Сегодня: г.

Почему госпропаганда недооценила дальнобойщиков

 В 2011 году, после Болотной, Кремлю пришлось переосмыслить свои отношения с «креативным классом». Сегодня более серьезный оппонент появился из недр лояльного большинства.

Соратник Анатолия Чубайса Аркадий Евстафьев так объяснял, почему либеральные реформы 90-х были негативно восприняты обществом: «Даже самые титанические усилия десятка государственных чиновников на ниве агитации и пропаганды не способны были компенсировать отсутствия единой государственной идеологии, бездействие государственной пропагандистской машины».

О том, как происходила «приватизация по-российски», Евстафьев, сам Чубайс и другие видные его сподвижники рассказали в одноименной книге, которая вышла в конце 90-ых и в известной степени предварила медийную «консолидацию» начала нулевых. А один из соавторов – Альфред Кох – фактически курировал переход телеимперии Владимира Гусинского под контроль более лояльного Кремлю собственника.

  Самим либералам избежать равноудаления эти заслуги не помогли. Уже в «нулевые» очередная масштабная реформа – монетизация льгот – оказалась не более популярной, чем приватизация. А спровоцированные социальной новацией протесты стали на тот момент едва ли не самыми массовыми с начала путинского правления.

Впрочем, в тот раз чиновники тоже обнаружили «брешь» в пропаганде. В 2005 году руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинскийпрактически заподозрил в саботаже главный московский телеканал ТВЦ. И если учесть весьма критическое отношение Юрия Лужкова к монетизации льгот, Сеславинский вряд ли был далек от истины.

Нынешние баталии из-за пресловутого «Платона» у многих вызвали эффект дежавю. Опять протестует ядерный путинский электорат. Именно поэтому сегодняшние демарши дальнобойщиков не менее болезненны для Кремля, чем давние митинги пенсионеров.

Есть лишь одно существенное отличие. Сегодня медиа-пространство зачищено настолько, что ни одно мало-мальски тиражное СМИ не смогло бы отказаться от участия в информационной поддержке детища Росавтодора и Ротенбергов. Поступи соответствующее распоряжение, и рассказы о прелестях «Платона» неслись бы из каждого утюга, подобно тому, как годом ранее население упорно приучали к мысли о преступности «киевского режима» и коварстве США.

Если госпропаганда в состоянии пробудить в народе ненависть к Обаме, почему она не может заставить полюбить «Платона»?

Но к мысли о том, что Крым скоро «вернется домой», россиян готовили загодя. А вот время на то, чтобы смириться с необходимостью платить за допуск на федеральные трассы, дальнобойщикам никто не дал. И впору говорить не о «бреши» в пропаганде, а об отсутствии таковой в принципе.

При этом конспирологи и ловцы «кротов» могут расслабиться. Версия заговора и «двойной игры» со стороны конструкторов российской виртуальной реальности была бы слишком изящна. Все намного проще, но не менее занятно.

Недавно был свидетелем показательного диалога между чиновником умеренно-либеральных взглядов и вполне консервативным публицистом. Желая проиллюстрировать незрелость отечественной демократии, чиновник предположил: «Представьте, если завтра президентские выборы и вместо Путина выберут кого-то другого, например, Стрелкова?». Чему публицист искренне удивился: «Как это не выберут? Путина 86% поддерживают»

Похоже, эти 86% многим «сбивают прицел».

Забывается, что заоблачный рейтинг российского президента в немалой степени обусловлен его умением оправдывать надежды. Причем, диаметрально противоположные. Одни рассчитывают, что Путин наконец-то «наваляет пиндосам», другие – что все-таки удержит Россию от большой войны. Пожилые видят в Путине гаранта спокойной старости, молодежь благодарна за «движуху». Борцы за социальную справедливость ждут от него новых посадок, друзья-бизнесмены – новых щедрых подрядов от госкомпаний.

Наличие внешней угрозы позволяет впрячь в «одну телегу» этих «коней» и «трепетных ланей». Даже для отпора «пятой колонне» они вполне могут объединиться. Но намного сложнее сохранить согласие между обирающим и обираемым. А «Платон» — как раз такой случай.

Пожалуй, впервые с момента введения первых санкций, путинские олигархи перестали ассоциироваться в сознании далеких от деловой аналитики сограждан с жертвами, принесенными элитой ради блага народа. Теперь они – источник дополнительных несправедливых поборов. И тем важнее было должным образом подготовить почву.

Но, будучи путинским электоратом по определению, дальнобойщики не являлись целевой аудиторией для госпропаганды. Никто не ставил задачу в чем-то убедить их, равно как пенсионеров, бюджетников и т.п.

Да, формально, федеральные телеканалы и массовые печатные издания работают на эту категорию граждан. Но фактически, прокремлевские СМИ занимаются тем, что троллят и меняют повестку 14%, не вошедших в путинское большинство.

Сторонники Навального и прочие «белоленточники» могут презирать «зомбоящик» и кривить нос при упоминании «Комсомолки» или «Известий». Тем не менее, с мазохистским удовольствием они постят в своих «фейсбуках» и «твиттерах» ссылки на сюжеты о «распятом мальчике», публикации об очередных запретительных инциативах депутатов Госдумы или расследования о связях Госдепа с российскими зоофилами. А значит, дело сделано.  Властители дум антипутинского меньшинства сами оказались подвластны. В буквальном и переносном смысле. Ситуация под контролем.

Так считалось до недавнего времени.

Били по тем, кто способен сформировать альтернативную повестку, не предполагая, что такими навыками обладает кто-либо еще, помимо «креативного класса». Отсюда и нынешнее нежелание многих «говорящих голов» признать самостоятельность протеста дальнобойщиков. Их воспринимали, исключительно, как элемент монолита, вся функция которого — нависать над жалкими 14%, доказывая им, что «народ не с ними». Теперь этот 86-процентный объект рискует расколоться на множество субъектов.

И очень символично, что протесты дальнобойщиков почти совпали по времени с четвертой годовщиной митингов на Болотной. Тогда Кремлю пришлось переосмыслить свои взаимоотношения с выросшим и окрепшим в «тучные годы» путинского правления «креативным классом». Сегодня, из недр лояльного большинства появляется не менее назойливый для власти и, наверное, более серьезный оппонент.

Александр Бирман

Источник: forbes.ru

 
Статья прочитана 22 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru