Сегодня: г.

«Ватник» и «укроп» поменяли окраску

Лингвист Алексей Михеев о главных словах и выражениях 2015 года

В Facebook несколько лет существует группа «Словарь года». Ее участники следят за появлением популярных слов и выражений и ежемесячно составляют их рейтинги. В них попадают слова, получившие больше всего лайков от участников сообщества. О том, чем обогатился в 2015 году русский язык, «Ленте.ру» рассказал куратор группы, главный редактор портала «Словари XXI века» лингвист Алексей Михеев.

«Лента.ру»: Лингвисты говорили, что 2014 год был отмечен языком ненависти. 2015-й подобрел?

Алексей Михеев: В целом — да. У меня в словаре года зафиксировано словосочетание «атмосфера ненависти». Но оно не такое популярное. Ругательных ярлыков я не вижу в списке 2015 года. Более того, оскорбительные слова типа «ватник» и «укроп» поменяли свою окраску. Люди стали употреблять их иронически. Это стало такой парадоксальной идентификацией: «Я ватник и этим горжусь». То есть семантика самих слов размывается. Можно их использовать так или иначе. Сам смысл рождается в процессе коммуникации. Теперь важно не что именно говорят, а кто и в связи с чем это произносит.

Люди устали от агрессии и противостояния?

Агрессии поубавилось. Но противостояние никуда не делось. Оно просто перешло в другой план. Есть свои и чужие. Коммуникации между ними практически нет. То, что говорят «свои», — всегда правильно, даже если там есть сомнительные вещи. А что бы ни произносили «чужие» — это в любом случае плохо. Механизмы пропаганды вытесняют и логику, и здравый смысл. Консенсуса и компромисса не достигнуто. Впрочем, есть одно словосочетание этого года — «минские договоренности», которое родилось весной и до сих пор сохранилось. Оно стало знаком того, что мир достигнут, правда, неустойчивый и нестабильный.

Назовите главные слова 2015 года.

Сложно говорить о словах целого года. Нельзя сказать, что вот это слово — номер один, а вот это — номер два. Я могу лишь сказать, что чисто статистически у меня в группе самым популярным стало словосочетание «сморщенные женщины». Оно появилось в мае в связи с женитьбой чеченского полицейского преклонных лет на несовершеннолетней девушке. Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов объяснил это тем, что уже к 30 годам некоторые женщины становятся сморщенными и перестают быть востребованными. Выражение показалось народу очень интересным и получило много лайков.

А на втором месте?

Слово, тоже связанное с морально-нравственной проблематикой: «пчелки».

Пчелки?

Действительно, сейчас оно почти ушло из обихода. Слово появилось в апреле. Был сюжет о показательном выступлении в одной танцевальной школе, где девочки исполняли танец пчелок, который сочли непристойным. В связи с этим появились также слова «тверк» и «тверкинг», которыми именовались танцевальные движения девушек.

Тема этих «пчелок» вызвала общественные дискуссии и имела широкий резонанс. Мне кажется, что это характерная черта 2015 года: что-то, находящееся на грани допустимого в этическом отношении, попадает в центр внимания. И слова, с этим связанные, становятся индикатором настроений в обществе.


Танец пчелок Кадр: vitamen72 / YouTube

В 2014 году основным поставщиком новых слов были события на Украине. Этот ресурс исчерпан?

Да. Военных слов в минувшем году появлялось значительно меньше. Лишь в конце года, когда стала популярна сирийская тема, наши словари пополнились новыми выражениями. Например, появилось словосочетание «удар в спину». Его произнес Владимир Путин, говоря о нашем самолете, который сбили турки. Это выражение стало характеризовать сирийские события в целом. Но таких слов меньшинство.

То есть главными для россиян все же оставались темы морали и нравственности?

Да, именно их можно считать доминантой года. Самое показательное слово в связи с этим — «Шарли». Оно стало практически нарицательным. Впервые появилось в обороте в январе, а в конце года реактуализировалось, снова попало в центр внимания и тоже стало своего рода знаком этической провокации: ведь началось все с карикатур, которые журнал Charlie Hebdo специально публиковал с целью взбудоражить общество. Но после того как редакция журнала была расстреляна, это уже отошло на другой план: провокация журналистов привела не просто к общественным дискуссиям, а к трагическим событиям. Выражение «Я — Шарли», которое первоначально обозначало «Я выступаю за свободу слова», трансформировалась и получило смысл «Я протестую против убийства невинных людей за их высказывания».


Фото: Geisler-Fotopress / Zuma / Global Look

Для многих эта форма стала универсальным средством выражения солидарности или протеста против любой несправедливости.

Это старая история. Когда было обострение отношений с Грузией в 2008 году и грузин депортировали из России, в продаже появились майки «Я — грузин». Но в данном случае слово «Шарли» интересно потому, что оно не имеет однозначного смысла. Кто-то его трактует позитивно, кто-то — наоборот. Все зависит от того, кто и в каком контексте это выражение употребляет — и с какой целью.

Какая сфера жизни поставляет больше новых слов — политика, социалка?

В этом году много слов связано с экономической ситуацией; в прошлые годы их было заметно меньше. Это такие слова как «санкции», «антисанкции». И обобщающий вариант, характеризующий ситуацию в целом: «импортозамещение». А в принципе источники популярных слов могут быть самыми разными. У нас много своего рода субъязыков, используемых в разных сообществах. Есть язык офисный, есть сетевой. В сети родился мем «Карл», который был очень популярен и вошел у меня в первую тройку. Но говорить, что он является глобальным, вряд ли стоит. Потому что знают его и пользуются им только пользователи соцсетей.


Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Появляются действительно новые слова, которых раньше не было? Как происходит словообразование?

Появляются. Раньше к фамилии известного персонажа добавлялось окончание -инг, и получалось новое слово. Были у нас и «мизулинг», и «пехтинг», но это перестало быть модным и теперь нечасто встречается. Сейчас актуально, когда словосочетание преобразуется в одно слово и на него навешивается окончание. Например, «запрещенные продукты» стали «запрещенкой», «санкционные продукты» — «санкционкой». То есть слова как бы занижают, переводят из официального регистра в бытовой.

Чем еще обогатили наш язык чиновники, кроме сморщенных женщин?

Если помните, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков употребил весной термины «имплементация» и «субстантивный». Не очень понятные слова были произнесены в связи с переговорами по Украине. Еще в список попало выражение «голубь с железными крыльями» — недавно Путин ответил так на вопрос, миролюбивый он человек или нет.

В обычной жизни люди пользуются этими мемами?

Большей частью мемы отмирают, причем как раз самые яркие. Те же «сморщенные женщины» уже начинают подзабываться. А с прошлых лет осталось совершенно не смешное словосочетание «русский мир». В него вкладывается разный смысл, опять же в зависимости от того, кто и в какой связи его употребляет. Получается, что чем меньше в слове актуальной иронии, тем больше шансов у него войти в язык. В прошлом году в нашей группе победило слово «фейк». Прошел год — и оно до сих пор используется.

 

Наталья Гранина

Источник: lenta.ru

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru