Сегодня: г.

Пропаганда не всесильна

Политолог Елена Галкина на днях написала в своем блоге в Facebook со ссылкой на очередное социологическое исследование «Левада-центра»: «Плохие новости, Москва. Пропаганда впитывается как яд и разъедает людей изнутри. Через год здесь будет настоящий ад. В Москве уже 51 процент населения знает, кто такой Игорь Стрелков, и только менее 12 процентов из них считают его отрицательным персонажем. К перспективе участия руководства ДНР-ЛНР в российской политике определенно отрицательно относится 7 процентов москвичей».

На самом деле, на сегодняшний день мне представляется, что дела обстоят не так драматично. Вернее, не хуже, чем это было, скажем, год назад. Как в том анекдоте: «Да, ужас. Но не ужас-ужас!».

То, что в Москве 51 процент населения знают, кто такой Стрелков, не удивительно, учитывая бесперебойную работу пропагандистской машины. Интерес вызывает другое. А именно, что при такой массированной обработке почти половина жителей российской столицы (49 процентов) умудряется оставаться в неведении по поводу существования этого человека. Это как раз тот случай, когда об одном и том же предмете можно сказать прямо противоположное: «стакан наполовину полон» или «стакан наполовину пуст».

Что характерно, по России в целом цифры совершенно другие. На вопрос: «Знаете ли вы, кто такой Игорь Стрелков?», 73 процента опрошенных «Левада-центром» ответили «нет», и лишь 27 процентов сказали «да».

Возможно, эмоциональные оценки результатов этого опроса связаны с представлением о том, что Москва понемногу теряет свои позиции более демократического и, соответственно, менее имперского города, по сравнению с остальной Россией. Однако данные того же исследования показывают, что и это не так. Симпатии или антипатии к Стрелкову интересны не в том смысле, как россияне относятся именно к этому человеку. Просто он олицетворяет собой их отношение к, назовем это так, «активной политике России в отношении Украины». То есть, оценками личности Стрелкова измеряется отношение к эволюции российского государства и его внешней политики.

Так вот, если по России в целом положительно к фигуре Стрелкова относится 55 процентов опрошенных, то по Москве — только 41 процент. Соответственно, если в России к нему в целом отрицательно относится только 4 процента, то в Москве тех, кто испытывает к нему негативные чувства, почти втрое больше — 11 процентов. Напомню, что число тех, кто не поддерживает российское руководство в его политике, проводимой по отношению к Украине, уже более года практически не меняется, колеблясь от опроса к опросу в рамках 10-15 процентов.

Это, конечно, малая величина, но надо понимать, что политику все-таки делает не пассивное большинство, а политически активное меньшинство. Провластное активное меньшинство, безусловно, тоже существует, но, как показывают массовые акции 2014-2015 годов в Москве, в столице это оно по численности значительно уступает политически активному антиимперского меньшинству.

Иными словами, есть основания говорить, что провластная часть населения в гораздо меньшей степени готова и способна к самоорганизации и мобилизации, чем та, которая не приемлет нынешнюю власть и ее политику. Характерны в этом отношении стоящие рядом по времени уличные акции: «Антимайдан» и митинг памяти Бориса Немцова. Первый собрал 21 февраля 2015 года от 10 до 35 тысяч человек, при том, что последняя цифра — от МВД. Вдобавок было достаточно много сообщений о том, что для организации «Антимайдана» использовались административные рычаги, в частности, что в нем принуждали участвовать бюджетников.

Шествие же в память убитого Бориса Немцова практически никто не организовывал. Просто по Сети разошлась информация, когда и где будут собираться люди, и 1 марта на улицы вышли несколько десятков тысяч человек (по некоторым оценкам — до ста тысяч).

Ну и последнее. Согласно все тому же опросу «Левада-центра», количество тех, кто положительно относится к тому, чтобы бывшие или нынешние руководители Новороссии «принимали активное участие в российской политике», в целом по России составило лишь 29 процентов (в Москве — 27 процентов). В то время как большинство — 43 процента (40 процентов в Москве) относятся к этому негативно. Обращает на себя внимание очень большое количество (29 процентов) затруднившихся с ответом. В политически активной Москве таких скрытных граждан оказалось и вовсе 33 процента.

Можно предположить, что в это число входят и те, кто сейчас в России просто опасается высказывать свою точку зрения публично (особенно, если она не совпадает с официальной), и те, кто действительно колеблется. Но если люди колеблются, значит, думают. Раз думают, значит, пропаганда не всесильна.

Александр Желенин

Источник: rosbalt.ru

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru