Сегодня: г.

«Общество давно ждет сверхзадачи»

Что нужно сделать для позитивного перелома нынешней экономической ситуации? Как изменить модель экономического развития страны, имеющую сегодня инерционный характер? Об этом и многом другом размышляет председатель Комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий АКСАКОВ.

– Анатолий Геннадьевич, какой вы нашли экономическую ситуацию по возвращении с парламентских каникул?

– По количественным параметрам она хуже, чем прогнозировалось. Негативная тенденция продолжается. Главная причина тому – резкое падение инвестиций, и государственных (10 пунктов за январь-август), и частных. Но если дно и достигнуто, то стоим мы на очень илистой почве. Дело в том, что Правительство России медлит с реализацией некоторых мер. Центробанк уже давно заявил о готовности финансировать проекты проектного финансирования (речь о финансировании не компаний, а именно конкретных проектов) и выделил для этого 100 миллиардов рублей. Но до сих пор ни один из них не реализуется.

– Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы подготовить почву для позитивного перелома экономической ситуации?

– Правительство должно определиться по стратегии развития страны до 2030 года и конкретизировать ее поэтапно. Общество давно ждет сверхзадачи, стимулирующей производительные силы. Уже сегодня следует заняться структурной перестройкой экономики. Сейчас мы имеем спад промышленного производства, инвестиций, реальных доходов населения и даже розничного товарооборота, который впервые за многие годы опустился на восемь процентов. И главная задача нашего комитета – выработать предложения, прежде всего законодательные, для того, чтобы уйти от негативного тренда.

Мы обратились с инициативой, и председатель палаты ее поддержал, провести в ноябре парламентские слушания о преодолении структурных диспропорций в экономике и активизации роста. Речь пойдет об изменении модели развития, поскольку нынешняя имеет инерционный характер и базируется на уже дискредитировавших себя постулатах, перестала работать еще при высоких ценах на нефть.

Государство не может позволять грабить страну. Ведь вывоз капитала в огромных масштабах можно трактовать и так. В нем помимо наших долгов по внешним обязательствам, оплаты импорта, поставок оборудования, есть и криминальные средства.

Американцы не мирятся с таким положением вещей. Она приняли закон FATCA, пресекающий уклонение от уплаты налогов резидентами США независимо от места осуществления ими деятельности. До его принятия их бюджет ежегодно не досчитывался 1 триллиона долларов. Теперь все банки мира, обслуживающие американских граждан, обязаны представлять в налоговое ведомство США информацию о счетах и о транзакциях по их счетам.

– И мы?

– Конечно. Нам пришлось изменить свое законодательство, чтобы позволить отечественным банкам направлять в США такие сведения. Иначе могла бы остановиться их работа в силу возможности 30-процентного секвестирования платежей не только американскими, но и банками других стран. Но с последними-то Вашингтон договорился о переводе предоставления этой информации на государственный уровень, а с Россией в связи с санкционным режимом – нет. Хотя соглашение было подготовлено. Сейчас наши банки напрямую работают с налоговой службой США, давая информацию о резидентах.

– А это не нарушает национальную безопасность России?

– Нарушает, конечно. Вопрос лучше решать на межгосударственном уровне. Некоторые наши банки, чтобы не создавать себе проблем, не поощряют, скажем так, обслуживание у себя этой категории клиентов. Выход какой? Быстрее создавать свою мощную финансовую систему, наращивать экономику, для чего и нужно менять модель развития. В условиях спада есть бюджетные ограничения. Они связаны с приоритетным выполнением социальных обязательств.

Где взять деньги на развитие? За рубежом сейчас не возьмешь. Одним из внутренних источников является прибыль предприятий. Она, благодаря девальвации и довольно высокой инфляции, выросла в первом полугодии почти в полтора раза по сравнению к прошлому году. Показатель неплохой, но важно, чтобы предприятия вкладывали ее в развитие, а не проедали и не гнали на валютный рынок. Поэтому нам надо реанимировать инвестиционную льготу. Инвестиции могут быть главным источником роста. Нужно строить автомобильные и железные дороги, порты, жилье, импортозамещающие производства. Я вижу сейчас два направления движения.

Первое – крупные инфраструктурные проекты, финансируемые ВЭБом. Он уже целую кучу отобрал. Денег нет! Вот Центробанк и должен ему дать льготный кредит, либо купить облигации ВЭБа. Когда начнут реализовываться инфраструктурные и импортозамещающие проекты, экономика зашевелится, возникнет спрос на материалы, трактора, трубоукладчики, экскаваторы. Главное только, чтобы вся эта продукция была действительно российской, а не японской, немецкой или американской.

– За кем же теперь дело встало?

– Не за депутатами. Чтобы эту идею реализовать, мы в конце июля приняли ФЗ-249, обязавший крупнейшие российские компании, реализующие подобные проекты, представлять их в Правительство РФ с указанием перечня машиностроительной продукции, необходимой для их осуществления. В Правительстве решают, какие отечественные предприятия могут ту или иную продукцию поставить. Проблемы производственников известны – недостаток оборотки, закредитованность. Вот кабинет министров и должен помочь в решении этих вопросов. Такие крупные проекты – локомотив для всей экономики. Это одно направление.

Второе – развитие малого и среднего бизнеса. Непосредственно перед уходом на каникулы Госдума приняла закон о Федеральной корпорации развития малого и среднего предпринимательства — для концентрации в одном месте всех средств (это около 30 миллиардов рублей), направляемых через министерства и ведомства на поддержку различных видов МСП.

Подход: все деньги работают на возвратной основе. Это побуждает к более эффективному их использованию. МСП банк кредитует проекты, отобранные региональными уполномоченными банками. Они часть рисков берут на себя, поэтому халтуру пропускать не будут. Задача – направить деньги на производственные, технологичные, инновационные проекты.

– Как малый бизнес себя чувствует сегодня?

– Конечно, ему тяжело. Он переживает сокращения, банкротства. Многие были завязаны на крупный бизнес, а он перестал платить по заказам. В судах мелкому с большим судиться себе дороже. Вот поэтому Корпорации МСП вменено законом оказывать информационную и юридическую поддержку малому бизнесу, в том числе в судебных спорах. Я сам им в 90-е годы занимался и знаю его проблемы изнутри. Сейчас он нуждается в максимальном смягчении административного прессинга, и мы кое-что сделали для этого.

Вводится мораторий на проверки ФАС для предприятий с оборотом до 400 миллионов рублей. Пока только для учрежденных физическими лицами, не юридическими. Все неплановые проверки подлежат согласованию с прокуратурой. Законопроект принят в первом чтении. Интенсифицируется переход на патентные формы работы – в том числе для самозанятых. Существенно ослабят антимонопольный контроль изменения в ФЗ о защите конкуренции, что будет способствовать формированию комфортной предпринимательской среды. Разумеется, основная надежда – на средний бизнес, на предприятия с 500-1000 работающими.

Мы уже рассмотрели так называемый 4-й антимонопольный пакет, пресекающий «синдром «Пикалево» (помните, когда жители небольшого городка в Ленинградской области, чтобы добиться выплаты долгов по зарплате, перекрыли федеральную трассу), то есть доминирующего положения монополиста. Чтобы Президенту РФ не приходилось, как это было, разруливать локальные конфликты, и ни одна из сторон не соблазнялась возможностью поднять свою рентабельность за счет другой. За тем, чтобы реализовывался принцип равной доходности, будет приглядывать ФАС, наделенная соответствующими полномочиями.

– Какие законопроекты осенней сессии комитет считает приоритетными?

– Их несколько. Например, законопроект о туризме. Это ведь тоже катализатор социально-экономического развития. Он первоначально касался наших граждан, выезжающих за пределы страны, но затем перерос в более общий документ и теперь будет регулировать также вопросы стимулирования внутреннего туризма. Его развитие надо начинать с наведения порядка в отрасли. У нас до сих пор нет хорошо разработанной карты достопримечательностей.

Предстоит создать федеральный портал на сайте Минкультуры или Ростуризма, в полной мере презентующий все туруслуги с учетом гостиничного хозяйства. Он должен быть достоверным и максимально информативным. Далее очередь за классификацией всех средств размещения граждан – не только отелей, но и домов отдыха, пансионатов, домов приемов. А то называется «5 звезд», хотя на самом деле…

– там и «1 звезда» не ночевала…

– Да. Велосипед здесь изобретать не стоит, есть международные стандарты. Сверяйтесь с ними. Далее, возникает вопрос о соответствующей квалификации гидов, переводчиков, экскурсоводов. Я сам сталкивался с разными вариантами. В Эрмитаже мне индивидуальный экскурсовод предложил прекрасный обзор экспозиции, а в Херсонесе – напротив. Такую лапшу стал на уши вешать, а я ведь сам крымчанин, что хоть святых выноси. Причем, деньги-то свои он все равно получил.

Особого внимания заслуживает подготовка проводников, связанных с опасными видами туризма – горными, лесными, водными. Все это будет прописано в законе. Проведение его облегчается тем, что проблематика обсуждалась на Президиуме Госсовета в Ялте, который вел Президент РФ. По его мнению, низкие объемы внутреннего туризма связаны с невысоким качеством сервиса. Значит, его следует повышать.

Следующая тема – туристические агентства. В прошлом году от приостановки работы 16 компаний пострадали более 75 тысяч граждан. Деятельность более или менее крупных туроператоров уже взята под контроль и регулируется Ростуризмом и Ассоциацией туроператоров «Турпомощь», помогающих в сфере выездного туризма. С более мелкими агентствами есть проблемы. Никто не знает, сколько их – то ли 20, то ли 30 тысяч. Так же, как банки, они оперируют деньгами граждан. Немало случаев, когда они берут их и бесследно исчезают. И все потому, что сейчас любая организация может зарегистрироваться в качестве турагента.

– И как их упорядочит закон?

 – Первый шаг – создание реестра туроператоров, который будет вести уполномоченный орган при Правительстве РФ – Ростуризм. Таким образом, под запретом окажется любая профильная деятельность вне его. Заключаемые с клиентами договора фиксируются в базе данных Ростуризма и прозрачны для всех. Второй шаг – переход от первоначальной добровольности создания саморегулируемых организаций к обязательным. Законопроект предусматривает вступление турагентов в саморегулируемые организации пока на добровольной основе. Полагаю, что турагенты будут достаточно активно создавать саморегулируемые институты, которые в итоге возьмут на себя ответственность за своих членов и запустят процесс самоочищения.

– Тарифы на услуги авиакомпаний не снизятся?

– Такие предложения есть. Слишком дороги перелеты внутри страны, особенно из европейской части на Дальний Восток. Оттого тормозится и развитие туризма. Можно начать с минимума – стимулировать чартерные рейсы внутри страны льготными тарифами за счет снижения налогового бремени. Бюджет не пострадает, поскольку этой услуги раньше не было. Тогда билеты подешевеют. Желательно также вернуть льготы для студентов, учащихся, детей. Я в молодости благодаря 50-процентной скидке много поездил.

– Хорошо бы. Это касается всех. Так же, как и инициированный депутатами закон о ретейле (ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам антимонопольного регулирования и обеспечения продовольственной безопасности»), который сейчас рассматривается. Кстати, он ведь не сразу попал в повестку дня?

– Поначалу правительство возражало, и было больше на стороне ритейла. Он ведь в каком-то смысле посягает на его прибыль. Тут и политика замешана. Ущемляются не только российские сети, а и иностранные – Метро, Ашан. У нас непростые отношения с западными партнерами, а тут их еще напрягают новыми законами… Однако регулирование отношений в торговле между сетями и поставщиками не только назрело, но и перезрело. Много жалоб от поставщиков на то, что крупные компании, они же сетевые монополисты, заставляют их платить за всякие сопутствующие услуги, в том числе и воображаемые.

Например, за фальшмаркетинг. Вы поставили товар, значит, заплатите нам за его продвижение. Законопроект усиливает роль ФАС по контролю за сетевиками, сокращает примерно в полтора раза сроки оплаты поставленного в сеть товара, ныне доходящих до 180 дней. С 10 до 3-х процентов уменьшится размер ретробонусов за так называемые особые условия продажи товаров. Это упрозрачнит деятельность ритейла. А то сегодня он устанавливает наценку 1,5 пункта, а про 10, а то и 20 получаемых с сопутствующих услуг, не вспоминает.

Квинтэссенция законопроекта – саморегулирование, причем специфическое, не такое, как в других отраслях, где в одну организацию объединяются представители одноименного рода занятий – страховщики, строители и т.д. Здесь мы предлагаем объединить поставщиков, торговые сети и даже потребителей в едином Совете соответствующего рынка.

– Все равно, как коня и трепетную лань… Интересы-то у них противоположные. Смогут ли они договориться между собой?

– Конечно, мы понимаем, что это сложно. Все должно быть тысячу раз взвешено, ибо есть и риски получения обратного эффекта. Нельзя уронить торговлю. Те же укороченные сроки оплаты чреваты ударом для всех. Во-первых, россияне стали меньше покупать, следовательно, и денег в торговле уменьшилось. Во-вторых, Россия и без того отстает от ведущих стран по до-ступности торговых точек на душу населения, поэтому непозволительно допустить их сокращение. Очень важно включить в трехсторонний диалог все заинтересованные стороны, чтобы найти решения по условиям поставки и реализации, тем же бонусам и другим вопросам.

Потребителям есть что предъявить не только торговле, но и производителям. Есть немало претензий по улучшению информации о товарах. Обычное дело, когда на этикетке сыра в составе значится цельное молоко, а используется пальмовое масло.

– Ну а если они по закону так и не найдут компромисса?

– Тогда дело за арбитром в лице государства, допустим, Роспотребнадзором, который и примет решение. Одобрение закона в первом чтении побудило его оппонентов к переговорному процессу. И поставщики, и торговля уже поддерживают идею создания Совета рынка, это будет историческое решение.

– Вы назвали третьим приоритетом – закон о Торгово-промышленной палате. Почему понадобилось его принимать?

– Главная мысль – привести в соответствие с законодательством реалии ее деятельности. Действующий закон о ТПП принят в 1993 году. По нему региональные палаты получили очень большую самостоятельность, которой иногда злоупотребляли, вплоть до регистрации своих палат в зарубежной юрисдикции. Мы хотим добавить вертикальности в систему управления этой структуры. Необходимость вытекает из того, что государство делегировало ей ряд своих полномочий. Например, по выдаче производителям сертификатов соответствия той или иной продукции. Де-факто это уже делается, теперь утверждается и де-юре.

Опасаться превращения вертикали в сквозную не стоит: закон предоставляет субъектам РФ право принимать законы о деятельности палат на местах. Они сохранят самостоятельность и, по-прежнему, будут отражать специфику регионов, но впишутся в рамки федерального законодательства. Это облегчит российской ТПП выстраивание единой политики, что отвечает интересам государства…

Это важные для комитета законопроекты в нынешней сессии, ключевыми же будут рассмотрение бюджета на следующий год и формирование позиции парламента по Стратегии развития России до 2030 года, которая в определенной степени будет изложена на Парламентских слушаниях 2 ноября.

То есть, вспоминая великого полководца Александра Суворова, хочу закончить тем, чем начал: что законодательная тактика должна вытекать из стратегии. Это касается экономики, где мы пришли к необходимости принятия важных решений по изменению модели развития

Источник: russia-today.ru

 
Статья прочитана 49 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru