Сегодня: г.

«Лебединая песня» российской экономики

Чтобы понять ближайшие перспективы РФ (дальних перспектив у нее не видно, как у больного, умирающего от рака), надо разобраться со структурой ее экономики. Наша модель – четырехсекторная, в ней действуют четыре экономических агента: 1. Домохозяйства. 2. Фирмы. 3. Государство. 4. Иностранный сектор.

Все они являются сообщающимися сосудами. Рост экономики, которым нас пугает наше правительство, может произойти в случае роста хотя бы в одном секторе. То есть если там будет приток средств, уровень повысится во всех прочих. А если хоть в одном сосуде уровень жидкости упадет, это приведет к падению уровня в остальных. Давайте разберемся, за счет чего хотя бы гипотетически может выправиться ситуация в экономике РФ.

Домохозяйства

Тут все не так плохо, как нам говорят по телевизору, а гораздо хуже. Росстат в попытках натянуть сову на глобус утерял последнюю совесть. Кто же поверит, что инфляция у нас всего 12%? Хотя, следует учесть, что «инфляция» – понятие  абстрактное, этот показатель не отражает изменение стоимости всех товаров и услуг на рынке, вычисляется по нескольким всего десяткам индикаторов. Скажем, если крупа подорожала на 10%, а элитная недвижимость и буровые установки подешевели на 50%, то получится, что в стране дефляция. Но ведь мы, 99% населения, не покупаем элитной недвижимости и буровые установки.

Более близким к телу является индекс потребительских цен (ИПЦ), показывающий, насколько подорожали товары повседневного спроса. И тут картина совсем иная – ИПЦ показывает рост более чем на 30%. Но для экономики показатель инфляции не играет никакой роли. Если ИПЦ вырос на 30%, а доходы населения на 50%, то экономика будет бурно цвести и пахнуть, а население жировать и радоваться. Поэтому надо вычислить пропорцию между ростом потребительских цен и ростом доходов потребителей.

Тот же Росстат утверждает, что номинально зарплаты в РФ выросли на 5,4%, а реальные доходы населения упали всего лишь на 9,5%. Я не нашел ни одного человека за год, у кого бы номинально зарплата выросла. Почему-то все говорят, что получать стали меньше, особенно бюджетники. Почему же врет статистика?

Все дело в том, что официоз оперирует лишь «белыми» зарплатами. Распространенная же практика заключается в том, что во многих фирмах работники получают «вбелую» лишь часть жалования. Один мой знакомый на протяжении нескольких лет платит персоналу по бумагам исключительно МРОТ. А сам он для налоговой вообще работает «на общественных началах». В2015 г. МРОТ вырос на 7,4% – ровно на столько же «выросла» и зарплата в его фирме. Реально же, по его словам, он стал платить всем в среднем в полтора раза меньше, это по данным на сентябрь, сейчас и того хуже.

У бюджетников зарплатой считается оклад. Оклады номинально выросли или, по крайней мере, не изменились. А вот всякого рода стимулирующие выплаты и премии из внебюджетных фондов усохли существенно. Поэтому, как шутит один мой знакомый врач, «зарплата у меня выросла на 10%, а получать я стал на 30% меньше».

Еще один нюанс. Росстат считает зарплатой оплату труда за час. Поэтому тариф оплаты, может, и не изменился, а вот занятость на многих предприятиях сократилась весьма существенно. Переход с 5-дневной на 3-дневную рабочую неделю означает, что на руки работники стали получать в месяц на 40% меньше. Тех, кто работает сдельно, это тоже касается. Если раньше у таксиста было два клиента в час, а сегодня – один за три часа, то зарабатывать он стал меньше, хотя формально тариф за пассажирокилометр даже вырос.

В итоге реальная заработная плата снизилась существенно – если навскидку, то на 30-40%. Почему же потребительский рынок упал не столь значительно – где-то на 20%? Во-первых, за счет иностранцев – они стали потреблять больше, поскольку их покупательная способность из-за девальвации рубля выросла. Причем под иностранцами я не имею в виду гостей из сытой Европы. В конце 2014-начале2015 г. к нам, словно саранча, хлынули казахи, сметая с полок электронику, бытовую технику и автомобили. В Астрахани автосалоны в декабре2014 г. продали авто примерно столько же, сколько за предыдущие 11 месяцев. Большинство покупателей были из Казахстана.

Во-вторых, те россияне, у которых были хоть какие-то накопления, постарались избавиться от них, покупая недвижимость, ювелирные украшения, авто или дорогую бытовую технику. В-третьих, многие торговые сети, понимая, что паровоз уходит, принялись демпинговать, освобождая свои склады. Повлияло на активность потребителей и сокращение туристического трафика: чем меньше денег граждане тратят за границей, тем больше тратят внутри страны. Наконец надо учитывать, что в2015 г. в продаже была еще значительная товарная масса по старым ценам, без учета двукратного падения рубля.

Несмотря на все это, покупательная способность населения упала, как минимум, на треть, что в полной мере скажется на потребительском рынке лишь в нынешнем году. Домохозяйства в России не стали драйвером экономического роста; скорее, наоборот, они сокращают свои расходы, что тянет экономику на дно.

Фирмы

К базовым относятся семь отраслей экономики РФ, формирующих порядка двух третей ВВП: сельское хозяйство; добыча полезных ископаемых; обрабатывающие производства; производство и распределение электроэнергии, газа и воды; строительство; транспорт; оптовая и розничная торговля.

Торговля, строительство, обрабатывающая промышленность и частично транспорт находятся в зависимости от потребительской активности домохозяйств, и потому уверенно падают. Добыча полезных ископаемых и энергетика номинально растут, однако в связи с катастрофическим падением мировых цен на энергоносители и сырье, они находятся в том же упадке.

Для любой производящей экономики дешевеющие энергоносители и сырье – благо. Для экспортной экономики РФ – смертный приговор. Итого ничтожнейший рост на 2,2% показало только сельское хозяйство. Но и этот рост неполноценный, поскольку рентабельность АПК падает, дотационность растет. Реальная зарплата в отрасли не повышается, а медленнее падает лишь потому, что дальше падать ей просто некуда – средняя зарплата по АПК и так составляет 55% от средней по стране. Уровень инвестиций также снижается, то есть рост производства обеспечивается ускоренной амортизацией основных фондов.

Но хуже всего дело обстоит в жизненно важной отрасли для РФ – добыче и экспорте сырья. Мировые цены снизились ниже себестоимости добычи нефти в РФ (если в себестоимость включать капзатраты для поддержания уровни добычи), то есть отрасль приходит в упадок, инвестиции стремительно падают. Поскольку нефтегазовый комплекс является крупнейшим локомотивом российской экономики, замедляется вся промышленность в целом.

Гиперзависимость экономики РФ от нефтяных цен означает, что в случае подорожания барреля нефти экономика начнет расти как бы сама собой. Однако надо четко уяснить, что, во-первых, мировые цены будут только снижаться, поскольку никаких факторов роста не наблюдается. Во-вторых, подорожание барреля до $60 будет означать лишь замедление темпов падения российской экономики, но не ее рост. Впрочем, я совсем не уверен, что реальный разворот к росту наступит даже при 80 баксах за бочку, слишком уж запущен пациент. Таким образом данный экономический агент в принципе не способен стать причиной оживления экономики в 2016 году.

Государство

Традиционно в России государство является мощнейшим экономическим агентом. Однако вследствие краха экспортно-сырьевой модели экономики государство сегодня является техническим банкротом – доходы бюджета значительно отстают от расходов. При этом структура расходов предельно тупа: треть бюджета уходит на оборону и правоохрану, а вот крупные инвестиционные проекты не осуществляются.

Многие ошибочно полагают, что экономику может взбодрить наращивание гособоронзаказа. Увы! Если государство делает инвестиции, например, в машиностроение, в производство карьерного самосвала, то это оживляет всю цепочку от добычи сырья до производства электронных компонентов. Далее карьерный самосвал отправляется на карьер, поднимая добычу сырья, будь то уголь или алмазы; следом оживают потребители сырья – металлургические предприятия или гранильные заводы. По всей этой цепочке предприятия наращивают платежи в бюджет, растет количество рабочих мест и доходы населения. Население активнее отоваривается в магазинах, что вливает свежую кровь во всю экономику.

А что будет, если правительство закажет 100 новых истребителей? Да, собственно ВПК оживится. Но по выполнению оборонного заказа экономика испытает спад – авиазаводы вынуждены будут уволить ставших ненужными рабочих, и такой же эффект ударит по всей производственной цепочке. Новые истребители не будут совершать никакой полезной экономической деятельности, не поднимут собираемость налогов. Наоборот, придется тратить колоссальные средства на обслуживание боевых самолетов, подготовку летного и обслуживающего персонала, содержание аэродромов и т.д. Эти траты остаются именно ТРАТАМИ, а не инвестициями, они не создают мультипликационного эффекта.

На оружие, конечно, деньги тратить необходимо. Но наращивать расходы на оборону надо лишь в двух случаях: при угрозе нападения на страну; при росте бюджетных доходов.

Каковы шансы на то, что государство, как экономический агент, способно будет поддержать падающую экономику? Самые ничтожные. Свою «кубышку» наша власть использует как источник воровства и как страховку от острого социального кризиса, но ни в коем случае не как инвестиционный ресурс. По мере ухудшения экономической ситуации правительство может употребить заначку для выплаты пенсий и зарплат, чтобы старики и бюджетники не учинили голодные бунты. Но драйвером роста эти расходы стать не могут по определению. 

Выиграть выборы в2016 г. – да, но не более того. А вот до2018 г. может и не хватить.

Иностранный сектор

Тут все совсем безрадостно. Если страна обладает инвестиционной привлекательностью и иностранные инвесторы вкладывают в нее десятки миллиардов долларов, это способно дать толчок экономике в целом. Для РФ  же иностранный сектор является насосом, который ослабляет экономику, усиливая эффект от инфляции, бюджетного дефицита и падения экспортных доходов. Чистый вывоз капитала из РФ за2015 г. превысил $52 млрд. Да, это меньше, чем в позапрошлом году, но причин для радости тут нет – просто вывозить стало особо нечего.

Из России уходят десятки крупных корпораций, для которых наша страна – рынок сбыта. Оно и понятно, ведь они заинтересованы в получении прибыли в валюте. Если раньше для получения выручки в миллиард долларов надо было продать продукции на 30 млрд. руб., то сейчас – на 75 млрд. руб., да еще при том, что покупательная способность населения упала. В данном случае падение национальной валюты способствует лишь оттоку инвестиций, падению производства, росту безработицы и снижению доходов населения.

Почему же в других странах девальвация вызывает приток инвестиций и оживляет экономику? Это возможно в том случае, когда в стране осуществляется производство товаров, а потребитель находится за ее пределами. В этом случае подешевевшая рабочая сила обеспечивает экспортерам увеличение нормы прибыли. Но в РФ иностранные компании практически ничего не производили на экспорт. Это ж вам не Китай и не Вьетнам.

В 2016 г. надежды на иностранный сектор нет совсем. К тому же специфика РФ заключается в том, что значительная часть «отечественной» экономики российская только по происхождению. Директор завода Иван Иванович Иванов, украв миллиард, вывозит его, легализует в оффшоре, после чего банкротит и покупает свой же завод уже в качестве иностранного инвестора, оставаясь формально российским гражданином. И как только этот тип почувствует неладное, он уж точно не будет держаться за российский паспорт, а свалит на пальмовые острова, плюнув на свой завод, ставший ему обузой. Если для западных компаний вполне нормально 3-5 лет планово работать в убыток, то наши «эффективные собственники» даже представить себе такого не могут. Не за счет же собственных средств они будут убытки покрывать! Так что активность иностранных экономических агентов будет в нынешнем году падать гораздо более, чем экономика в целом.

Ко всему прочему добавим эффект сужающегося рынка – Россия теряет в качестве потребителей своей продукции Украину, Турцию, Европу. Компенсировать потери за счет азиатских рынков она не в состоянии.

Мы тонем, оттого что у соседей прорвало трубу

То есть, как видим, ни малейших предпосылок для стабилизации российской экономики в2016 г. нет и не предвидится. Остается лишь слепая вера в то, что нефть подскочит. Но, повторюсь, даже рост ее котировок до $60 не способен развернуть наше экономику к росту.

Все сказанное выше – настолько общеизвестно, очевидно и неопровержимо, что даже не является уже предметом дискуссии. Все это лишь преамбула к главному вопросу, который заключается в следующем. Наша экономика откровенно идет ко дну – но почему в таком случае совершенно не меняется поведение властей и населения?

Для нас уже расхожим стал образ «Титаник» налетевшего на айсберг: трюмы стремительно наполняются ледяной водой, но команда и пассажиры ведут себя как ни в чем не бывало. Капитан спокойно обедает в салоне, показывая своим беззаботным видом, что бояться нечего. Публика из первого класса увлеченно обсуждает меню в ресторане, оркестр играет позитивный марш. Первый помощник дает в кают-компании презентацию, из которой следует, что «Титаник» непотопляем, а что до айсберга, который пропорол борт, то все под контролем. Корабль осел? Ничего страшного – это в трюмах идет контролируемый забор воды для стабилизации судна. Оно кренится на борт? Это временное явление… Даже пассажиры третьего класса, запертые внизу, старательно не замечают треска лопающихся переборок, а воду, струящуюся по полу, объясняют тем, что у соседей трубу прорвало.

Население вместо того, чтобы спасать тонущую страну, проявляет необъяснимую пассивность – политическую, экономическую и социальную. Что там страна – даже лично себя россияне спасать не хотят. Ну, подумаешь, зарплаты упали. Во второй половине2015 г. по мере ухудшения экономической ситуации, забастовочное движение в РФ, активизировавшееся в начале года, пошло на спад. Зато все выше рейтинг Путина. Соцопросы показывают, что хоть доверие «третьего класса» к официозной первоканальной пропаганде упало вдвое, любой негатив, каким бы объективным он ни был, вызывает отторжение.

«Лебединая песня» российской экономики уже звучит, что называется, из каждого утюга, из каждой кофемолки, которые мы разучились напрочь делать. Но ни верхи, ни низы не желают вникать в суть проблем категорически – и при такой взаимной отрешенности решить их в принципе нельзя.

Алексей Кунгуров

Источник: finobzor.ru

 
Статья прочитана 45 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru