного наказания за содеянное. А как быть насчёт геноцида народов Сирии и Ирака — разве это не военные преступления, разве это только «борьба за демократию» или переформатирование региона в «Глобальный Ближний Восток»?

Но сегодня трагичность ситуации в Сирии и Ираке усугублена ожесточением и турецко-курдского противостояния в Турции. Можно себе представить, как негодуют турецкие власти и военные из-за того, что США по сути запретили им какие-либо военные операции в предполагаемой будущей 50-километровой «буферной зоне» на сирийской территории. Ведь Анкара продолжает настаивать на том, что курдские «пешмерга» сирийской YPG — это та же самая Курдская рабочая партия (PKK). А после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провозгласил о прекращении переговоров с PKK, война в принципе уже идёт по всей стране — даже в Стамбуле. То бурные митинги протеста и стычки с полицией, то теракты.

Сейчас были эвакуированы многие жители юго-восточного городка Юксекова — здесь партизаны особенно ужесточили свои действия против турецкой армии и сил безопасности. А организация «Народные силы обороны» (ANF) на днях объявила, что в ходе боестолкновений в Диярбекире 19 августа курды уничтожили 12 и ранили четверых турецких военнослужащих.

В Анкаре ANF по традиции связывают с PKK, считая организацию филиалом или военным крылом Рабочей партии. Хотя, видимо. Всё обстоит намного сложней — просто с каждым новым витком напряжённости из числа турецких курдов формируются новые или восстанавливаются прежние структуры Сопротивления. 26 августа Турция всё-таки, наконец, пошла на публикацию данных о потерях с момента возобновления войны с курдами. По данным правительственного агентства Anadolu, с 22 июля были убиты 814 членов PKK, в основном (450 человек) в результате авиаударов по горным районам в Северном Ираке. Агентство также заявило, что «в течение 28 дней насилия в курдском регионе Турции были убиты 57 турецких солдат и полицейских, погибли 15 мирных жителей, в том числе один гражданин Ирана. Более 201 человека получили ранения».

Ну, ситуация с погибшим иранцем — вообще, тема углубленного отдельного разговора, ведь Тегеран выступил с нотой протеста своего МИД. Это весьма существенная заявка Ирана на гипотетическое будущее участие своих силовиков, скажем, в «антитеррористических операциях» на территории Турции. И членство Анкары в НАТО — явно не помеха для Тегерана, ведь точно так же его силовики вторгались и углублялись на территорию Ирака, «преследуя террористов», даже когда в Ираке дислоцировались многие десятки тысяч военнослужащих США и Великобритании. И никто не смел перечить Ирану или обвинять его в агрессии против Ирака.

Заявление же «старшего лидера» PKK Джамиля Байика от 26 августа в интервью немецкой газете Welt am Sonntag говорит о том, что турецкие курды твёрдо ожидают ответа на свои предложения по Турции и курдской «автономии»…от США. Байик не просто отверг призыв лидера прокурдской Демократической партии народов Турции (HDP) Селахеттина Демирташа об одностороннем прекращении огня — он дал понять Анкаре, что военное крыло PKK больше не доверяет не только турецким властям, но и Демирташу с его партией. Таким образом, Эрдогану придётся искать нового курдского посредника, если переговоры с PKK всё же возобновятся, или же согласиться с инициативой Байика о том, что теперь посредник между турками и курдами — это только США.

Однако во все эти перипетии щепетильности добавляет то, что в последние недели Россия возобновила поставки военно-авиационной техники и Сирии, и Ираку. Дамаску — 6 сверхзвуковых всепогодных истребителей-перехватчиков дальнего радиуса действия «МиГ — 31» из 8, частично исполнив контракт 2007 г.; Багдаду — четыре ударных вертолёта Ми-35М и четыре вертолёта Ми-28Н («Ночной охотник»). В целом к настоящему времени Ирак получил 16 Ми-35М и 11 Ми-28Н. В Сирии, по сути, 2 авиазвена «МиГ»-ов уже «в работе» — поступали сообщения об уничтожении израильского беспилотника и боевого самолёта в районе южной Эль-Кунейтры.

И, что тоже немаловажно, в эти дни как будто бы не поступало сообщений об авианалётах турецких и американских ВВС на сирийскую территорию. Теперь же следует ожидать активизации использования Ираком российских самолетов в боях против ИГ. И если попытаться визуально провести параллель между поставками российской авиатехники Сирии и Ираку с нотой протеста Ирана, то вполне уместной будет выглядеть версия о том, что Москва и Тегеран не просто активизируются в вопросах Сирии и Ирака, но и сделали веские заявки на участие в разработках Курдского фактора.

Сергей Шакарянц

Источник: iarex.ru

 
Статья прочитана 16 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru