Сегодня: г.

Обиженный платит дважды

В сентябре вступил в силу Кодекс административного судопроизводства (КАС). Новый свод законов касается, по сути, судебных споров граждан с государством. Помимо того, что КАС упорядочивает существовавшие нормы, он содержит и важные новеллы: отныне интересы граждан в судах по административным делам могут отстаивать только профессиональные юристы с соответствующим образованием. А все судебные расходы обеих сторон отныне будут ложиться на проигравшую сторону, которой в тяжбах человека с госорганом сейчас, как правило, оказывается человек.

Предложение российскому парламенту принять Кодекс административного судопроизводства впервые было высказано еще в конце 2012 года. Свод соответствующих норм разрабатывался около двух лет, и 9 марта этого года был подписан закон о введении КАС в действие. 15 сентября кодекс вступил в силу.

Как сказано в первой статье документа, КАС регулирует рассмотрение «административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов» граждан и организаций, а также дел, «связанных с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий».

В порядке, предусмотренным кодексом, будут рассматриваться жалобы на нормативные акты, а также жалобы на действия и бездействие «органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих». Сферой действия документа будут также дела о защите избирательных прав, о компенсациях за слишком долгое судопроизводство или исполнение судебных актов, о ликвидации политических, религиозных, некоммерческих организаций и СМИ, о взыскании обязательных платежей и санкций, о временном помещении иностранных граждан, подлежащих депортации, в специальные учреждения, о надзоре за освобожденными из мест лишения свободы, недобровольном помещении граждан в психиатрические или туберкулезные стационары и прочие.

Кодекс устанавливает ряд общих положений; в том числе гарантирует каждому гражданину право на обращение в суд, если чьи-либо интересы были нарушены. Он вводит понятия «административного дела» и «искового заявления», дает определения сторонам, участвующим в деле, устанавливает подведомственность и подсудность административных дел, процессуальные сроки.

Но помимо упорядочивания уже действовавших норм в КАС есть ряд новшеств. Одно из важнейших — квалификационное ограничение для судебных представителей. Согласно статье 55 кодекса представителями в суде по административным делам могут быть «лица, обладающие полной дееспособностью, не состоящие под опекой или попечительством и имеющие высшее юридическое образование». Они должны «представить суду документы о своем образовании, а также документы, удостоверяющие их статус и полномочия». При этом людям, которые судятся сами (без представителя), быть профессиональными юристами не обязательно. Прежде интересы людей в конфликтах с властью часто отстаивали активисты некоммерческих организаций, у которых юридического диплома нет.

Другое нововведение — новая схема распределения судебных расходов между сторонами. Согласно статье 111 КАС «стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы». Исключение составляют случаи, если проигравший — инвалид, ветеран боевых действий или малоимущий. Согласно 25 статье Гражданского процессуального кодекса, которой ранее регулировалось судопроизводство по делам этой категории, у выигравшей стороны была возможность взыскать с проигравшей судебные расходы, однако большинство издержек ложилось все-таки на федеральный или региональные бюджет.

«Я отношусь к этому с ужасом. Это самое страшное нововведение за последнее время», — заявила «НИ» председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По ее мнению, КАС — «абсолютно продуманное действие против гражданского общества». Профессиональный ценз для судебных представителей, по ее словам, лишит множество людей шанса получить квалифицированную защиту правозащитников без юридического диплома: «Я выиграла много судов по делам, когда людей отказывались регистрировать в жилье, которое они приобрели. При этом я не юрист, я математик. Теперь я не смогу судиться». А положение о судебных издержках, которые теперь целиком оказываются на пострадавшей стороне, по мнению собеседницы «НИ», приведет к тому, что люди, спорящие с госорганами, не смогут материально выдерживать тяжбы: в административных спорах с госорганами граждане побеждают крайне редко. «Единственное что — КАС можно обжаловать в Конституционном суде. А это станет возможно, когда появятся первые жертвы», — говорит «НИ» Светлана Ганнушкина.

От квалификационного ценза в КАС пострадают прежде всего обычные граждане, заявил «НИ» адвокат Максим Крупский, готовивший экспертное заключение на проект будущего кодекса. «Я бы не сводил вопрос к правозащите, у правозащитных организаций все-таки обычно есть ресурс, чтобы привлекать юристов. Эти категории дел таковы, что без юридического образования часто невозможно в них разобраться. Хотя, естественно, бывают так называемые общественные представители, которые на базе своих знаний, своего опыта, самостоятельно разобравшись в какой-то области права, эффективно работают в судах. Пострадают обычные люди, социально незащищенные, которые раньше, не имея возможности нанять юриста, обращались к знакомым, соцработникам или в некоммерческие организации — есть НКО, которые не специализируются именно на работе в судах. Однако, по его словам, в таком ограничении есть и положительный момент: «Несмотря на все неудобства, этот ценз избавляет от дилетантского подхода к праву». В то же время общий уровень судебного разбирательства от ограничения не вырастет: «Наличие диплома у юриста еще не говорит о высокой квалификации».

Положение о судебных расходах, по словам собеседника «НИ», сформулировано в кодексе неконкретно и, учитывая, что выиграть суд у госоргана, как правило, не выходит, страдать от этого будут тоже граждане. «Непонятно, как они будут рассчитываться, исходя из чего госорганы будут оценивать стоимость своего участия в судах и, собственно, на каком основании граждане должны за него платить. Если вдуматься, эта норма взята из гражданского процесса. Но там положение сторон равное, они находятся в одной «весовой категории». А здесь с одной стороны — госорган, который финансируется за счет налогов и обязан гражданину оказывать определенные услуги. Получается, что гражданин, на деньги которого существует госорган, вынужден будет, по сути, повторно ему платить. Это мне совершенно не понятно ни по содержанию, ни по механизму реализации», — разъясняет «НИ» Максим Крупский.

«Мы, безусловно, за то, что представлять чьи-либо интересы в суде должен человек с высшим юридическим образованием, это нормально и правильно, — сказала «НИ» председатель правления фонда «Право матери» Вероника Марченко. — Мы, к сожалению, видели массу негативных случаев, когда мошенники или просто добрые люди из искренних побуждений проваливали судебные дела и навсегда лишали людей положенных выплат, только в силу своей юридической неграмотности». Однако, по ее словам, требовать юристов-правозащитников вступать в адвокатские палаты было бы «прямым нарушением трудовых прав граждан, лишением их свободы выбора состоять или не состоять в каком-либо общественном объединении или союзе и фактически — дискриминацией».

Напомним, идея ввести так называемую «адвокатскую монополию», когда право на судебное представительство имеют только обладатели адвокатского статуса, активно обсуждается в последние годы в Минюсте и Федеральной палате адвокатов. «Пострадали бы в первую очередь юристы НКО, у которых нет денег на взносы и прочие поборы адвокатских палат», — говорит Вероника Марченко.

Маргарита Алехина

Источник: newizv.ru

 
Статья прочитана 45 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru