Сегодня: г.

Святость русского оружия

Операция России в Сирии заставила весь мир говорить о мощи русского оружия. Буквально за считаные дни наша страна под водительством Верховного главнокомандующего перекроила геополитическую карту мира. Русские оружейники все последние годы в тишине кабинетов конструкторских бюро и в шумных цехах оборонных предприятий вернули русскому оружию тот престиж, который оно имело на протяжении всей истории нашего Отечества.

Когда мы говорим о Святой Руси, перед нами встают как образы русских угодников Божиих, храмы и русская икона, так и древние фортификационные сооружения и образы русских воинов. Даже сами купола древнерусских храмов по форме напоминают воинские шлемы. Русский храм, возвышаясь над городскими постройками, был похож на конного витязя среди пеших дружинников, напоминая о том, что каждый христианин — это прежде всего воин духовной битвы.

В недавние годы нам активно навязывалось мнение о том, что христианин будто бы должен быть пацифистом. Действительно, мы видим заповедь Христа: «Любите врагов ваших». Но если мы обратимся к православной традиции, то традиционно эти слова истолковывались так, как сформулировал это святитель Филарет Московский:

«Люби врагов своих, поражай врагов Отечества и гнушайся врагами Божиими». Откуда же взялась точка зрения о том, что христианин должен быть пацифистом и непротивленцем? Она исходит из недр радикального протестантизма, занесённого на русскую почву.

Как известно, у радикального протестантизма в России было два истока — это общины меннонитов, центральным учением которых было «непротивление», в том числе и отрицание воинской повинности, и общины пиетистов, называвших свои собрания «штундами» (от нем. stunde — час, для чтения и толкования Библии).

После указа Екатерины II, приглашавшего иностранных колонистов на жительство в Россию (при условии отказа от прозелитизма среди православного населения) в губерниях России появляются многочисленные общины меннонитов и «штундистов». Когда в XIX веке в Россию был занесён баптизм, он пришёл на подготовленную почву, многие из меннонитов и штундистов составили «костяк» баптистских собраний. И если в США и Европе баптисты несут воинскую повинность (не говоря уже об Украине, где войну против русского населения Донбасса развязал «кровавый пастор» Турчинов, а так называемые киборги в Донецком аэропорту слушали перед боем проповеди пастора Первой баптистской церкви штата Атланта Чарльза Стенли), то в России эти милые люди ещё в XIX веке «неожиданно» усвоили идеи меннонитов об отказе от воинской повинности как свою религиозную доктрину. Усвоил эти идеи и либеральный дискурс, увлечённый схожими идеями Льва Толстого (который, кстати, серьёзно интересовался русским сектантством, и часть «штундистов» стали его последователями).

А что же говорит нам традиция?

Впервые читая в византийских летописях упоминания о наших предках, мы встречаем на их страницах Русь как грозную военную силу, зачастую угрожавшую самому существованию империи ромеев, и только заступничество Божией Матери спасало Константинополь от разорения. Русский — это прежде всего воин. И уже в 944 году византийцы заключают с мужем будущей святой равноапостольной княгини Ольги, великим князем Игорем, договор, в котором многие русские воины скрепляют его не клятвой перед языческими богами, а присягой в церкви святого Илии:

«Мы же, те из нас, кто крещён, в соборной церкви клялись церковью святого Ильи в предлежании честного креста и хартии этой соблюдать всё, что в ней написано, и не нарушать из неё ничего; а если нарушит это кто-либо из нашей страны — князь ли или иной кто, крещёный или некрещёный, — да не получит он помощи от Бога, да будет он рабом в загробной жизни своей и да будет заклан собственным оружием» («Повесть временных лет»).

Князь Святослав был язычником, но именно ему промыслом Божиим было предназначено покончить с одним из опаснейших государственных образований древности, с Хазарским каганатом.

И само крещение Руси отнюдь не было её превращением в вассальное государство под протекторатом Византии, как пытаются представить это некоторые историки. У древнего арабского историка Яхьи Антиохийского мы читаем сообщение о том, что будущий крёстный святого равноапостольного князя Владимира, император Василий II, во время гражданской войны с мятежником Вардой Фокой был вынужден обратиться к русскому князю за военной помощью, которая и решила её исход в пользу Василия. В качестве вознаграждения Владимир, желавший поднять престиж Руси до того уровня, который имела империя ромеев, и потребовал руки византийской принцессы Анны. Неисполнением греками взятых на себя обязательств и объясняется захват Владимиром Херсонеса. И именно военная мощь Руси заставила греков уступить. Будучи прекрасно осведомлены о том мировоззренческом переломе, который переживал в то время русский князь, греки выдвинули встречное требование о крещении как самого князя, так и всего Древнерусского государства. Крёстным великого князя стал сам всемогущий император ромеев, Василий II.

Русь, воинская слава которой гремела далеко за её пределами и в дружине которой было уже немало воинов-христиан, стала преемницей традиций как первого, так и второго Рима.

Вспомним, что небесными покровителями войска ромеев были и святый мученик Лонгин (римский сотник, уверовавший у подножия Креста Господня), и святые великомученики Георгий Победоносец и Димитрий Солунский, и святой мученик-славянин Иоанн Воин, и сонм других доблестных и боголюбивых мужей. По словам историка Церкви Антона Карташева, в эсхатологическом сознании православных христиан «Римская империя становится рамой, сосудом, бронёй и оболочкой вечного царства Христова, и поэтому сама обретает некоторое символическое подобие этой вечности в истории».

И Святая Русь от самого своего начала продолжила эту благочестивую воинскую традицию. Былинный Илья Муромец был отнюдь не легендарным персонажем из сказки, а реально жившим благочестивым богатырём, стяжавшим личную святость и закончившим свою жизнь в иночестве. Его честные мощи и сегодня покоятся в пещерах Киево-Печерской лавры и доступны для поклонения.

Мы видим подвиг святого благоверного великого князя Александра Невского, подвиг святого благоверного князя Димитрия Донского. Победа над игом Золотой Орды была бы невозможна без того духовного подъёма, который испытывала Русь благодаря монашескому подвигу преподобного Сергия Радонежского. Как известно, преподобный Сергий не только благословил святого благоверного князя Димитрия Донского на битву с ордами Мамая, но и послал ему в помощь двух воинов-схимников, преподобного Александра Пересвета и преподобного Андрея Ослябю, память которых Святая Церковь празднует 20 сентября по новому стилю, в канун праздника Рождества Пресвятой Богородицы, в который и состоялась Куликовская битва. Воины, шедшие сражаться с врагом, накануне исповедовались и причащались Святых Христовых Таин, со всей серьёзностью готовясь положить свою жизнь за Святую Русь. Православная Церковь установила день их особого поминовения в Дмитриевскую родительскую субботу, первую субботу ноября, и ежегодно совершает это поминовение русских воинов, павших на поле Куликовом, вот уже более 600 лет. Победа на поле Куликовом имела огромное значение для русского народа, увидевшего, что враг не так уж и несокрушим. И пускай спустя два года хан Тохтамыш взял Москву и сжёг её, а иго ставших магометанами монголов продолжилось ещё столетие, именно Куликовская битва стала началом освобождения русской земли.

И после падения Византии, после того, как Русь сбросила многовековое иго и обрела суверенитет, Господь через инока Спасо-Елеазарова монастыря Филофея явил эсхатологическое пророчество об истинном предназначении нашей Родины — стать новым Римом: «Два Рима пали, Третий Рим — Москва, стоит и четвёртому не быти».

Русские воины в начале XVI столетия сокрушили степь, именно тогда вошли в состав Великого княжества Московского земли Дикого поля, впоследствии получившие название Слобожанщины и земель Войска Донского.

Русские воины с молитвою брали Казань, где вскоре просиял своим миссионерским подвигом святитель Герман Казанский. Они с молитвою сокрушили иноземных захватчиков в битве при Молодях.

И во время Смуты именно священномученик Гермоген, патриарх Московский, воззвал к русскому воинству, призвав его на борьбу с польскими интервентами. И именно благодаря молитве перед Казанской иконой Пресвятой Богородицы русские люди освободили Кремль от врага и сохранили Православие на русской земле от попрания латинянами.

Святитель Никон, патриарх Московский, почитаемый как местночтимый святой Ново-Иерусалимского монастыря, благословил царя Алексия Михайловича прийти на помощь Богдану Хмельницкому и присоединить Малороссию к Московскому царству.

На создание русского флота царя Петра Алексеевича благословил святитель Митрофан Воронежский, понимавший его геополитическое значение.

Всем известно личное благочестие Александра Васильевича Суворова. Он учил своих солдат: «Солдат — христианин, а не разбойник», «В дома не забегать, безоружных не убивать, с женщинами не воевать, просящего пощады миловать, малолетних не трогать», «Умирай за Церковь и за Царя; останешься — честь и слава, умрёшь — Церковь Бога молит». Священномученик Иоанн Восторгов писал о великом русском полководце:

«Главное в нём то, что он… сын и питомец народной религиозной веры. Сам он построил прежде всего церковь в Новой Ладоге, когда там командовал войсками… здесь же устроил он школу, в которой сам учил детей солдатских Закону Божию, и вообще за религиозным развитием солдат следил с большим вниманием. И набожность его была чисто народная. Утром ежедневно, надев один из орденов своих, молился он с пением; входя в комнату, крестился на образа; пред обедом всегда творил молитву; даже зевая, крестился; мимо церкви не проезжал, не помолясь; при Богослужении сам пел на клиросе, читал Апостол и отлично знал церковный наш обиход» (Священномученик Иоанн Восторгов. Речь в день столетнего юбилея со дня смерти великого русского полководца А.В. Суворова. Произнесена в Тифлисском Александро-Невском военном соборе 6 мая 1900 года). Суворовская «Наука побеждать» и по сей день является настольной кникой многих русских воинов.

Александр Васильевич, как никто другой, понимал ту опасность, которую несёт миру французская революция, насаждающая безбожие, и потому с решимостью откликнулся на призыв императора Павла возглавить заграничный поход русской армии.

И в критический момент Альпийского похода, когда Русскую армию предали союзники, на военном совете в монастыре св. Иосифа он говорит своим полководцам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог!»

Эти крылатые слова стали девизом всякого русского патриота.

В Боге полагал своё упование и великий русский флотоводец, святой праведный воин Феодор Ушаков. В грозные дни Отечественной войны 1812 года именно прибытие в войска Смоленской иконы Божией Матери воодушевило отступавшие русские войска, с честью давшие отпор войскам Наполеона на Бородинском поле, как об этом говорит акафист этому образу Пресвятой Богородицы:

«Памятуем и исповедуем, Владычице, Твое заступление, егда галлы страну Русскую разориша и град Москву плениша, Ты икону Свою святую Одигитрию от Смоленска в полцы воинства Русскаго благоволила еси принести, и тем вои православныя воодушевила еси, и славную победу им даровала еси, предстательством Твоим к Сыну Твоему и Богу, Ему же поем: Аллилуиа».

Вера давала силы русским воинам и в героической обороне Севастополя в Крымской войне, и в освобождении Болгарии от Османского ига, и на фронтах кровопролитных Русско-японской и Первой мировой…

Уже в первый день Великой Отечественной вой­ны предстоятель Русской Церкви митрополит Сергий Страгородский (впоследствии избранный патриархом Московским и всея Руси) обратился к своей пастве: «Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят ещё раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу….

Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов, безвестные имена которых русский народ увековечил в своей славной легенде о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алёше Поповиче, разбивших наголову Соловья-разбойника.

Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг.

Если кому, то именно нам нужно помнить заповедь Христову: «Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя».

Русская Церковь использовала все возможности для помощи фронту. На средства Церкви была оснащена боевой техникой и отправлена на фронт танковая дивизия «Дмитрий Донской».

В новейшее время русские воины с молитвой шли на битву с террористами в Чечне. Всем памятно мученичество воина Евгения Родионова, который в плену у ваххабитов, перед лицом смерти, отказался отречься от Христа и был обезглавлен.

Вызовом новейшего времени стала война Новороссии против бандеровской Украины. Русской Церковью она была названа междоусобной бранью, при этом святейший патриарх Кирилл призвал не к «миру любой ценой», но к справедливому миру. Должен ли православный христианин принимать участие в междоусобной брани?

Мы имеем свидетельство помощи Божией Матери новгородцам, от иконы Ея «Знамение», когда войска Мстислава Суздальского осадили Новгород и жители города молились Богородице о защите. По повелению свыше архиепископ Новгородский Иоанн обошёл с иконой городские стены. Когда икону переносили, враги пустили в крестный ход тучу стрел, и одна из них вонзилась в лик Богородицы. Из глаз Пречистой истекли слезы, и икона повернулась ликом к городу. Этим чудом образ Божией Матери подал осажденным знак (знамение) того, что Царица Небесная молится пред Сыном Своим об избавлении города. После такого Божественного знамения на врагов внезапно напал неизъяснимый ужас, они стали побивать друг друга, а ободрённые Господом новгородцы бесстрашно устремились в бой и одержали победу.

Некоторые обезумевшие наши соотечественники в Смутное время перешли на сторону Лжедмитрия, а значительную часть его войска составляли черкасы (т. е. малороссийские казаки) под командованием Лисовского. Но правда была на стороне священномученика патриарха Гермогена, на стороне ополчения Минина и Пожарского.

И сегодня мы видим, как православному ополчению Новороссии противостоят воинские формирования киевской хунты, которая ведёт неприкрытую борьбу с Православием, а захваты православных храмов еретиками и раскольниками происходят уже не в малороссийских землях, а в Новороссии, как это было в Константиновке. Храмы разрушаются, священников похищают, подвергают пыткам и убивают. И священный долг православного христианина — встать за веру, защитить мирных жителей, русских стариков, женщин и детей от геноцида со стороны украинских нацистов.

Таким же священным долгом для православного христианина является защита наших единоверцев на Сирийской земле от ваххабитских головорезов из ИГИЛ.

Операция Воздушно-космических сил Российской Федерации в этой стране благословлена святейшим патриархом Кириллом.

И о России вновь говорят как о Третьем Риме, как о наследнице Византии. И именно Третьему Риму промыслом Божиим суждено стать тем Удерживающим (греч. «катехон»), о котором писал святой апостол Павел.

Именно русское оружие, оружие православного воинства вкупе с оружием наших эсхатологических союзников должно стать последней преградой человечества на пути сил мирового зла.

диакон Игорь Голиков

Источник: zavtra.ru

 
Статья прочитана 33 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru