Сегодня: г.

Москва идет на Ближний Восток

Информация о том, что Россия активизируется на сирийском направлении, стала еще одним тревожным звонком в череде непростых новостей последнего времени. 

Похоже, что речь идет о более достоверных разведданных, чем фотографии российских солдат на фоне портретов Путина и Асада. 

В противном случае, американский госсекретарь Джон Керри не стал бы экстренно обсуждать этот вопрос с президентом РФ. 

Формально Россия держит в Сирии небольшой контингент для защиты порта в Тартусе. 

Не секрет, что Москва направляет Асаду не только гуманитарную помощь, но и вооружение в сопровождении военных специалистов. Но в последние дни спутники зафиксировали строительство некого объекта недалеко от международного аэропорта в провинции Латакия – предположительно для приема войск и тяжелой техники. 

Сам Путин в своем недавнем выступлении не исключил участия российских подразделений в военных действиях на стороне армии Асада. 

Но почему Кремль решил вмешаться в сирийские события именно сейчас? 

Как известно, короткая победоносная война – лучший способ отвлечь внимание народа от внутренних проблем, которых в России более чем достаточно. Но даже кремлевским идеологам должно быть ясно, что война не будет короткой, да и победить в ней вряд ли кому-то удастся. 

Появление новой воюющей стороны еще больше затянет конфликт. Однако не исключено, что именно это и является целью Путина. 

Возможно, Кремль надеется переубедить Запад в его отношении к Асаду, пользуясь наглядными аргументами – эскалацией насилия, растущим потоком беженцев, распространением неуправляемого хаоса. Существует даже конспирологическая версия о том, что нынешний массовый наплыв беженцев из Сирии в Европу организован Россией с использованием судов, перевозивших гуманитарную помощь. 
На Западе действительно все больше говорят о том, что единственный путь помочь сирийцам – прекратить на их земле войну. Путин постарается донести до представителей альянса еще одну мысль – что войну не прекратить без участия Асада и, разумеется, без единственных посредников, которым он доверяет – политикам из Кремля. Если этот ход удастся, Россия вернет себе имидж миротворца и уважение международных кругов, которое в последнее время сильно пошатнулось. Российские политологи открыто говорят, что в ситуации санкций и международной изоляции их страна может изменить свое положение только с помощью вмешательства во внешние конфликты. 
Все остальные версии – отвлечь мир от происходящего в Восточной Украине, добиться признания аннексии Крыма, ослабить эффект от предстоящей публикации отчета по гибели малазийского Боинга – выглядят неубедительно. Как ни хотелось бы Путину представить себя спасителем мира от угрозы ИГ – он, имея за спиной опыт двух чеченских войн, понимает, что это невозможно. А участники западного альянса уже дали понять, что не слишком рады новому соратнику – в этом смысле их больше устраивает Иран. В сирийском узле Москве нечего предложить международному сообществу, кроме урегулирования со ставкой на Асада.

Для Израиля такой вариант на первый взгляд кажется не самым плохим. Старый, да еще изрядно потрепанный враг Асад – меньшее из всех зол, которых можно ожидать со стороны Сирии. Однако остается вопрос, куда денутся многочисленные и хорошо вооруженные банды, которые воюют сегодня на территории Сирии. Очевидно, что разгромить и разоружить удастся лишь небольшую часть. Остальные уйдут в соседние страны и будут искать новое поле для битвы за ценности ислама. Не исключено, что их оружие будет обращено против еврейского государства. Для кого-то – например, для Хизбаллы – это поворот станет просто возвращением к привычной рутине. При этом партия Аллаха вернется к противостоянию с Израилем с новым опытом войны и новым оружием. Нет никаких сомнений, что российские вооружения, которые поставляются сейчас в Сирию, рано или поздно попадут в руки Хизбаллы. 

Само по себе вступление России в военные действия грозит созданием критических ситуаций в воздушном пространстве на границе Израиля и Сирии. До сих пор ВВС Израиля могли уничтожать огневые точки, с которых велись обстрелы нашей территории, но что будет, если их начнет охранять российская авиация? Как должны вести себя наши военные, если российский самолет нарушит воздушное пространство Израиля? 

Но если военных столкновений все же можно будет избежать, то политические последствия прихода России в Сирию выглядят гораздо опаснее. Возвращение Асада на политическую арену может стать основой для создания нового блока Сирия – Россия – Иран, у которого гораздо больше шансов противостоять только намечающемуся и ненадежному альянсу Египет – Израиль – Саудовская Аравия. А следующим шагом российского миротворчества с большой вероятностью станет решение палестинской проблемы. 

Ира Коган

Источник: mignews.com

© 2015, admin. Все права защищены.

Related posts:

 
Статья прочитана 10 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru