Сегодня: г.

«Не Лукашенко стал лучше, а мир — хуже»

В интервью Radio Praha Алесь Беляцкий рассказал о своем видении ситуации в Белоруссии и на Украине, белорусском обществе и страхе, царящем в стране, Александре Лукашенко и Владимире Путине и многом другом.

Состояние, когда все вокруг — враги

 — Еще несколько лет назад страны Запада называли Александра Лукашенко «главным европейским диктатором». Сейчас же ситуация изменилась. Приостановление санкций против Лукашенко и Белоруссии, другое отношение к этой стране. Лукашенко вырывается из международной изоляции и кажется не таким страшным по сравнению с президентом соседнего государства — России. В чем дело? Почему Запад изменил отношение к Лукашенко и его режиму? Может, причина в том, что на арене появился новый игрок по имени Владимир Путин? Что вы об этом думаете?

— Путин — не новый игрок. Он уже, можно сказать, старый и опытный. А трансформация, произошедшая с ним за пятнадцать лет, показывает худшие черты российской политической элиты, которую он представляет. Ясно, что Путин представляет определенную группу, и очень печально, что они пошли на поводу популистских настроений общества. Они фактически вернули Россию в состояние очень близкое и знакомое нам по Советскому Союзу. Это состояние, когда все вокруг — враги. А учитывая то значение, которое Россия отыгрывает на постсоветском пространстве это, конечно же, бьет по все странам бывшего СССР, включая Белоруссию. Да, на сегодняшний день Лукашенко по сравнению с Путиным смотрится блекло. Но не только по сравнению с Путиным. Гейдар Алиев по жесткости режима тоже, наверное, обогнал Лукашенко. Не говоря уже про диктаторов в Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. Лукашенко сейчас встал в ряд с постсоветскими диктаторами, но никакой трансформации с ним не происходит. Он не изменил свои позиции, просто мир вокруг него стал немного хуже.

Балкон Путина в квартире Лукашенко

— То, что Лукашенко сейчас выступает в роли миротворца, пытается помирить Россию с Украиной, с ним общаются западные лидеры… Это все можно в какой-то степени воспринимать так, что Запад предал правозащитное движение в Белоруссии?

— Нет, я так не считаю. Я думаю, что никаких действий, не согласованных с Кремлем, от Лукашенко ждать не стоит. Все, что он делает, с Кремлем согласовывается. Нравится это или не нравится Путину — уже другое дело, но Лукашенко идет по »зеленому свету», данному из Кремля. Ведь Путину тоже нужны, скажем так, какие-то «балконы» для переговоров. А Белоруссия это удобный «балкон» в »квартире» Путина, куда можно выйти и поговорить с лидерами других стран. Решать какие-то вопросы на той территории, где Путину комфортно. Территории, которая находится под контролем. Сегодняшняя Белоруссия и те отношения, которые Лукашенко выстраивал с Россией в течение последних двадцати лет, поставили Белоруссию в состояние почти полной зависимости от Российской Федерации. Например, военная зависимость. Мы знаем о размещении в следующем году очередных российских военных баз на территории Белоруссии. Если их разместят в Бобруйске или Барановичах, то оттуда 15-20 минут лета до украинской границы, это недалеко и от границ стран НАТО. Эскалация возле их границ происходит уже фактически с территории Белоруссии. А Лукашенко ничего не может сделать, не может противопоставить свою «независимую» политику. Поэтому дипломатические переговоры и предоставление места для этих переговоров — никак не показатель нейтральности Лукашенко. Просто Путину удобнее проводить переговоры в Белоруссии, чем делать это в Рейкьявике или Женеве.

Как председатель колхоза…

— Ну а как же заявления Лукашенко, когда он говорит, что нужно защищать Белоруссию, в том числе и от давления России? Когда он реэкспортирует западные товары в Россию? Выступает с заявлениями, в которых критикует рухнувший режим Януковича? Это игра или все же попытка занять независимую позицию?

— В какой-то степени он пробует отстаивать интересы Белоруссии, но это происходит уже тогда, когда со стороны России идет полный наглеж. Российские власти наглым образом требуют, например, какие-то предприятия. Когда идет отжим белорусского имущества, то Лукашенко сопротивляется. Но он воспринимает ситуацию так: «Все, что белорусское, это мое». Так он все понимает. Как председатель колхоза. Он рассматривает все как личную собственность, а не как элементы независимости государства. Это скорее его личная независимость, а не независимость страны. А на самом деле и экономическая, и политическая, и военная политика Лукашенко за последние двадцать лет поставили независимость Белоруссии под очень серьезную угрозу.

— Может ли Белоруссия стать буфером между Россией и Западом?

— Думаю, что нет. В перспективе нет. Этого не произойдет. С Белоруссией будет или один вариант, или второй. «Серых зон» между Россией и Западом, скорее всего, не будет.

Почему Белоруссия — не Украина

— Как вы думаете, почему на Украине получилось, а в Белоруссии общество вроде как и не особо стремится к переменам? У украинцев и белорусов разные характеры, разная ментальность? Или простому народу в Белоруссии живется стабильнее и спокойнее, чем украинцам? Меньше разрыв, грань, между бедными и богатыми. В чем причина?

— Вообще, это целый комплекс сложных вопросов. Да и на Украине еще не все получилось. И украинцам надо очень сильно постараться, и Европейскому Союзу раскрыться по отношению к Украине по-настоящему. А не как сейчас, когда идут какие-то полумеры. Прослеживается и открытая боязнь вступления Украины в Европейский Союз со стороны, в первую очередь, богатых стран ЕС. Это фактически те проблемы, про которые говорил еще Вацлав Гавел перед тем, как Чехия вошла в Европейский союз. Тогда он сказал, что Европа — это не закрытый клуб, что не могут существовать рядом друг с другом две разные Европы. И пострадает как раз более богатая Европа, что мы, кстати, сейчас видим в связи с наплывом беженцев в Европу. Если не уделять достаточно внимания странам-соседям Европейского союза, то очень и очень вероятны настолько апокалиптические события, что они потом сделают многие вопросы в десять раз более актуальными, чем сейчас. Появляются миллионы беженцев, и никто не знает, что с ними делать. А Украина на сегодняшний день это Сирия Восточной Европы, там уже миллионы беженцев.

За последние два года в Белоруссию с Украины приехало 100 тысяч беженцев. И это только в Белоруссию! Европейский союз должен быть более открыт к Украине, если не хочет получить серьезные проблемы. Проблемы и политические, и экономические, и социальные. Что касается белорусов и сравнению Белоруссии и Украины. Все это один регион, и ментальность людей достаточно похожа. Молдавия, Белоруссия, Украина это восточноевропейские страны, которые 25 лет назад возникли как бы ниоткуда. Но на самом деле это очень большой конгломерат людей, которые жили в одном государстве сотни лет. Мы с украинцами жили в одном государстве фактически 600 лет. Да, разные народы, разные культурные ценности, но все они находятся в европейском контексте. Потому что история и культура Украины, как и история и культура Белоруссии — это история и культура Восточной Европы. Они между собой не разделены.

Но в то же время, конечно, последние 25 лет власть в Белоруссии была куда более диктаторской и авторитарной, чем на Украине. У нас не было таких демократических свобод, которые были на Украине. У нас не было никакой демократической прессы, практически уничтожена политическая жизнь. В Белоруссии с 1996 года, то есть уже почти 20 лет, и в парламенте, и в местных советах не было никаких фракций. В Белоруссии была и остается авторитарно-казарменная ситуация. А на Украине всегда были определенные демократические свободы. И за эти годы там выросло поколение людей однозначно ориентированное на европейские ценности. Людей, которые готовы за эти европейские ценности бороться. В Белоруссии же уровень страха среди народа очень высок. В Белоруссии ситуация чем-то напоминает ситуацию в Советском Союзе и в какой-то степени в Чехословакии в семидесятые годы.

Кирилл Щелков

Источник: inosmi.ru

 
Статья прочитана 26 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru