Сегодня: г.

Миф о Саудовской Аравии и развале СССР

Саудовская Аравия увеличивает долю на рынке нефти, теряя деньги из-за низких цен и делая акцент на сдерживании Ирана. Китай, основной покупатель нефти, на цену почти не повлияет. ОПЭК неэффективна, но пока не разваливается. Мелкие страны организации работают себе в убыток, но, тем не менее, добычу не прекращают. Обо всем этом читайте в первой части интервью Politeka с одним из ведущих украинских экспертов в области энергетики президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаилом Гончаром

Politeka: Для начала такой вопрос: в последнее время цена на нефть (и Brent, и WTI) превысила отметку в $50 за баррель. Чего следует ожидать в ближайшее время?

М. Гончар: Думаю, нефть будет вести себя достаточно волатильно, и текущие цены тому подтверждение. Нынешний тренд к удорожанию не означает, что цена на нефть пошла вверх и только вверх. Если мы проанализируем предыдущие периоды, то во время условных периодов высоких или низких цен на нефть мы увидим, что поведение цены достаточно разнонаправленно. То, что происходит сейчас, это, скорее, микротенденция, которая является реакцией рынка на политические и военно-политические факторы. Но если мы говорим о Сирии, то это ведь не крупный нефтедобывающий район. Думаю, что нефтяные спекулянты пытаются использовать политическую неопределенность, чтобы временно поднять цены. Потому через какое-то время цена вновь пойдет вниз.

Politeka: ОПЕК и американское Агентство энергетической информации (EIA) ожидают значительного роста спроса на нефть в следующем году. В случае EIA даже рекордного за шесть лет. Какие основания для таких прогнозов?

М. Гончар: Думаю, эти прогнозы соответствуют действительности. На более дешевый ресурс всегда повышается спрос. Мы видим, что и на других сырьевых энергетических рынках снижаются цены. Они таким образом конкурируют с низкими ценами на нефть. В частности, если в прошлом году говорили, что Украина будет закупать уголь по цене $70-72 за тонну, то сейчас цены на рынке упали ниже $50. Так угольный рынок реагирует на снижение цен на нефть. Такая же ситуация с газом.

Снижение цен на нефть всегда провоцирует рост спроса. И понятно, что это особенно важно для стран ЕС, экономика которых замедлилась после кризиса 2008-2009 гг. Европе пришлось тяжело, поскольку энергоносители были дорогими: стоимость держалась выше $100 за баррель, газа — в пределах $400-500 за тысячу кубометров. Поэтому, конечно, падением цен, которое началось в июне прошлого года, производители пользуются. Естественно, повышение спроса не приведет к обратному скачку цены на нефть к отметке в $100. Цена, возможно, даже будет проваливаться ниже $40.

Politeka: Как мы знаем, Китай является основным покупателем нефти, но сейчас пребывает не в наилучшей финансовой ситуации. Вы ожидаете, что Китай восстановит свою долю на рынке углеводородов?

М. Гончар: Нет. Есть ведь еще Индия, Южная Корея, которые также немало потребляют. Китай своего «дна» пока не достиг. Пузырь до конца еще не лопнул. Экономическое замедление, скорее всего, будет продолжаться еще несколько лет. Это не обязательно значит падение промышленного развития или ВВП, но замедление определенно будет. Чем больше растет экономика, тем меньше темпы роста. Низкие цены на энергоносители, конечно, будут подспорьем, но проблемы китайской экономики не только и не столько связаны с ценами не энергоресурсы. Китай вполне спокойно покупал нефть, газ и все остальное и при высоких ценах. Сейчас, очевидно, стране необходима очередная экономическая реформа. Старая модель, результаты которой мы видели в течение последних лет двадцати, уже свой потенциал исчерпала. Китай, конечно, поддержит спрос, но вряд ли это сильно простимулирует нефтедобычу. Ведь не только в Европе и Америке, но и в том же Китае видны тенденции к уменьшению роли энергоресурсов. Они пытаются развивать альтернативную энергетику, электротранспорт, потому что увидели тупиковость линейного наращивания потребления энергоносителей. Особенно сильно на угле они обожглись. Потому что чрезмерное увлечение углем, которого у Китая достаточно, привело к тому, что целые урбанизированные регионы стали задыхаться от выбросов в атмосферу. Поэтому рассчитывать, что Китай даст сильный импульс нефтедобыче и торговле, не приходится.

Politeka: Какую роль в формировании цен сейчас играет ОПЕК? То есть не отдельные страны, а именно организация. Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива сами по себе. Они не очень обращают внимание на других членов. Есть и несколько кризисных стран — Ливия, Венесуэла, — которые сейчас, откровенно говоря, ничего на мировом рынке не решают.

М. Гончар: Действительно, ОПЕК, как говорится, — Федот да не тот. Если в семидесятые страны организации контролировали до половины мировой нефтедобычи, то сейчас примерно четверть. Поэтому они не являются такими плеймейкерами, как раньше. Тем более что в условиях низких и нисходящих цен каждый начинает тянуть одеяло на себя. Поэтому единая стратегия на повышение цен уже не работает. Конечно, запас такого понижения у каждой страны разный. Саудовская Аравия или Кувейт, с точки зрения себестоимости нефти, имеют запас достаточно большой. Они могут играть. Другое дело, что социальные и бюджетные вопросы снижают возможности для маневра. Тем не менее они это делают. При этом рассчитывая взять как можно больший сектор рынка, отобрав его, конечно же, у других.

Венесуэла оказалась в такой сложной ситуации по той причине, что ее нефтедобыча весьма специфична. Это тяжелая нефть в бассейне реки Ориноко, с высокой себестоимостью. По этой же причине Эквадор в августе, кажется, выскочил уже в убыточную зону своей нефтедобычи. Арабские страны могут себе позволить значительно больше. Но если даже Эквадор добывает себе в убыток, это не значит, что добычу он прекратит. Возможно, скважины с высокими эксплуатационными расходами будут законсервированы, но остальные продолжат функционировать.

Если вспомнить девяностые, когда цена на нефть была на минимуме, достигая в конце десятилетия $10 за баррель, говорили, что в России наступает нефтяной коллапс, что из экспортера она превратится в импортера. Тогда нефтедобыча действительно упала до невиданного минимума, но она не прекращалась. Реформа отрасли дала эффект потом. Сейчас еще не все уверены, длинный это или короткий период низких цен. Многие, сомневаются, что будет он длинным. Поэтому и откладывают реформы отрасли в своих странах. Но, судя по всему, период все же длинный. Если мы используем ретроспективный анализ, начиная с семидесятых годов посмотрим, какова была динамика цен, то увидим, что выделяются три соразмерных периода. Сначала высоких цен, начиная со времени знаменитого арабского нефтяного эмбарго 1973 года и до 1986 года. То есть 12,5-13 лет. Потом цену обрушили события на Ближнем Востоке, прежде всего Ирано-иракская война, политика Саудовской Аравии. До 1999 года включительно был период низких цен — почти 14 лет. Ну и потом с 2000-го по июнь 2014-го цена росла. Только за исключением периода на рубеже 2008-2009 годов. Снова получается 14 лет — период смены циклов. Поэтому сейчас снова следует ожидать длинного периода низких цен. Можно, конечно, сказать, что $40-50 за баррель — это не $10-15. Но нужно учитывать, что и доллар девяностых и сегодняшний — разные по весу доллары.

Politeka: Саудовская Аравия пока не хочет снижать добычу. Если бы они все-таки попытались поддержать цену, то больше или меньше они бы потеряли? Речь о потере доли рынка, конечно.

М. Гончар: Саудовская Аравия, как бы то ни было, остается главным плеймейкером. Как бы России ни хотелось их потеснить, поле для маневров у арабской страны больше. Из-за себестоимости нефтедобычи и более комфортных метеоклиматических условий. Они также имеют в своих нефтяных фондах более $700 млрд, что дает им серьезную подушку безопасности. При их бюджете около $200 млрд. Поэтому они могут спокойно реализовывать стратегию снижения цены, постепенно наращивая долю на рынке. Даже если потери при этом будут существенными, в долгосрочной перспективе они все равно выиграют — когда цена опять пойдет вверх, а они сохранят возможность на нее влиять. Кто идет первым, выигрывает больше. Думаю, что Саудовская Аравия будет действовать именно таким образом.

Но нельзя забывать одну вещь: для Саудовской Аравии есть и другая система координат — Иран. Главная цель — не дать возможности Ирану получить очередной импульс для развития. А такой импульс он получает при снятии санкций, выбрасывая дополнительные объемы нефти на мировой рынок. Саудовская Аравия рассчитывает изменением цены на нефть повлиять на будущие объемы доходов Ирана от реализованной нефти. Все это не только расширение своей доли рынка.

Кстати говоря, когда утверждают, что Саудовская Аравия развалила Советский Союз, по указке Вашингтона обрушив цены на нефть, в значительной степени это миф. Да, в восьмидесятых они перешли к политике снижения, но, опять-таки, тогда она также хотела подорвать возможности Ирана по восстановлению своего экономического и военного потенциала, существенно пострадавшего во время Ирано-иракской войны, которая началась в 1980 году. Сначала Ирак держал инициативу, но в середине восьмидесятых произошел перелом. Иран ведь все-таки более мощная страна. Стало понятно, что Ирак проиграет. Нефтяные доходы Ирана позволяли ему не только оклематься, но и наращивать свои военные и экономические мускулы. Поэтому Саудовская Аравия и другие арабские страны, которые помогали Ираку, пошли на этот шаг. Прежде всего, чтобы навредить Ирану. Но пострадал и Советский Союз, которого не стало через пять лет.

Здесь Саудовская Аравия ничего нового не придумала и использует кальку 1980-х. Видя, что период санкций против Ирана так или иначе подходит к концу. Поэтому надо снова ему противостоять. А делать это сложно, потому что Иран, как бы то ни было, более мощная по потенциалу страна, при имеющейся промышленности и военном потенциале. Поэтому стратегия правильная — работать на сдерживание Ирана, его экономического развития.

Во второй части интервью читайте о том, как низкие цены влияют на нефтяную промышленность США, почему европейские компании подписали контракт с «Газпромом» о строительстве второй ветки «Северного потока» и каковы цели России в Сирии, если брать во внимание транзитные перспективы этой ближневосточной страны

Владислав Кудрик

Источник: politeka.net

 
Статья прочитана 44 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru