Сегодня: г.

Право на лево

Как борются с интернет-пиратами в России и других странах.

В следующем году в Роскомнадзоре надеются заблокировать 15 крупнейших пиратских ресурсов в Рунете. Логика ведомства следующая: большинство пользователей не умеют обходить блокировку, поэтому им придется пользоваться легальными магазинами цифрового контента. Ibusiness проанализировал международный опыт борьбы с пиратством, чтобы понять, насколько видение Роскомнадзора соотносится с реальностью.

Эффективность блокировок

Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров уточнил, о каких именно ресурсах идет речь: Rutracker.org, Kinokubik.com, Kinobolt.ru, Online.stepashka.com, Tushkan.net, Kinozal.tv, Rutor.org, Tvserial-online.net, Seedoff.net, Bobfilm.net, Wood-film.ru, Kinovo.tv, Torrentor.net, Pleer.com, Dream-film.net. Решение о вечной блокировке принято в отношении уже как минимум трех сайтов из списка: Rutracker, Pleer.com и Online.stepashka.com, но на момент написания заметки все три сайта по-прежнему открываются.

По оценке Жарова, обходить блокировку умеет лишь 5% пользователей Рунета — вероятно, речь идет только о российских пользователях, которых, по данным TNS в начале 2015 года насчитывалось 82 миллиона. Однако эксперимент Rutracker и других крупных торрент-треккеров по «учебной блокировке» показал, что Роскомнадзор, возможно, слишком оптимистичен — посещаемость Rutracker в эти дни фактически не изменилась.

Более того, напомним, что до решения о вечной блокировке Rutracker проводил голосование среди пользователей, предлагая им два варианта: либо трекер удаляет значительную часть контента, либо идет на блокировку в РФ. Две трети пользователей проголосовали за блокировку — а следовательно, для них скорее всего не составит труда ее обойти. В итоге, по оценке «Роскомсвободы» аудитория Rutracker в результате блокировки в худшем случае упадет на 15-20% — на столько сократилась аудитория издания grani.ru после попадания в реестр.

В целом же споры между пиратами и поставщиками легального контента сводятся к проблеме «курицы и яйца»: владельцы нелегальных ресурсов утверждают, что делают доступным контент, который не всегда можно купить легально, а правообладатели жалуются на то, что в условиях повсеместного пиратства невозможно создавать окупаемые контент-сервисы. Например, крупнейшему онлайн-кинотеатру, Ivi.ru, для выхода на операционную прибыль потребовалось пять лет.

При этом достаточно посмотреть на успехи киносервиса Netflix, чтобы понять, что легальный контент-бизнес может развиваться даже в условиях интернет-пиратства. К примеру, в 2011 году в США Netflix обошел BitTorrent по объему интернет-трафика. С одной стороны, американский рынок конечно же больше российского. С другой — в 2011 году американское законодательство в области интернет-пиратства было намного мягче, чем в современной России. На тот момент американские власти могли блокировать пиратские домены, выданные лишь местными регистраторами, но бороться с Pirate Bay или другими международными ресурсами они не могли.

Судебные прецеденты

Другой инструмент в арсенале правообладателей и органов интернет-цензуры — судебные разбирательства с владельцами пиратских сайтов, а также с крупными интернет-ресурсами, неспособными фильтровать ссылки на нелегальный контент (например, поисковики или социальные сети). Для России прецедентным случаем в этом смысле является решение городского суда города Набережные Челны, назначившему в 2014 году двухлетний условный срок создателю торрент-треккера с фильмами. На сайте 26-летнего Антона Елесина размещались фильмы, права на которые принадлежали кинокомпаниями 20th Century Fox, Warner Brothers и «Мосфильм». По оценкам этих компаний Елесин нанес им ущерб на сумму в два миллиона рублей.

Если же говорить о крупных «нарушителях», то немедленно вспоминаются бесконечные иски против социальной сети «Вконтакте». Правообладатели взяли петербуржскую компанию под прицел как минимум в 2008 году (иск ВГТРК о нелегальном размещении фильма «Остров»). Последнее разбирательство произошло в 2015 году: музыкальные лейблы Sony Music, Warner Music и Universal Music потребовали взыскать с «Вконтакте» 36 миллионов рублей. В итоге в сентябре суд отклонил финансовые претензии правообладателей и потребовал от разработчиков социальной сети создать систему, которая помешает пользователям публиковать нелегальный контент. Опрошенные «Ведомостями» эксперты расценили это решение суда как попытку заставить «Вконтакте» договориться с правообладателями во внесудебном порядке.

Открытым остается вопрос о наказании за скачивание — например, депутаты периодически предлагают ввести штраф для пользователей, нарушающих авторские права. Однако, забегая вперед, такая практика уже существует в ряде стран (например, во Франции), хотя и не приносит заметных результатов.

Следуй за деньгами

В октябре этого года чиновники предложили, возможно, самый изящный способ борьбы с пиратством — попросту лишить владельцев файлообменных ресурсов основного источника доходов. Речь, конечно же, о рекламе. Замминистра связи Алексей Волин заявил, что есть как минимум 100 крупных компаний, размещающих банеры на нелегальных сайтах. Среди них Microsoft, Gilette, Toyota, Nissan, Mazda, Ford и многие другие. При этом Волин отмечает, что во многих случаях компании не сами размещают рекламу на «левых» сайтах — это решение могут принимать в рекламных агентствах. Иначе как объяснить, что в списке оказался Microsoft, чуть ли не главный борец за копирайт от мира ПО?

На данном этапе Волин не собирается предлагать новое законодательство для борьбы с «недобросовестными» рекламодателями — больше похоже на то, что замминистра просто хочет их «пристыдить»:

«Никаких мер вносить не планируется. Это чисто имиджевая история. Мы воюем с пиратством не методами слепого исполнения закона, мы воюем творчески».

Тем не менее, среди экспертов, опрошенных «Газетой.ру» нашлись и скептики, посчитавшие, что если с пиратских сайтов уйдут крупные компании, то на их место просто придут более мелкие, и падение выручки будет скомпенсировано увеличившимся количеством рекламных размещений.

А как у них?

Главная мера по борьбе с пиратством в США, касающаяся конечных пользователей — это добровольная договоренность между ключевыми правообладателями и крупнейшими интернет-провайдерами, так называемая система «шести страйков».

Вот как это работает: операторы связи мониторят скачивания своих абонентов и при каждом нарушении высылают им уведомление. После шести (у некоторых провайдеров — четырех) нарушений доступ в интернет может быть ограничен. В некоторых случаях пользователю просто выставят меньшую скорость подключения (Comcast, например, урезает скорость до уровня модема), в других — заблокируют все либо самые популярные сайты до тех пор, пока он не пройдет «онлайн-курс по соблюдению авторских прав». При этом провайдеры мониторят главным образом трафик BitTorrent и не анализируют защищенные соединения (например, через VPN или Tor). Возможно, поэтому в США сравнительно популярна альтернатива BitTorrent — Usenet. За использование Usenet необходимо платить владельцам ресурсов в среднем 5-10 долларов в месяц, что сравнимо с услугами VPN-провайдеров.

Еще один важный закон по борьбе с пиратством в США — это Digital Millennium Copyright Act, принятый в 1998 году. DMCA распространяется на различные формы интеллектуальной собственности — например, он запрещает не только распространение нелегального контента, но и разработку технологий для обхода цифровой защиты авторских прав. Также в рамках DMCA правообладатели могут направлять владельцам интернет-ресурсов требования по удалению своей интеллектуальной собственности — все наверняка видели соответствующие пояснения в поисковой выдаче Google.

В дополнение к DMCA американские власти также пытались принять знаменитые Stop Online Piracy Act и Protect Intellectual Property Act. Главное пололожение этих актов — полный запрет на любое взаимодействие с правонарушителями. Иными словами, если Google не может убрать из выдачи все ссылки на пиратские сайты, он автоматически становится их соучастником. Если интернет-банк принимает платежи владельцев торрент-треккера — то же самое. Также вводится уголовная ответственность за распространение нелегального контента. Скандальные законопроекты получили поддержку со стороны не только правобладателей, но и интернет-провайдеров, а также (как ни странно) Visa, MasterCard и ряда банковских организаций. Противниками SOPA и PIPA стали интернет-компании, включая Google, eBay, Facebook, Twitter, Yahoo и Conde Nast (владеет интернет-сообществом Reddit). После глобальной акции бойкота со стороны крупнейших интернет-ресурсов работа над законопроекта была «отложена на неопределенный срок».

В Европейских странах главным инструментом борьбы с пиратами также является система предупреждений, но есть большие отличия. Как уже говорилось, «шесть страйков» в США является добровольной инициативой интернет-провайдеров и правообладетелей — то есть даже в ситуации, когда абонента наказывает провайдер, он не является преступником, и его данные не передаются правохранительным органам. В Франции же, к примеру, используется намного более жесткая система под названием Hadopi. Изначально закон позволял лишать доступа в интернет после трех нарушений, однако в 2013 году такое наказание было отменено. Впрочем, скачивателям нелегального контента по-прежнему грозят штрафы или ограничения доступа в интернет. Другой закон, Dadvsi, предусматривает штрафы на сумму до 300 тысяч евро и/или тюремное заключение на срок до трех лет для распространителей нелегального контента. При этом, как отмечает сайт Look At Me, строгие законы не привели к увеличению выручки правобладателей на французском рынке.

В Великобритании также с 2010 года используется система трех страйков — при продолжении нарушений провайдер обязан ограничить абоненту скорость подключения, либо вовсе закрыть доступ.

Одной из немногих более-менее однозначных «историй успеха» в плане борьбы с пиратством считается Испания — страна, в которой до сих пор пиратам жилось достаточно вольготно. За последние три года в этой стране был закрыт доступ к 31 пиратскому сайту. Еще 247 сайтов уступили требованиям правообладателей и удалили противоправный контент. При этом отмечается рост продаж цифровой музыки на 11% в первом полугодии 2015 года, а также рост выручки стриминговых сервисов на 40%.

Они крепчают

«Да, мы приложили немало усилий по ужесточению законодательства в области защиты интеллектуальной собственности. Правда, все это немного похоже на строительство песчаных стен вокруг песчаного же замка для защиты от морских волн», — говорится в заметке автора журнала Forbes.

И действительно, в большинстве описанных случаев даже самые драконовские законы не спасали правобладателей от убытков. В конечном счете, вряд ли кто-то хочет, чтобы создатели фильмов, музыки и игр пошли искать другую работу. Поэтому вопрос скорее в том, как им научиться существовать в новых условиях, а не как отложить решение этого вопроса «на потом». Так, например, издатели книг все активнее экспериментируют с сервисами подписок. Разработчики игр все больше осваивают микроплатежи и модель free to play. Создатели сериалов даже научились рассматривать BitTorrent как дополнительный канал продвижения. Музыканты учатся монетизировать просмотры в YouTube. В этом смысле характерна аналогию, которую предложил глава Netflix, Рид Хастингс, комментируя планы по запуску испанской версии сервиса:

«Мы часто сравниваем наш бизнес с продажей воды в бутылках. Да, из-под крана течет бесплатная питьевая вода. Но люди же все равно покупают минералку, не так ли?»

Источник: ibusiness.ru

© 2015, . Все права защищены.

Related posts:

 
Статья прочитана 16 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru