Сегодня: г.

Южный Кавказ: между молотом и наковальней

Обострение российско-турецких отношений выходит далеко за рамки локального столкновения сторон и создает угрозу безопасности соседним государствам Южного Кавказа.

Правда, последствия конфликта между Анкарой и Москвой могут отразиться на Армении, Азербайджане и Грузии в неодинаковой степени, однако только в том случае, если между противными сторонами не начнется открытое военное противостояние, в возможности которого многие эксперты сомневаются. Тогда мало не покажется ни одной из южнокавказских республик. Но более всех беспокоится Армения, имеющая с Турцией общую границу при весьма недружественных отношениях.

Директор Армянского центра политических и международных исследований Агаси Енокян надеется, что до вооруженного конфликта между Россией и Турцией дело не дойдет. Но если рассматривать наиболее тяжелый вариант развития событий, то есть войну, то первый удар, полагает он, «Турция и НАТО должны, естественно, нанести по территории, где находится российская база, а это Гюмри и аэродром Эребуни (Армения). То есть мы становимся непосредственной мишенью».

Как пояснил эксперт армянскому оппозиционному изданию Lragir, «… мы заявляем, будто Россия защищает нас от угроз, хотя ни разу не видели такую защиту. Во всяком случае, мы не видим сдерживающую реакцию России на агрессию со стороны Азербайджана и вторжение турецких вертолетов. Зато видим, как на территории Армении поднимают российский флаг, видим российскую базу в Армении и то, что она становится мишенью для врагов России…. Но давайте попросим Россию не превращать нас в мишень своих врагов». Последнее осуществимо, подчеркнул собеседник издания, только при «постепенном выводе российского флага из Армении».

Что же касается «армянской дипломатии», она, по словам Енокяна, должна восстановить былую многовекторность во внешней политике. То есть, «перейти от чисто пророссийской политики к политике, в основе которой будут интересы Армении, а не России». Предпосылкой к этому, сказал эксперт, «может стать не только подписание нового документа с ЕС, но и установление отношений с Турцией, углубление связей с Ираном, расширение отношений с США».

В том, что Россия «попытается втянуть в конфликт» Армению и вообще все страны, имеющие проблемы с Турцией, не сомневается и руководитель Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян. «Нас очень серьезно пытаются втянуть. Не случайно в Госдуму внесен законопроект о криминализации отрицания геноцида армян. Армении следует реагировать на это спокойно и не вмешиваться. Нельзя, например, предоставлять аэродромы России, тем более, Степанакертский аэропорт», — сказал эксперт.

Здесь стоит отметить, что президент непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян заявил недавно, что Степанакерт готов обсудить вопрос использования своего аэропорта в антитеррористической борьбе. Если Россия согласится, это будет означать расширение ее военного присутствия на Южном Кавказе, политические элиты которого вряд ли придут в восторг от подобной «акции». Но ее вполне может «оправдать» недавнее обещание премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу, в соответствии с которым Анкара «сделеат все возможное для освобождения оккупированных территорий Азербайджана».

Собственно, это укладывается в нынешнюю конфронтационную логику России и Турции и в проведение Анкарой неоимперской политики. То есть, Турция может отомстить России, открыв против нее еще один фронт, на сей раз — на Южном Кавказе. И тут очень многое будет зависеть от того, «клюнет» ли Азербайджан на турецкую удочку или предпочтет сохранить имеющийся статус-кво в контексте армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, которые Россия, как считают многие наблюдатели, пообещала урегулировать фактически в пользу Баку.

Но если Баку все же «клюнет», то на Южном Кавказе заварится очень крутая каша, поскольку Россия является союзником Армении, а обе страны членствуют в ОДКБ. Стоит также отметить, что текущий политический момент не располагает к урегулированию армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, и в этом деле, скорее всего, будет взят тайм-аут. То есть, сейчас наиболее прагматичным видится замороженное, до более подходящих времен, состояние конфликтов. Тем более, что Россия и Армения договорились о создании совместной системы ПВО. Сам по себе этот факт Азербайджану неприятен, но если он выберет альянс с Турцией, то российская военная группировка в Армении будет наращиваться еще интенсивнее.

Но вернемся к эксперту Енокяну. По его мнению, если Армения будет соблюдать «полунейтралитет» в российско-турецком кризисе, тогда для нее все обойдется. «Россия, — убежден он, — не может удержаться тут (в Сирии) долго. Это очень сложный регион, куда Россия пришла, размахивая шашкой, и теперь получает ответы. Первый удар нанесло «Исламское государство» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.авт.), которое сбило российский самолет в Египте, теперь Турция. Это не значит, что Россия слаба, просто регион очень сложный, тут даже США не могут разобраться. А поскольку ресурсы России ограничены, то они (Россия) какое-то время побомбят и уйдут. Вот тогда посмотрим, что будет с нами».

На вопрос, что должна сделать Россия, чтобы привлечь Армению к решению своих задач, эксперт ответил: «Пусть признает независимость Карабаха. Вот тогда станет очевидно, что это не игры, и завтра, если регион снова начнут делить, они не отдадут Карабах Азербайджану. Пусть покажут, что мы для них серьезный стратегический партнер, а не инструмент для решения собственных задач».

В общем, Армения считает активность России в Сирии и ее отношения с Турцией «чужой войной», и не намерена в нее вмешиваться. По определению депутата парламента, экс-главы армянского МИД Александра Арзуманяна, несмотря на стратегическое партнерство с Москвой, Еревану целесообразнее вести «молчаливую политику». Армянские политики также заявляют, что желают скорейшего разрешения российско-турецкого кризиса мирным путем, поскольку он представляет угрозу для всего Южного Кавказа.

А что же Азербайджан? Накануне сюда прибыл премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу. Напомним, что за несколько дней до него Баку посетил новый глава турецкого МИД. По всей вероятности, Анкара пытается добиться открытой поддержки Азербайджана в российско-турецком противостоянии. Так что Азербайджану можно «позавидовать» еще менее, чем Армении, поскольку и Анкара, и Москва являются для него ключевыми партнерами в регионе. И если российско-турецкие отношения не урегулируются хотя бы относительно, Азербайджан встанет перед сложнейшим выбором. Пока ему удается балансировать, но долго такая ситуация продлиться не может.

Азербайджан нуждается в тесном сотрудничестве как с Москвой, так и с Анкарой, но в заданных реалиях ему, вероятно, выгоднее несколько дистанцироваться от Турции, поскольку у России есть множество рычагов давления на республику, включая Карабах, огромную азербайджанскую диаспору в РФ, которая неплохо зарабатывает на российских просторах и присылает на родину ежегодно в среднем 3 миллиарда долларов.

Кроме того, Азербайджан озадачен усилиями Запада «скинуть» действующую власть в республике, а Россия «цветному» проекту не сочувствует — до сих пор «поведение» Ильхама Гейдаровича ее вполне устраивало. Тем более, есть некоторые основания полагать, что в перспективе алиевский Азербайджан склонят примкнуть к Евразийскому экономическому союзу.

В общем, Алиев сейчас проявляет крайнюю осторожность, которая может обернуться для Азербайджана и расширением российского рынка для сбыта его продукции за счет антитурецких санкций РФ. Таким образом, Азербайджан может даже использовать российско-турецкий кризис себе во благо, а не жертвовать собой ради интересов Анкары, которая, похоже, в отличие от Баку, свернула с пути строительства светского государства.

К тому же Азербайджан является государством Каспийского бассейна, участники которого провозгласили своей задачей недопущение на Каспий внешних, а, тем более, милитаристских сил, и довольно тесно взаимодействуют друг с другом в вопросах безопасности. Так что если одна из стран нарушит «правила безопасности» на Каспии, она поставит под удар другие каспийские государства, оберегающие свой углеводородный «арсенал» от иностранного присутствия.

Что же касается Грузии, граничащей и с Россией, и с Турцией, а также имеющей на своей территории тренировочный центр НАТО, она тоже крайне заинтересована в российско-турецком урегулировании. Во-первых, Турция находится в стратегических отношениях с Грузией и является ее главным внешнеторговым партнером. Правда, напряженность во взаимоотношениях Турции и России еще не отразилась на грузинской экономике, но при неблагоприятном развитии событий это может произойти.

На данном этапе введение Россией экономических санкций против Турции коснулось российско-грузинской границы в высокогорном Ларсе, поскольку пограничники перестали пропускать через нее фуры с турецкими номерами — они сотнями простаивают на грузинской территории и создают большие проблемы грузинским экспортерам. И особенно тем, которые отправляют в Россию скоропортящуюся продукцию. А в ближайшей перспективе закрытие Ларса для турецких грузов отразится и на статусе Грузии как транзитной страны. Материальный ущерб от такого развития событий пока не подсчитан.

Что же касается политических последствий, во их избежание грузинские власти не делают резких заявлений ни в отношении России, ни в отношении Турции, и пытаются сохранить нейтралитет. Видимо, в данном случае «работает» историческая память — на протяжении столетий все российско-турецкие противостояния негативно отражались на Грузии.

Наблюдатели в Тбилиси считают, что прямые военные действия между Россией и Турцией маловероятны, но если они случатся, Россия может потребовать от Грузии предоставления территории и открытия неба для переброски вооружений в Турцию. То есть, в случае войны при любом варианте ответа Грузии России первая прямо или косвенно будет вовлечена в чужой конфликт.

Вовлеченность может произойти и на почве транзита по грузинской территории азербайджанских нефти и газа в Турцию. То есть, Москва может посягнуть на безопасность трубопроводов для «энергетического наказания» Турции. Та же в свою очередь может отомстить России в Абхазии. Как сказал агентству «Интерпрессньюс» научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, бывший заместитель министра иностранных дел РФ Георгий Кунадзе, не исключено, что нынешняя напряженность в российско-турецких отношениях может побудить Турцию активизироваться в Стране души. «В этом случае, в болезненном для Грузии вопросе Абхазии, возникнет новая, я бы сказал, «игровая» ситуация, в которой Россия ничего не приобретет, но что-то, наверняка, потеряет, — сказал Кунадзе. — Каковы здесь гипотетические плюсы и минусы для Грузии, надо профессионально просчитать. В целом же «игровая» динамичная ситуация в Абхазии, по-моему, лучше для Грузии, чем нынешний застой».

Последнее предположение весьма спорно: абхазская диаспора самая многочисленная именно в Турции, в этой стране проживают в разы больше абхазов, чем в самой Абхазии. Известно, что турецкие абхазы имеют большие виды на политическую и экономическую активность на исторической родине, но «разгуляться» в Стране души в условиях российско-турецкого антагонизма им вряд ли удастся, однако одни только притязания уже могут навредить Грузии.

Ну и, разумеется, российско-турецкое противостояние увеличивает риски, связанные с угрозой терроризма для республики — ведь, напомним, Турция и Россия с их «террористическим потенциалом» граничат с Грузией.

Но испорченные отношения между Москвой и Анкарой могут обернуться для Тбилиси, равно как для Баку, оживлением экономики, поскольку Россия уже заявила о том, что высвобождающуюся турецкую фруктово-овощную нишу могут заполнить другие страны, включая Грузию и Азербайджан.

Пока Грузия сотрудничает с Турцией и Россией в обычном режиме, а с Анкарой взаимодействие даже укрепляется в разных областях. В частности, после уничтожения турками российского самолета представители Грузии, Турции, Казахстана и Азербайджана договорились учредить консорциум для транспортировки грузов из Китая в Европу. Собственно, речь идет о реанимации так называемого «Шелкового пути». Кроме того, продолжается строительство железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс (Турция) протяженностью 826 километров — сдача ее в эксплуатацию намечена на 2016 год.

И еще: в начале декабря в Брюсселе, в рамках министериала НАТО, глава грузинского МИД Гиоргий Квирикашвили обсудил со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу вопросы двустороннего стратегического сотрудничества, реализации совместных логистических проектов, региональной безопасности и положительную динамику взаимодействия в трехстороннем формате — то есть, Турции, Грузии и Азербайджана. Никаких публичных заявлений вокруг ситуации со сбитым турками российским самолетом главами МИД Турции и Грузии сделано не было.

Словом, пока в грузино-турецких и грузино-российских отношениях ничего нового не произошло. Но весь Южный Кавказ, а с ним и государства Каспийского бассейна, пребывают в напряженном состоянии, хотя российско-турецкой войны, которая помешает их мирному развитию и поставит под серьезный удар региональную безопасность, мало кто ожидает.
Но и без войны конфронтация таких мощных региональных игроков как Россия и Турция не сулит ничего хорошего Южному Кавказу, поскольку спрогнозировать их поведенческую модель в отношении друг друга и регионов, в которых они претендуют на военно-политическое доминирование, невозможно.

Ирина Джорбенадзе

Источник: rosbalt.ru

 
Статья прочитана 21 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru