Сегодня: г.

Путин критикует США за отказ сотрудничать в Сирии

Раскол в администрации Обамы по поводу Путина

Отнюдь не все и даже не большинство американских авторов стали высказывать соображения о необходимости для США «перестать бряцать» оружием, в том числе ядерным, и начать переоценивать отношения с Россией в связи со сложившейся в Сирии, да и не только там, ситуацией. Но среди тех, кто начал, — весьма именитые. И публикуют их, что удивительно, даже СМИ мейнстрима.

Однако, как и в предыдущие недели, одни комментаторы стенали по поводу «слабости» администрации США, другие, напротив, доказывали, что президент США ведет страну исключительно правильным внешнеполитическим курсом. Были и такие, кто положительно отзывался о действиях Москвы.

Так, «нежелание президента активно и напористо действовать, — по мнению Майкла Кроули (Michael Crowley), — подает сигнал о слабости и нерешительности США» (Politico, 13.10). «Вмешательство Владимира Путина в Сирии создает новый раскол внутри изнуренной и в некоторых случаях деморализованной команды Обамы по вопросам национальной безопасности, чьи представители настаивают на осуществлении более смелых и активных действий, однако видят, что президент упорно не желает идти на новые риски в последний год пребывания у власти», — такую мрачную картину рисует автор.

Ему отчасти вторит Джеймс Льюис (James Lewis) в консервативном интернет-издании American Thinker (14.10): «Обама обещал большие перемены — только не те, которые мы сегодня наблюдаем. Америка сегодня чрезвычайно ослаблена, как и обещал Обама левым радикалам. Однако мир, как это ни странно, так и не воцарился. И тут приходит царь всея Руси, чтобы спасти христианскую цивилизацию от кровавого кошмара в Сирии и Ираке».

Но у Льюиса несколько иной взгляд на мир: «Христианские иерархи на Ближнем Востоке видят в Путине своего единственного защитника, оказавшись в тисках между джихадом и воинственным атеизмом Запада. По мнению преследуемых и гонимых меньшинств Ближнего Востока, Путин стоит на прочных позициях морального превосходства».

«В отличие от всех этих трусливых либеральных политиков Запада, которые не в силах произнести слова „мусульманское варварство“, Путин очень четко и ясно высказывается по поводу джихада, — отмечает автор. … — Путин хорошо понимает, что это война за цивилизацию. Он — не изысканный либерал, но он реалист, чего о себе не может сегодня сказать ни один западный лидер. Без реализма высоконравственные поступки невозможны».

Дорога в Дамаск, через Москву

В статье с таким заголовком Гордон Адамс (Gordon Adams) и Стивен Уолт (Stephen M. Walt) с некоторой иронией писали: «В течение четырех лет американская политика в отношении Сирии была построена на желании и молитве: желании того, чтобы президент Башар Асад ушел, и молитве за то, чтобы „умеренная“ сирийская оппозиция стала бы чем-то большим, чем она есть. Сейчас Россия активизировала свою игру, и ответом американского правительства и многих комментаторов, кажется, стало стремление „желать еще больше“ и молиться усерднее, осуждая Россию за вторжение туда, где она вроде бы не должна находиться» (The New York Times, 13.10).

Авторы считают, что «московское вмешательство в Сирии может стать первым проблеском надежды на прекращение сложившегося там затруднительного положения. Г-н Путин прав в том, что только стабильное управление и безопасность позволит сирийским беженцам вернуться на родину. Чем стремиться к решительной победе, Америка обязана ориентироваться на то, чтобы закончить эту войну — пусть менее впечатляющим и в меньшей степени отвечающим её желаниям урегулированием».

Более того, по их мнению, «работая вместе, Вашингтон и Москва могли бы воспользоваться их связями с региональными державами, которые на самом деле имеют людские ресурсы и свободное пространство для действия: Турция, Саудовская Аравия, Иран, Ирак, страны Персидского залива и курды. И хотя любая коалиция будет иметь внутреннюю напряженность, — особенно между Турцией и курдами, — сочетание российского и американского давления может помочь убедить все стороны сосредоточиться сегодня на „Исламском государстве“, оставив другие заботы на потом».

Christian Science Monitor (16.10) приводит мнение Джона Халсмана (John Hulsman), президента консалтинговой компании из Германии: «Вместо того чтобы видеть в Путине этакого злодея Джеймса Бонда, каким его, похоже, считает американская пресса, нам следует воспринимать его таким, какой он есть на самом деле — националистом, главной целью которого является возрождение и укрепление национальной гордости России».

В этой статье приведены мнения и других аналитиков, которые считают: «цель Путина в Сирии — уничтожить умеренных повстанцев, угрожающих Асаду, и, в конечном счете, оставить лишь две силы — Асада и ИГИЛ. При таком развитии событий у США и их западных партнеров не останется выбора — им придется согласиться с тем, чтобы у власти остался Асад».

Хватит терять голову из-за Путина

Таково мнение Фарида Закария (Fareed Zakaria), одного из влиятельных и популярных американских политических аналитиков, который, напротив, убеждает читателей в правоте политики Барака Обамы в Сирии (The Washington Post, 15.10). Он удивлен тем, что внешнеполитический истэблишмент США восторгаться Владимиром Путиным, а один из обозревателей «восхищается той „решительностью“, с которой российский президент занял „водительское место“ на Ближнем Востоке».

«Соединенные Штаты занимают „водительское место“ в Афганистане уже 14 лет. Укрепило ли это Америку?» — спрашивает автор.

Он напомнил, что Вашингтон ликвидировал режим Саддама Хусейна (Saddam Hussein) в Ираке и сделал там гораздо больше, чем сегодня от него просят сделать в Сирии. «США потратили почти два триллиона долларов и на пике кампании довели численность своей группировки в Ираке до 170 тысяч военнослужащих. Тем не менее, там произошла гуманитарная катастрофа — примерно четыре миллиона беженцев и 150 тысяч убитых», — указал Закария.

Приведя еще несколько подобных примеров из американской истории, автор напомнил и о том, как в 1950-е годы было множество предложений, призванных продемонстрировать американскую силу и энергию, в том числе, свергнуть египетского президента Гамаля Абдель Насера (Gamal Abdel Nasser), начать военную конфронтацию в Венгрии и применить ядерное оружие в тайваньском конфликте. «И посреди всей этой шумихи с призывами действовать только один человек, президент Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower), сохранял невозмутимость, хотя его рейтинги падали».

«На мой взгляд, — резюмировал Закария, — по прошествии десятилетий мы будем радоваться тому, что Барак Обама предпочел путь Эйзенхауэра к глобальному влиянию, а не Путина».

«Действия России в Сирии являются безрассудным и закончатся плохо» — такое мнение неких российских специалистов привела Эмма Эшфорд (Emma Ashford) в журнале Newsweek (14.10).

Является ли Россия «экзистенциальной угрозой»?

Профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich) отметил «замешательство и несогласованность, которые наблюдаются в политике США, пока мы приспосабливаемся к новому этапу в отношениях с Россией» (The Wall Street Journal, 15.10).

Выступая недавно в комитете Сената по вооруженным силам, он заявил, что «считает ошибочным реагировать на возобновившуюся активность Владимира Путина, называя Россию „экзистенциальной угрозой“, как это делают некоторые представители власти». Проблема заключается, по его мнению, «не только в том, что мы вводим в заблуждение русских. Мы вводим в заблуждение и себя тоже. Понятие „экзистенциальная угроза“ оправдано лишь потому, что Россия, как и мы, располагает огромным ядерным арсеналом».

«Когда США действовали с применением военной силы — например, на Балканах или в Ираке, — американцев не беспокоило, что русские могут ответить тем же. Но как будут реагировать США теперь, когда мы видим, что Россия берет инициативу на себя? — спрашивает автор и предлагает ответ, — Для того чтобы предпринять эффективные ответные меры, нам придется для начала признать и смириться с той новой ситуацией, в которой мы оказались. Вашингтону необходим точно выверенный и внятный политический курс, поскольку он будет направлен не только против „экзистенциальной угрозы“, которая исходит от России».

Мишель Тох (Michelle Toh) в The New York Times (19.10) подобрала высказывания различных экспертов и с их помощью пыталась определить «Стала ли Сирия местом российско-американской войны чужими руками?», однако, к конечному выводу так и не пришла. Но отметила мнение «некоторых критиков», что «российское вмешательство вообще не нацелено на борьбу с США, но исключительно на то, чтобы привлечь региональных союзников».

Путь к выходу из ближневосточного коллапса

Пытался найти Генри Киссинджер (Henry A. Kissinger), советник по национальной безопасности и госсекретарь при президентах Никсоне и Форде (The Wall Street Journal, 16.10). Оценивая причины вмешательства РФ в Сирии, он указал, что «Россия в первую очередь опасается, что крах режима Асада может повергнуть Сирию в такой же хаос, в каком находится Ливия, привести к власти в Дамаске ИГИЛ и превратить страну в рассадник терроризма, способного распространиться на мусульманские регионы России (в частности на Северный Кавказ)».

Действия России, с его точки зрения, это — «классическое поддержание баланса сил и отвод угрозы суннитского терроризма от южных границ России. Перед нами геополитическая, а не идеологическая проблема, и решать ее следует именно на геополитическом уровне». Предлагая варианты и принципы действий США на Ближнем Востоке, Киссинджер подчеркнул, что «в ближневосточной политике нужно руководствоваться прагматическими соображениями. В данном вопросе цели США и России выглядят совместимыми».

Путин критикует США за нежелание сотрудничать в Сирии

На эту критику обратили внимание ведущие СМИ. Так, авторы The New York Times (14.10) пересказали и процитировали многие высказывания президента РФ на инвестиционном форуме «Россия зовёт!»: «Г-н Путин … посетовал, что Соединенные Штаты не ответили ни на один запрос российского правительства о координатах групп, которые должны или не должны подвергаться нападению. „Недавно мы предложили американцам: „дайте нам объекты, по которым не надо бить“. Снова, нет ответа, — сказал он. — Мне кажется, что у некоторых наших партнеров уже каша в голове“».

«У Запада нет ясного понимания того, что происходит в Сирии, и военное вмешательство России предпринято с тем, чтобы бороться с террористами, а не поддерживать сирийского лидера Башара Асада (Bashar Assad), заявил российский президент Владимир Путин на ежегодном инвестиционном форуме „Россия зовет“, организованном в Москве российским банком „ВТБ Капитал“», — сообщил корреспондент телеканала CNBC (13.10).

В минувшие выходные, когда Россия усилила бомбардировки, президент США Барак Обама заявил, что действия России направлены исключительно на поддержку режима Асада.

Когда представитель CNBC Джефф Катмор (Geoff Cutmore) спросил Путина, как он ответит на заявления Обамы, российский президент снял наушник, чем вызвал смех в зале. «Все наши действия… находятся в строгом соответствии с Уставом ООН и международным правом, в отличие от наших коллег из так называемой международной коалиции во главе с Соединенными Штатами, которые действуют без резолюции Совета Безопасности ООН и без приглашения сирийских властей», — ответил Путин.

MH17 был сбит ракетой российского производства

13, 14 и 15 октября СМИ обсуждали публикацию доклада Совета безопасности Нидерландов (СБН), согласно которому малайзийский лайнер, в котором находились 298 человек, был сбит над Донецкой областью из зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Бук». За несколько часов до этого представители концерна «Алмаз-Антей», производителя этих комплексов, также объявили о том, что боинг был сбит «Буком». При этом СБН и «Алмаз-Антей» разошлись в том, кто, откуда и зачем стрелял.

Публикации были однотипными: авторы превозносили «основательность и добросовестность» голландского расследования и «бесстыдный обман» российского (The New York Times, 15.10).

«Российский производитель зенитных ракетных комплексов «Алмаз-Антей» пытался поставить под сомнение выводы голландцев заранее. Он пригласил сотни журналистов во вторник утром, и генеральный директор Ян Новиков сказал, что проведенные концерном эксперименты показали: если MH17 был сбит ракетой системы «Бук», то это был другой тип ракеты по сравнению с указанным голландскими следователями, следовательно, виновата была Украина», — писала The Wall Street Journal (14.10).

Та же газета в другой статье отметила: «Военные эксперты поставили под сомнение выводы российской оборонной фирмы. „Доклад, опубликованный сегодня российским производителем ракет „Алмаз-Антей“, не должен приниматься во внимание, так как является дезинформацией и пропагандой, направленными на отвлечение внимания от голландского доклада“, — заявил в обращении Ник де Ларринага (Nick de Larrinaga), европейский редактор еженедельника IHS Jane. Он привел доказательства того, что упомянутый старый тип ракет „Алмаз-Антея“ на деле „остался в эксплуатации в российской армии и находился на российских воинских складах на момент поражения самолета“» (The Wall Street Journal, 14.10).

Ну а Белый дом «призвал во вторник наказать поддерживаемых Россией сепаратистов, сбивших пассажирский самолет над Украиной в прошлом году» (The Washington Times, 14.10).

Источник: inosmi.ru

© 2015, . Все права защищены.

Related posts:

 
Статья прочитана 26 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru