Сегодня: г.

Российский тупик в развитии

Вместе мы выстоим — поодиночке мы погибнем.

Это — девиз Объединённого профсоюза американских шахтёров в конце XIX века. Именно в этой среде возникла знаменитая песня о «Шестнадцати тоннах угля марки девять», которые надо было выдать шахтёру на гора, только для того, чтобы заработать на еду, которую ему давали в кредит в пришахтной продовольственной лавке горнорудной компании. В обшем, несмотря на игривую мелодию «Шестнадцати тонн», текст у песни нихрена не радостный.

На излёте своего существования, в конце 1980-х годов, СССР имел уже больше 280 миллионов населения, а совместно со странами Варшавского Договора / СЭВ население «восточного блока» вполне уверенно превышало 400 миллионов жителей.
Кроме того, не пойди тогда СССР по пути деструкции Варшавского Договора, а потом и собственного внутреннего пространства, разбирая его на кусочки национальных республик — вполне реальной становилась задача нового объединения Евразии, уже со смягчённой и адаптированной «красной идеей», перспективность которой в 1990е-2000е годы продемонстрировал Китай.
Только вот у Китая был в 1989 году Тянаньмэнь и Цзян Цземинь, а у СССР/России у руля оказался тандем «Горбачёв-Ельцин», которые совместными усилиями выдернули из-под СССР основное — общую идею, на которой и основывалась жизнь СССР.


И — водочки за упокой СССР. С другом Кравчуком, с другом Шушкевичем.

Я не хочу тут снова разводить давний спор, который постоянно булькает у меня в комментариях, на тему вины каких-то «хохлов» или «москалей» в развале СССР.
Идентичность жителей Киева, Минска, Москвы, Йошкар-Олы или Ленинграда на момент 1991 года отличалась весьма условно: часто на вопрос иностранцев «кто вы?» жители СССР отвечали «мы советские», а уточняющий момент «о, ю а рашен» — сопровождался дежурным ответом: «Да, рашен, рашен, янки проклятый».
В этом и была сермяжная правда общего правила: «Вместе — выстоим, поодиночке — погибнем».

Я понятия не имею, кто придумал вымышленный текст за авторстом Буша-Старшего (говорят, что это известный сетевой фрик и провокатор Футюх с форума «Глобальной Авантюры»), но смысл действий США и Западного блока был всегда глубоко противоположен «препятствованию России в освобождении от оков Варшавского Договора и СССР».

Нет, реальная политика США всегда заключалась в отрыве от СССР, а потом и от России всех союзников и всех сочуствующих, уничтожение конкурентой идеи, на которой и базировался СССР. Я детально разбирал это магистральное направление атлантической политической мысли, которое, в отличии от вымышленных текстов, весьма удобных заказчикам таких фальшивок, было есть и будет магистральным направлением политики США и, в целом, атлантистов.


«… в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты — Сельское хозяйство и Социальная помощь.»
Джордж Буш0старший никогда не говорил таких фраз.

Сначала у США получилось провернуть такой сюжет с Россией и Китаем, когда из небольшого острова Даманский и неурегулированного пограничного спора выросла громадная пропасть между СССР и КНР, потом у Запада чрезвычайно удачно сложился следующий этап деструкции, когда за короткий период 1989-1991 годов распался не только Варшавский Блок, СЭВ и всё «социалистическое содружество», но и сам СССР.

И, опять-таки, тут у нас снова есть «спасительная» фальшивка столь же замечательного уровня достоверности, как и упомянутое «интервью Буша-Старшего». Я говорю о «плане Даллеса».
Хотел ли Западный мир смерти СССР? Безусловно.
Ожидал ли Запад краха СССР в 1991 году? Нет, для Запада это было полной неожиданностью.

Никакой «план Даллеса» не мог разрушить СССР, не будь в советских элитах мощнейшего лобби «похода на Запад», встраивания в Западный мир, приватизации всего советского наследства и уничтожения той самой социалистической, кооперативной по сути советской модели.
Вот вам, от господина Чубайса, очень откровенно и про собственность, и про власть в СССР и в современной России, и про их органическую взаимосвязь:

Ну а о самом господине Чубайсе замечательно есть у Фурцева, чтобы два раза не объяснять, что тянется эта ниточка «дружбы с Западом» ещё от космополитической части советских элит. И никакой «план Даллеса» в одиночку, не будь у советской элиты жгучего желания встраивания в Запад, не мог бы столь мощно и единовременно обрушить СССР.

Поэтому-то все 1990е годы, когда в мире шли бурные процессы интеграции, когда из нищеты стран третьего мира поднимались уже не анклавы Гонконга или Сингапура, а Индия и Китай, когда в мире были запущены мощнейшие процессы глобализации — вся территория СССР, и Россия в частности, провели в увлекательнейшем процессе перераспределения тех самых «шестнадцати тонн угля марки девять», которые меняли в цепочках бартера на «продукты из пришахтной лавки», в то время, как элита бывшего СССР делила собственность, а весь мир уверенно шёл вперёд.

А потом, в начале 2000-х, после приснопамятного дефолта 1998 года, стало окончательно понятно, даже тем, кто нахапал себе той самой власти и собственности, о которой столь откровенно говорил Чубайс, что мало её просто защитить и удержать — надо ещё и иметь возможность её с выгодой для себя продавать на каких-то рынках.

Понятное дело, ни о каком экономическом союзе с Китаем, ЕС или даже Индией в начале 2000-х годов речь уже не шла: у России реально осталось в распоряжении только территория эфемерного «СНГ», за которое ещё как-то можно было уцепиться, чтобы соответствовать по уровню населения или развития производственных сил странам второго эшелона — Бразилии, ЮАР, Индонезии, Нигерии. Со своей редакцией сугубо регионального, а не глобального торгового и экономического союза.
Поскольку глобальный союз был уже создан.

Но даже тут уже речь шла скорее о равноправном сотрудничестве: с каждой из бывших союзных республик надо было выстраивать концепцию какого-то развития, а не эксплуатации, так как мировой рынок, в общем-то, предлагал обычно и лучшие цены на продукцию бывших осколков СССР, и большие объёмы продаж.
Ещё раз повторюсь — отказавшись от каких-либо общих идей, бывшая советская, а теперь российская элита должна была бы искать какие-то варианты именно сотрудничества, а не подчинения осколков СССР: так как их собственное «родимое пятно» состояло в убийстве СССР совместно с элитами национальных республик.

И вот тут Запад разыграл свою козырную карту: управление массами.
Да, на уровне элит Россия вполне бы могла договориться и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Грузией и, конечно же, с Украиной.
Экономически российским элитам нечео делить с элитами национальных республик — именно обмен реального «угля» на долговые расписки «пришахтного магазина» и стал экономической политикой всех осколков СССР. Одинаково развивались события и в России, и на Украине, и в Узбекистане и много где ещё. Просто — чем меньше и чем беднее был осколок СССР, тем быстрее в нём шла деградация.
Пусть и выраженная в постепенной деиндустриализации, падении уровня образования или упрощении социальной среды — но деградация шла везде. Медленнее всего — в России.

Управление же массами нарушило этот скрытый консенсус элит бывшего СССР. Можно сейчас по-прежнему обвинять во всём «скакунов с майдана», но это будет таким же тупиковым путём и обманкой, как обвинять в чём-то защитников Белого Дома, причём — в обеих версиях, хоть бы 1991, хоть бы и 1993-го года.

Без предательства элит, которые лишь использовали народные волнения в своих корыстных целях, ни одно из этих событий не привело бы ни к каким существенным результатам, как не приводят уже на протяжении более, чем года ни к чему массовые выступления в Киеве, каждое из которых почему-то хотят назвать «третьим майданом».

Полтора года назад я написал коротенький текст на возвращение Крыма.
Поставив для себя, в общем-то, простой маркер: если Россия будет бороться за Украину, то у всех нас есть шанс.
Если же нет — то и шанса никакого не будет. Потому что сомнут, а элита — предаст и продаст.

Поэтому, когда я вижу сегодня. что Украина — потеряна, когда я вижу, что элита и на Украине, и в России использовала события 2014-2015 годов лишь для укрепления существующей сситемы власти, собственности, ущербных социальных отношений и тупика в развитии — я лишь могу спеть старую песню, столь же популярную в СССР, как «Шестнадцать тонн» были популярны в США:

Крым наш, а вот Каспийское море и Азербайджан, где и снимали «Последний дюйм» в 1958 году операторы студии «Ленфильм», уже очень долго не будет не то, что российским, но даже и про-российским.

Исторический шанс создать для себя «стартовую площадку» для будущей евразийской интеграции был упущен Россией в 2014 году.
Теперь всем нам остаётся только расхлёбывать последствия этого недальновидного шага.
Украина для России потеряна, что обрадовало бы настоящего Бжезинского и реального, а не выдуменного Буша-Старшего.

Источник: alex-anpilogov.livejournal.com

 
Статья прочитана 30 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru