Сегодня: г.

Сирия: грани новой реальности

За что на самом деле ожесточенно критикуют Россию?

На наших глазах возникает новая реальность, при которой единое некогда государство превращается в ряд территорий: под контролем Асада, друзов, курдов, суннитских повстанцев и «Исламского государства». Их границы зыбки и неустойчивы, все эти территории долго еще будут воевать между собой.

Но, собственно, так и было задумано мировыми и региональными игроками, каждый из которых рассчитывал на свою долю «сирийского пирога», и ожесточенно критикует Россию из-за того, что своим временным вмешательством она меняет размеры этих долей.

Несущиеся в сторону Москвы обвинения что бомбят «не тех», обоснованы и лживы одновременно. Может ли такое быть? На Востоке – вполне, поскольку уж где-где, а в Сирии и Ираке даже специалист не сумеет ответить, где заканчивается «Исламское государство» и начинается «умеренная оппозиция». Ведь все эти группировки утром заключают союз против правительственных войск, в обед начинают спорить при дележе «спонсорской помощи», а к вечеру с энтузиазмом стреляют друг в друга из-за доходов с временно контролируемых территорий.

Пробовать разбираться в этих хитросплетениях – занятие увлекательное, но бесполезное.

 Война в Сирии держится на иностранных инвестициях, а потому позиция внешних игроков гораздо важнее и значимее, чем, к примеру, сделанное на днях совместное заявление лидеров 41 антиправительственной группировки.

 Они взывают к зарубежным покровителям: «В этих новых условиях странам региона и особенно союзникам необходимо ускорить формирование регионального альянса, способного противостоять российско-иранскому альянсу, оккупировавшему Сирию».

Попадание, что называется, «в яблочко». Разговоры на Западе о «российской экспансии» и «вмешательстве, которое создает новые угрозы в регионе» — это не слишком серьезно. За три сотни лет, с момента публикации в Европе «завещания Петра Первого», эти разговоры велись, ведутся и будут вестись – вне зависимости от реальных шагов и намерений Москвы. Но слова о «российско-иранском альянсе» – это заявка на оформление виртуальных угроз во вполне реальную доктрину, руководство к действию – как для монархий Персидского залива, так и Турции. А, следовательно, для США и НАТО.

«Шиитская экспансия» – идефикс саудитов и других монархов Залива. «Холодная война» Тегерана и Эр-Рияда, периодически прорывающаяся вооруженными конфликтами на чужих территориях и чужими руками – та реальность, в которой регион живет уже три десятилетия. Теперь Россию попытаются представить как военно-политического союзника шиитов. И, следовательно, начнут формирование антироссийского суннитского блока. В добрые чувства монархий Персидского залива к Москве верили только уж совсем восторженные эксперты, в каждом шаге того же Эр-Рияда видевшие стремление поменять геополитическую ориентацию – с американской на российскую. Теперь и этих шагов не будет – наша сирийская экспедиция окончательно делает нас в глазах саудитов геополитическим противником. Что, в общем-то, и к лучшему: меньше иллюзий и больше трезвости в оценке всевозможных «псевдопартнеров» еще никому не вредили.

Свою жесткую антироссийскую позицию монархии подтвердили и на дипломатическом, и на, что называется, «духовном» уровне. Как сообщает «Уолл-стрит джорнэл», «президент Барак Обама и (государственный секретарь США – ред.) Керри сообщили, что открыты для сотрудничества с Россией и Ираном в рамках попыток стабилизировать Сирию. Однако власти Саудовской Аравии и других арабских стран заявили, что не могут участвовать ни в какой кампании под российским руководством, которая могла бы содействовать укреплению позиций Асада и правительства Ирана».

Более того, они «предупредили администрацию Обамы, что российское военное вмешательство в Сирии может вызвать приток финансирования экстремистских группировок «Исламское государство» и «Аль-Каида» и волну новобранцев, желающих вступить в ряды их боевиков, а также помочь им завоевать еще больше ближневосточных территорий».

Ну, а 53 религиозных деятеля Саудовской Аравии дополнили политику «духовными скрепами», подписав онлайн-призыв о поддержке джихада против сирийских властей, присутствия России и иранской «оккупации». Они попросили страны исламского мира оказать «моральную, материальную, политическую и военную» поддержку тем, кого они называют «святыми воинами Сирии». Дескать, если те потерпят неудачу, то и другие суннитские государства в регионе станут впоследствии жертвами «шиитской агрессии».

Словом, своей антироссийской политике монархии Залива придают теперь религиозный оттенок. Попутно создают себе алиби. Приток денег и оружия для террористов теперь можно объяснять «анонимными пожертвованиями», а все обвинения в собственный адрес отметать с присловьем: «Мы же вас предупреждали».

Эр-Рияд, отбросив осторожность, однозначно готовится расширить свое участие в сирийских событиях. И эта одна из граней новой реальности, возникающей в последние дни.

 Анкара, хоть и не использует религиозных терминов, но активностью России, безо всякого преувеличения, откровенно взбешена.

 Сложная многоходовка, которую турецкая сторона реализовывала в Сирии, стремясь достичь сразу нескольких важнейших для нее целей – ослабления нелояльных курдов, расширения сферы своего влияния, подтачивания позиций Ирана – в один момент оказалась под угрозой провала.

Сначала официальные власти Турции просто выразили недовольство. При этом Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что действия Москвы в Сирии ошибочны, и эта ошибка, по его словам, приведет к дальнейшей изоляции России. Затем, после инцидента с нашим самолетом, высказался куда определеннее: Турция не будет терпеть нарушения своего воздушного пространства российской боевой авиацией. Добавив при этом, что «наши добрые отношения с Россией хорошо известны. Но если Россия потеряет друга в лице Турции, с которой она сотрудничает по многим вопросам, она потеряет многое, и ей следует об этом знать».

Что потеряет Москва – это еще вопрос, а вот возможность создания буферной бесполетной зоны на севере Сирии, идею которой так усиленно продвигала Анкара, для последней уже утрачена. Возможно – что на время, но с ним-то у Эрдогана как раз серьезные проблемы, поскольку участие в сирийском конфликте для него, в первую очередь – способ решения ряда острых внутренних проблем.

Крупные региональные игроки – те же Анкара и Эр-Рияд – инвестировали в сирийский конфликт огромные средства. И для уничтожения сильного оппонента, единой Сирийской Арабской Республики. И для борьбы с ростом иранского влияния в регионе.

 Российская экспедиция создает пусть и временную, но вполне серьезную угрозу этим вложениям, перекраивая карту раздела Сирии.

 Отсюда – готовность к эскалации противостояния с Москвой и согласие на неизбежные в этих случаях издержки, будь то в политике или же экономике. Тем более что в Вашингтоне, судя по всему, готовы эти издержки компенсировать.

В суматохе этих дней Европа, Соединенные Штаты и их союзники подзабыли о главном, ради чего все и затевалось – о «борьбе с «Исламским государством». Что, в общем-то, совершенно неудивительно, поскольку является еще одной гранью связанной с Сирией реальности: никто на Западе всерьез бороться с террористами пока не собирается. «Угроза халифата», о которой нам так долго говорили, Вашингтон не пугает. А лозунг борьбы с ней вполне может быть заменен другим, предельно откровенным, а потому циничным: «Все и все – на Дамаск! Наши инвестиции в нестабильность в опасности!».

 

Икрам Сабиров

Источник: stoletie.ru

 
Статья прочитана 7 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru