Сегодня: г.

Не Ленин развязал гражданскую войну. А кто?

Первым поджигателем войны следует, конечно, считать Керенского. Как? Этот тряпка, размазня – и вдруг развязал войну? Однако, нельзя забывать, что этот ничтожный человечишко был у руля страны. И именно под его «руководством» страна стремительно катилась к пропасти. Ленин выхватил руль из рук безвольного руководителя и буквально в последнюю минуту оттащил Россию от края пропасти.

Сегодня мы живем в королевстве кривых зеркал. Помните чудесный детский фильм с таким названием? Там королевством правили Йагупоп, Абаж, Нушрок, Анидаг… Прочтите эти имена справа налево, — поняли? Там было все наоборот: подлость считалась доблестью, дураки – умными, честные труженики – преступниками. За правду сажали в тюрьму, за вранье давали ордена. Очень похоже на ситуацию в современной России, не правда ли?

Да вот вам свежий пример – День рождения главного буржуина. О, это был великолепный спектакль! Надо отдать должное сценаристам и исполнителям: уж до того искусно отмывали они добела черного кобеля. С особой благодарностью отметили его подвиг – расстрел защитников Верховного Совета. Если кто чего не понял, то Сванидзе объяснил: «Именно благодаря Ельцину Россию не захлестнул второй Октябрь 17 года и вторая гражданская война».

Правда, здорово? Мы-то и не догадывались, что открыть пальбу по Верховному Совету и ухлопать десятки тысяч людей (У Белого Дома и в Останкино) теперь следует считать предотвращением гражданской войны. Как же тогда назвать ограбление  страны и народа Ельциным, Гайдаром и Чубайсом? Наверное, великим подвигом трех богатырей, подаривших народу благоденствие, а стране – процветание.

Лично я не сомневаюсь, что все эти сванидзе, басилашвили, чудаковы, захаровы и прочие отлично знают, кем на самом деле  является Ельцин. Да ведь и в королевстве кривых зеркал все знали, что Абаж – это жаба, Йагупоп – попугай… Но делали вид, будто не догадываются. Вот и нынешние воспеватели главного буржуина делают вид. А как же иначе: ведь он еще силен, за него горой олигархи. А с ними ссориться никак нельзя: глядишь, премию подкинут или еще какую-нибудь вкусную кость. Вы только посмотрите на того же Сванидзе: произнося нечто несусветное, он изо всех сил пыжится придать своему лицу умное выражение. Но дурость-то так и прет из него, да и откуда ум у Йагупопа?

Так стоит ли удивляться перевернутой логике нынешней «демократической» элиты?  Все закономерно: в королевстве кривых зеркал и логика кривая. Вот недавно с почестями перезахоронили Деникина. Телеведушие с придыханием произносили слова «легендарный генерал».  Но в чем же его легендарность? А в том, что он воевал со своим народом на английские деньги. Оттуда же получал вагоны продовольствия, вооружения, военного снаряжения. И даже танки присылали ему из Англии! Расплачивался генерал расстрелами десятков тысяч рабочих, порками крестьян целыми уездами. Многие от этих порок умирали, другие оставались калеками.

Телевидение нам показывало дочку генерала Деникина. Симпатичная такая старушка, до самой своей смерти обожавшая своего папу. Любить папу – дело святое, дочку можно понять. Но как понять наше правительство? Впрочем, понять можно, если  судить с точки зрения кривой логики: всё великое в Истории страны подлежит охаиванию, всё подлое – возвеличиванию.

С точки зрения кривой логики становится понятным, почему Ельцина, развязавшего гражданскую войну и устроившего геноцид народа, объявляют великим историческим деятелем, принесшим народу свободу, а Ленина, которому война была навязана и который реально освободил народ от гнета помещиков и капиталистов, — называют жестоким тираном.

Но давайте оставим на время  всех этих Йагупопов и Абажей в их королевстве кривых зеркал и – вернемся в реальный мир. Вернемся в Историю, в лето 1917 года и посмотрим, кто же  на самом деле был поджигателем гражданской войны.

Лично я считаю первым поджигателем гражданской войны Керенского.  Да, размазня. Да, тряпка. Но, простите, он ведь был премьер-министром Российского правительства! Был Верховным главнокомандующим! Когда простой обыватель ведет себя расхлябанно, это, конечно, плохо, но государство из-за этого не рухнет. Кто читал повесть Гоголя «Записки сумасшедшего», помнит, как титулярный советник Поприщин записывал в своем дневнике;

—         После обеда большею частию лежал на кровати.

—         Большею частию лежал на кровати и рассуждал о делах Испании.  

Ну и что? Ни Россия, ни Испания от его лежания не пострадали. А когда Поприщин дорассуждался до того, что возомнил себя королем Испании, его быстренько препроводили в сумасшедший дом. Керенский же волею капризной судьбы стал главой российского правительства. В сумасшедший дом его, к сожалению, не отправили, хотя на должность премьер-министра он подходил не больше, чем Поприщин – на должность испанского короля.

Однако, Керенский не считал себя недостойным этого поста, а сентиментальные дамы и вообще были от него в восторге, в воздух чепчики бросали и кричали «Керенский – душка!». Тем не менее, по своему характеру Керенский был вылитый Поприщин. Все лето 1917 года он, фигурально выражаясь, лежал на кровати. Но если его прототип хоть на какую-то серьезную тему размышлял, то Керенский, похоже, вообще ни о чем серьезном не задумывался, а на политическом поприще действовал импульсивно, в зависимости от того, с какой ноги встал. Он так и не выработал никаких твердых убеждений, никакой вразумительной концепции по управлению страной. Он метался из стороны в сторону, а потому не пользовался авторитетом ни у правых, ни у левых, ни тем более у простого народа. Приведу лишь несколько примеров кульбитов Керенского.

Участвуя в Февральской революции, Керенский содействовал аресту царской семьи. Во время же мятежа Корнилова, который не скрывал своей цели восстановить монархию, Керенский поддержал  Корнилова, правда, поначалу тайно.

В марте 1917 года Керенский вступил в состав Временного правительства в качестве представителя Советов. А 4 июля приказал стрелять в демонстрацию, проходившую под лозунгом «Вся власть Советам!».

Уволил генерала Половцева, свалив на него вину за расстрел демонстрации, а сам стал действовать методами уволенного генерала: ввел смертную казнь для солдат, закрыл газету «Правда», инициировал аресты большевиков…

Но вот корниловцы стали чересчур активно наступать на Петроград, и угроза нависла не только над городом, но и над правительством. Керенский на несколько дней «подобрел» к  большевикам и даже обрадовался их помощи в борьбе против Корнилова. «Забыв», что совсем недавно считал его чуть ли не своим единомышленником.

Наступление Корнилова было-таки остановлено. Причем, главным образом, силами рабочих и солдат, руководимых большевиками. Керенский испугался, тотчас разлюбил большевиков и вновь полюбил Корнилова, послав ему в помощь воинское подкрепление. После же взятия власти большевиками Керенский добрался до штаба Северного фронта и пытался с войском двинуть на Петроград. Он готов был, вместе с Корниловым, сдать Петроград немцам, лишь бы уничтожить Советы.

Все эти метания и шатания Верховного главнокомандующего не остались незамеченными не только в среде политиков, но и в солдатской среде. Солдаты тоже перестали считаться с Главнокомандующим (многие ведь еще не знали о перемене власти) и отказались ему повиноваться. Поход Керенского на Петроград провалился.  

Вот таков был этот «герой». Не имея собственной  концепции управления страной, не имея внятной стратегии действий в сложной ситуации, он все лето 1917 года  «лежал на кровати». Не в прямом, конечно, смысле, а в смысле умственной размягченности, несобранности, расхлябанности. Когда же он  на какое-то мгновение сбрасывал с себя дрёму и вдруг проявлял активность, то его импульсивный приступ активности всякий раз и ставил страну на грань гражданской войны.

Временное правительство, как известно, обмануло крестьян, не выполнив своего обещания отдать им помещичьи земли.  Керенский отреагировал. Ах, вам нужна земля? Ну, так получите карательные отряды.  

В июне Временное правительство, по требованию англо-французских империалистов, объявило о наступлении русских войск на фронте. Приказ о наступлении отдал Керенский, — тогда он был военным министром. Наступление не было подготовлено и изначально было обречено на провал. В результате – разгром российской армии и потеря 60 тысяч человек.

Это вызвало волну протеста. 18 июня сотни тысяч рабочих и солдат вышли на демонстрацию с лозунгами «Долой войну!» и «Вся власть Советам!». Демонстрация была хоть и мирной, но настолько мощной, что правительство испугалось и отправило в отставку Милюкова и Гучкова. Однако военный министр Керенский, главный виновник военного поражения, остался.

Однако, политический кризис, вызванный бездарной военной политикой правительства, разрешен не был, недовольство нарастало. В результате пришлось пойти на формирование коалиционного правительства, а на посту премьер-министра, вместо князя Львова, оказался… Керенский.

Решив, видимо, что при его назначении были учтены его военные «подвиги», Керенский, уже в ранге премьер-министра, продолжил в том же духе: приказал расстрелять демонстрацию рабочих 4 июля. Это было уже, по сути, явное предвестие гражданской войны. После этого события, как вы помните, Ленин заявил, что мирное развитие революции стало невозможным.

Короче, если суммировать все «подвиги» Керенского за лето 1917 года, то станет ясно: именно он подвел страну к самому краю пропасти. России грозила всеобъемлющаякатастрофа – экономическая, финансовая, социальная, военная… Об этом предупреждал не только Ленин («Грозящая катастрофа и как с ней бороться?»), об этом писали эсеровские, кадетские и даже зарубежные газеты.

Вот вам и тряпка, вот вам и размазня. А совсем недавно, полтора десятилетия тому назад, наша страна испытала на себе результат руководства Керенского номер два – Горбачева. Как и Керенский,  он колебался между правыми и левыми. То говорил о социализме с человеческим лицом, то называл коммунизм утопией. То заявлял о своей приверженности к интернационализму, то посылал в республики военные силы для подавления недовольных советской властью.

Как и Керенский, Горбачев не сумел разработать стратегию перестройки на длительный период, с четким представлением об этапах, о цели каждого этапа, о конечной цели всех затеянных преобразований. Все  предпринимаемые им шаги были импульсивны. Как и Керенский, он оказался неспособным на крупные, принципиальные поступки. Ведь он, как Президент СССР, обязан был немедленно арестовать беловежских заговорщиков. Нет, струсил, поплыл по течению. И, в конце концов, как и Керенский, подвел страну к краю пропасти.

Но у безвольного Керенского руль управления страной перехватил Ленин, сумевший в последний момент оттащить Россию от края пропасти. У безвольного Горбачева руль перехватил Ельцин, который добил страну окончательно.

Да, надо понимать, что руководитель государства отвечает не только за то, что он реально сделал, но и за то, что он обязан был сделать, но – не сделал. Проявил бы Керенский волю, совершил бы мужественный поступок – передачу власти Советам, — Россия могла бы пойти по мирному пути развития. Проявил бы Горбачев волю, арестовал бы заговорщиков – разрушителей СССР, страна могла бы пойти по пути совершенствования социализма.

А говорят, что личности не играют особой роли в Истории. Играют, еще как играют, даже такие хлипкие личности, как Керенский и Горбачев, если такие личности оказываются у руля государства.

Наталья Морозова

Источник: forum-msk.org

 
Статья прочитана 61 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru