Сегодня: г.

«Рецепт катастрофы» — 2

Создание Транстихоокеанского партнерства (TPP) – якобы экономического альянса США с одиннадцатью странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — Австралией, Брунеем, Вьетнамом, Канадой, Малайзией, Мексикой, Новой Зеландией, Перу, Сингапуром, Чили и Японией – побуждает авторов продолжить тему, начатую публикацией о тесной взаимосвязи сирийского и украинского кризисов. А также о существовании единого «черноморского театра военных действий (ТВД)», объединяющего эти кризисы, о котором год назад заявилоамериканское агентство «Stratfor».

Выводы первого нашего материала сводились к следующему:

— провозгласив «черноморский ТВД» и соединив рукотворные кризисы, развязанные США в Сирии и на Украине, а также убеждая себя и окружающих в неспособности России к адекватной реакции на обоих «фронтах» одновременно, Вашингтон поставил своей главной целью отрыв Украины от России, ограничившись в отношении Ближнего и Среднего Востока созданием в этих регионах зоны хаоса и войны всех против всех;

— условием успеха этого стратегического замысла в США было названо одновременное вовлечение на ближневосточном фланге ТВД Ирака в противостояние с ИГИЛ, организованным, созданным и обученным на американские деньги, в американских интересах, американскими стратегами и инструкторами, а также организация военного столкновения России с Украиной на восточно-европейском фланге;

— главным препятствием к реализации этого сценария, предполагающего разрушение на Ближнем и Среднем Востоке светских режимов и государств и замену их управляемым и постоянно расширяющимся противостоянием радикальных исламистских группировок (см. ситуацию в Сомали и Ливии), был провозглашен президент Сирии Башар Асад. Войну против него развязали сначала силами так называемой «сирийской оппозиции». А когда она не без помощи России, а также Ирана и Китая, обанкротилась, придумали ИГИЛ, в рядах которого сирийскую «оппозицию» объединили с региональными осколками «Аль-Кайеды», частично с «Талибаном» и другими экстремистскими формированиями в различных странах («Джебхат ан-Нусра», «Боко Харам» и т.д.). Проделав это под командованием бывших командиров бывшей иракской армии, перекупленных американцами во время наступления на Багдад в 2003 году, оставшихся после этого неприкаянными и «перевоспитанных» ими же в экстремистском духе в ходе обучения на спецкурсах в соответствующих спецлагерях;

— провозгласив «войну с ИГИЛ», неэффективную ввиду собственной незаинтересованности в ее успехе, США эту «войну» имитировали: якобы «боролись» с одной частью экстремистского «халифата» (ИГИЛ) и при этом поддерживали другую его часть (сирийскую «оппозицию»), соединяя, координируя и направляя усилия обеих частей на свержение Асада;

— когда Россия поняла этот замысел и нашла неожиданную для США контригру, вашингтонская стратегия «поплыла», как и предсказывал «Stratfor», рассчитывавший этого избежать. Вместо тупого и прямолинейного вторжения на Украину, о чем, наряду с вашингтонскими стратегами, мечтали «отечественные ура-патриоты», Москва выступила за мир в Донбассе и предъявила свои аргументы в пользу стабилизации на южном фланге ТВД, приступив к операции в Сирии. Это не только оказалось неприятным «сюрпризом» для наших заокеанских геополитических «партнеров» (благодаря Владимиру Путину, слово «партнер» приобрело непередаваемый по глубине иронии смысл). Но и лишает сегодня перспектив и киевский режим, способный выживать только в условиях войны, и сирийскую «оппозицию», и тем более само ИГИЛ;

— понимая, что карта бита, особенно ввиду скорого включения в ближневосточную операцию еще и Китая, вашингтонские стратеги, ставшие перед реальностью неожиданного участия России на обоих флангах, принялись заметать следы своего провала на ТВД: «выводить» из активной игры его украинский фланг, сосредотачивая все внимание на ближневосточном. Главными видимыми последствиями (не путать с итогами) встречи президентов России и США явились запрет Порошенко наступать на Донбасс (из-за неизбежности поражения ВСУ), а также назначение «ответственными» за это Франции и Германии. Неслучайно их перед парижской встречей «нормандской четверки» публично, «до слез», заинструктировал госсекретарь Джон Керри;

— в результате в Париже Франсуа Олланд и Ангела Меркель анонсировали некий «план», явно сверстанный в Вашингтоне. Смысл его сводится к предотвращению любой ценой местных выборов, назначенных в ДНР и ЛНР на 18 октября и 1 ноября (соответственно) с тем, чтобы «встроить» народные республики в киевскую «вертикаль власти», внешне «нагнув» Порошенко под Минские соглашения, которые он отказывается выполнять, а по сути под прикрытием этого «нагибания» обвести Донбасс вокруг пальца. Эдакая европейская «игра в американский наперсток». Еще раз – главное звено этого плана – ПЕРЕНЕСТИ первый этап ВЫБОРОВ В ДОНБАССЕ по сути на 2016 год, что Америкой будет воспринято как тактическая победа, пролог решающего успеха всей «стратегической операции» на ТВД. О том, почему на это НЕЛЬЗЯ ИДТИ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ, как невозможно ограничить конфликт в Донбассе «внутриукраинскими» рамками, как этого алчут некоторые, уже вчера заявили сначала сам Порошенко, а затем заместитель главы его администрации: «Сначала Донбасс – “мирным путем”, через выборы по украинскому законодательству, затем – Крым». Уже из одного этого (кстати, опять ни слова о согласовании с Донбассом) видна вся иллюзорность, тщетность и глубочайшая, непреходящая наивность принятия «за чистую монету» оброненной Меркель в Париже фразы о Крыме, которой эти «некоторые» обрадовались так, будто «фрау канцелярин» — это не бывший шеф комсомольского агитпропа, а по меньшей мере «новый Бисмарк»;

— отступив, а точнее затаившись на «черноморском» ТВД, американцы тем не менее предусмотрительно создали «коалицию недовольных» российскими ударами по экстремистам в Сирии, включив в нее сателлитов на обоих его флангах — Турция, Саудовская Аравия, Катар с одной стороны и Великобритания, Франция, Германия с другой. Это такая «подстраховка». На случай, если «поплывет» уже не американская, а российская «игра», на что в Вашингтоне очень рассчитывают. Ведь если «приказала долго жить» ось Варшава – Бухарест – Анкара – Тбилиси – Баку, то надо срочно выстраивать другую. Вот и сколотили ее, пусть впопыхах и «на коленке».

Это — диспозиция «в моменте» вчера и позавчера. Идем в сегодня и завтра.

Не меньшей наивностью (если не сказать пораженчеством или даже хуже), чем считать конфликт в Донбассе «внутриукраинским» (хотя бы потому, что его активными участниками являются США и ЕС), выглядит видение парафированного вчера в Атланте Транстихоокеанского партнерства в отрыве от другого, главного партнерства – Трансатлантического. Вопрос его обнародования, несмотря на собранные петиции, — теперь дело считанных недель и скорее всего этот «подарок» России и Китаю будет припасен к ноябрьскому саммиту «Группы двадцати» с символическим местом проведения в турецкой Анталье. Надо просто понимать – и очень странно, что такого понимания в наиболее «активной» части экспертного сообщества не наблюдается – что «Трансатлантика» и «Транспасифика» — две стороны одной медали. У них и общий знаменатель имеется – всколыхнувшее аналитиков и моментально почему-то позабытое ими соглашение TISA (Trade In Services Agreement), обнародованное сайтом «WikiLeaks». (Не останавливаемся на этом, ибо один из нас уже самым наиподробнейшим образом раскрывал эту тему совсем недавно: повторяться – толочь воду в ступе).

Что же касается развернувшегося в США «вселенского скандала» вокруг концерна «Volkswagen», то этот скандал далеко не первый; чем заканчивались предыдущие — вокруг «Daimler» и BMW – хорошо известно. Как и то, что после них германская власть и элита проглотили, утерлись и сделали вид, что не заметили последствий куда более серьезного скандала вокруг многолетней прослушки своих телефонов, данные о которой (вот незадача!) буквально на днях в Германии «потеряли» в ходе обновления компьютерных программ. Если скандал с «Volkswagen» что и демонстрирует, то только непреходящую, по сути колониальную зависимость Европы от США, скрепленную для Германии, например, «Канцлер-актом» от 21 мая 1949 года, о котором рассказывал Валентин Фалин. Так что собирайте «петиции», ребята! Чем бы дитятко ни тешилось, а лондонская «Independent» с ее российско-оппозиционным бэкграундом ни распространяла… В начале 80-х годов, помнится, «некоторые» — тогда другие — тоже пытались выдать показушную полемику вокруг размещения в ФРГ американских ракет средней дальности за «фундаментальные разногласия» в НАТО. Чем закончилось, хорошо помним. Рокировкой западногерманской власти без всяких выборов – правящая коалиция вдруг «рухнула», и «левого» Шмидта сменил «правый» Коль. С неизменным «срединным» Геншером.

Еще раз: если бы подписание «Трансатлантики» не перешло из разряда политических вопросов в разряд технических, ни о какой «Транспасифике» нам вчера бы НЕ СООБЩИЛИ. Раз в открытую игру вступает левая рука, то неизбежно вступит и правая, а сказки про «конкуренцию двух рук, управляемых одной головой» или про фронду одной из рук против головы (если голову, конечно, не поразил инсульт), — это для наивненьких любителей конспирологии в дошкольном формате «нанайских мальчиков».

Если же вернуться к участникам соглашения TISA, то выяснится, что первоначальный список не только не сократился, но даже расширился; в перечне участников TPP оказались не включенные пока в TISA (впрочем, кто знает – соглашение-то секретное, а новых утечек «WikiLeaks» не давал) Бруней, Вьетнам, Малайзия и Сингапур. Из списка TISA в перечне участников TPP выпали разве что Гонконг и Тайвань, что указывает на жесткость оппозиции этому соглашению Китая. Зато добавился Вьетнам, явно оказавшийся в списке участников с очевидным антикитайским подтекстом, а также Сингапур. Это, особенно последнее, очень многое скажет. Прежде всего тем, кто помнит, что до марта 2009 года именно этот город-государство, наряду с Гонконгом и Шанхаем, рассматривался определенными силами в виде так называемого «южно-китайского пилотного региона». То есть площадки для будущей глобальной трансформации. Но та «игра» Запада, точнее торчащей из-за его спины глобальной олигархии, была поломана совместными, российско-китайскими действиями, ставшими тогда прологом к нынешнему, все более тесному стратегическому даже уже не партнерству, а союзу. До какой степени кое-кого это взбесило, видно по включению Гонконга в соглашение TISA, а также по провалившейся попытке организации в нем «зонтичной революции».

Что касается остальных участников TISA, не входящих в ЕС, то они либо ожидаемо присоединятся к «Трансатлантике» (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Швейцария, Турция, Израиль). Либо пополнят ряды «Транспасифики» (Южная Корея). У Колумбии, Коста-Рики, Панамы и Парагвая, судя по их географическому положению, имеется выбор между одним и другим, хотя хрен редьки не слаще. Под вопросом, пожалуй, остается лишь Пакистан, который до конца еще не сделал другого выбора, «разрываясь» между TISA и БРИКС. И эти метания лишний раз указывают «цену вопроса», несовместимость этих форматов и масштаб протекающих в мире процессов.

Итак, что в сухом остатке?

Первое. Трансатлантическое партнерство неизбежно будет парафировано, а затем подписано, вслед за Транстихоокеанским, и долго ждать этого не придется. Это ставит жирный крест на любых совместных проектах России с Европой. Два американских партнерства и «зона свободной торговли от Атлантики до Владивостока» находятся друг с другом в обратно пропорциональной зависимости: чем больше первого – тем меньше второго и наоборот. Да и с самого начала была видна вся эфемерность этой авантюры, за увлеченность которой «еврофилов» в поздней советской элите наша страна заплатила распадом СССР.

Размежевание пройдет по логике «железного занавеса», опущенного в феврале 1946 года «длинной телеграммой» в госдеп из Москвы Джорджа Кеннана, основные положения которой публично были озвучены спустя десять дней Уинстоном Черчиллем в Фултонской речи. Но пройдет эта линия восточнее, чем тогда, по границам 1939 и/или, в той или иной пропорции, 1941 годов. А также в Восточной и Юго-Восточной Азии, ибо ясно, что «Трансатлантика» в условном приближении представляет собой НАТО, а «Транспасифика», преподносимая якобы «экономическим» объединением, с понятной неизбежностью в обозримом будущем обречена превратиться в «восточную НАТО».

Предваряет ли это размежевание новую мировую войну или ее удастся избежать – отдельный вопрос, не являющийся предметом нашего анализа.

Второе. Поскольку из этого вытекает, что политика остается «игрой с нулевой суммой», как бы кому-нибудь ни хотелось выдать страстно желаемое за сермяжно действительное, мы вправе констатировать возврат мира в XIX век. Возрождается самая, что ни на есть, традиционная геополитика – МОРЕ против СУШИ. Разница только в том, что из присущего ей тогда сугубо «атлантического» измерения Запад – Восток противостояние превращается в глобальное – мировое МОРЕ против мировой СУШИ в образе маккиндеровского «Хартленда» — мирового острова. Обкорнать его будут пытаться, как это и было тогда написано, с помощью передвижения по карте «лимитрофов», список которых содержится в уже обнародованных соглашениях TISA и TPP: США + ЕС + еще несколько десятков стран-сателлитов.

Поэтому разговоры в стиле «мы же с вами цивилизованные люди» и «это не комильфо» оставьте, господа, взволнованным барышням. Теперь уже окончательно ясно, что с распада СССР историческое время взяло обратный отсчет, а якобы опровергающие это идеологемы — демократия, рынок, толерантность и пр. – не что иное, как «фиговый листок», призванный прикрыть данную трансформацию. И ровным счетом ничего больше.

Третье. Целью России в этой ситуации, на наш скромный взгляд, является наращивание нажима на ближневосточном фланге «черноморского ТВД» с решительным разгромом ИГИЛ и примкнувших к нему экстремистских группировок и окончательное оформление на этом фоне великоконтинентального союза с естественными союзниками — Китаем и Ираном. На восточноевропейском же фланге этого ТВД стоит задача постановки киевского режима «на растяжку» или «шпагат», которого он не выдержит. Формула такого «шпагата» очевидна: проведение первого этапа местных выборов в ДНР и ЛНР строго в объявленный срок и внимательное, деятельное наблюдение за тем, что станет после этого происходить в Киеве. С немедленной, но умной поддержкой Донбасса, если клиент «взбрыкнет», не пожелав «умирать стоя».

Репутация Меркель и Олланда нас должна при этом заботить в последнюю очередь: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

И четвертое. Все эти внешнеполитические трансформации непременно должны сопровождаться внутренними. Чтобы самим не оказаться и не застрять в вышеуказанной «позе», которая с некоторых пор становится для киевской хунты все более и более привычной.

Владимир Павленко, Владимир Штоль

Источник: iarex.ru

 
Статья прочитана 25 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru