Сегодня: г.

Вторая мировая — глобальное поражение западной цивилизации

Владимир Викторович Тимаков – автор оригинальной исторической концепции, по-новому трактующей смысл и итоги Второй Мировой войны,— отвечает на вопросы редакции «Русской Весны.Next».  

RusNext: Владимир Викторович, с Вашим утверждением о поражении Запада во Второй Мировой войне многие не согласятся. Это выглядит необычно и не вяжется с принятыми представлениями.

Что вообще Вы подразумеваете под понятием «Запад»?

Тимаков: Примерно то же самое, что называют Западной цивилизацией Тойнби и Хантингтон, а их предтеча Данилевский называл романо-германским миром. Это группа европейских по происхождению народов с западно-христианской традицией. Сегодня это Евросоюз и англоязычная часть Нового Света.

RusNext: Как же мог Запад проиграть Вторую Мировую войну, если линия фронта проходила совсем не между Западом и Востоком? В антигитлеровской коалиции сражались вместе западные страны – США, Великобритания, Франция – и страны других цивилизаций: СССР, Китай. Точно так же в лагере Оси присутствовали не только Германия с Италией, но и Япония.

Тимаков: Слишком упрощённо представлять Вторую Мировую как столкновение двух указанных коалиций. Германия и Япония, например, числились союзниками только на бумаге, реально они никак друг другу не помогали. Показательно, что Гитлер мотивировал отказ от операции «Морской лев» тем, что после падения Лондона британские колонии в Азии достанутся Японии и «пользы от этого Германии – никакой».

Точно так же США до Пирл-Харбора не были союзником Китая и только вынужденно оказались в одной упряжке с ним. А об искренности союза «коммунистов и империалистов», который после Карлсхорста и Потсдама мгновенно перерос в Холодную войну, говорить и вовсе не приходится.

Если смотреть на историю через призму истории цивилизаций, приняв терминологию Хантингтона, можно разделить Вторую Мировую на четыре достаточно обособленные войны:

  • Войну Японии против Китая – столкновение Японской и Дальневосточной цивилизаций;

  • Войну между германцами и англосаксами – за лидерство внутри Западной цивилизации (наименее кровопролитная из всех четырёх);

  • Войну объединённой Гитлером Европы против СССР – столкновение Западной и Российской (славяно-православной) цивилизаций;

  • Войну Японии против англосаксов – столкновение Японской и Западной цивилизаций.

  • Совершенно очевидно, что представители разных цивилизаций в этом сплетении конфликтов заключали между собой чисто тактические, вынужденные союзы, а стратегически преследовали разные, зачастую прямо противоположные цели.

    RusNext: Но всё-таки западные державы численно преобладали среди победителей, как на Европейском, так и на Тихоокеанском театре военных действий. Можно ли тут говорить о поражении?

    Тимаков: О военном поражении – ни в коем случае. Но о глобальном, историческом поражении – безусловно.

    Давайте расширим горизонт наблюдения и присмотримся не только к событиям 1939-45 годов, но и к столетней исторической панораме, до и после войны. Что мы увидим?

    До середины ХХ века Запад уверенно шёл к мировому господству. Это был триумфальный рывок, совершённый буквально за три-четыре столетия. Небольшая группа стран, расположенная на удалённом полуострове (Европа фактически только полуостров большой Евразии), вдруг стала захватывать всё новые и новые территории и вскоре поставила на колени весь мир. Накануне Второй мировой войны реальную независимость от Запада сохраняли всего две крупные страны – СССР и Япония.

    Однако во второй половине ХХ столетия процесс пошёл в противоположном направлении. Народы мира начали один за другим освобождаться от западного господства и утверждать интересы собственных цивилизаций. Все колониальные империи распались, прямой политический контроль западных держав над миром утрачен.

    RusNext: Но влияние Запада на мировую политику и сегодня огромно…

    Тимаков: Давайте различать влияние и прямое управление. Все страны влияют друг на друга, и чем они могущественнее, тем сильнее влияние. Западная цивилизация остаётся самым мощным игроком на политической сцене, и потому её влияние высоко. Но оно неуклонно снижается, а влияние других цивилизаций на Запад так же уверенно растёт.

    Да, Запад, например, сегодня управляет Украиной, чего не было семьдесят лет назад. Это мы воспринимаем болезненно, потому что Украина нам близка – и делаем отсюда выводы о возросшем могуществе Запада и его политическом триумфе. Но это очень узкая, провинциальная точка зрения.

    В мировом масштабе Запад всё меньше и меньше управляет политической жизнью. Да, Украиной он сейчас может управлять, а бывшей «банановой республикой», Никарагуа, — не может. Бывшей своей колонией, Йеменом, – не может. Нищей страной Зимбабве – не может. Вот такие страны, для подчинения которых раньше было достаточно послать один эсминец, сегодня имеют дерзость презирать вчерашних сагибов. Про Китай, Индию, Иран и говорить нечего – это давно уже самостоятельные центры силы и влияния.

    Или возьмите Пакистан – формально это союзник США, его сателлит. Но до Второй мировой войны Пакистан был колонией в чистом виде, его администрация назначалась прямо из Лондона. А попробуйте сегодня покомандовать Пакистаном из Лондона или Вашингтона! Исламабад, когда создавал ядерное оружие, ни у кого не спрашивал разрешения, и когда за американскую резолюцию по Крыму в ООН не стал голосовать – тоже на окрики «старших партнёров» внимания не обращал.

    Это закат Западного доминирования – причём такой же стремительный, сколь стремительно было восхождение. И начался он сразу после 1945 года.

    RusNext: Шпенглер написал про закат Европы сто лет назад, а европейские страны всё ещё ходят в мировых лидерах…

    Тимаков: Шпенглер руководствовался довольно туманными культурологическими построениями, а происходящий на наших глазах закат Запада подтверждается неопровержимыми цифрами.

    Если в первой половине ХХ века под прямым административным управлением западных правительств находилось более восьмидесяти миллионов квадратных километров суши, то сейчас – чуть менее тридцати семи.

    Если в первой половине ХХ века к народам западной культуры принадлежало более 23 % населения Земли, и эта доля увеличивалась, то сейчас – менее 11 %, и сокращение продолжается.

    Если в первой половине ХХ века на страны Запада приходилось не менее 75 % мирового ВВП, а с колониями – и все 90 %, то сегодня вес западной цивилизации в мировой экономике не превышает половины, и тоже снижается.

    Можно нарисовать ещё графики в других областях жизни – вооружение, открытия и изобретения, культурная продукция, – везде увидим такую же картину: сначала доля Западной цивилизации на планете возрастала, а потом начала снижаться. И все эти кривые практически синхронно переломились после Второй Мировой войны.

    RusNext: Но как связаны между собой итоги войны и описанный Вами перелом мировых тенденций?

    Тимаков: Чтобы это понять, необходимо найти первопричину стремительного западного взлёта, после которого началось снижение.

    Широко распространено убеждение (хотя это не принято выражать в откровенных формулировках), что грандиозные успехи Запада связаны с его имманентным превосходством над другими обществами. Это либо генетическое превосходство, присущее белой «нордической расе», либо ментальное превосходство, приобретённое в результате уникальных мировоззренческих процессов типа Реформации.

    Гораздо меньше внимания обращается на то, что Запад стал мировым лидером сравнительно недавно и на протяжении большой части своей истории отставал от других цивилизаций, например — от Арабского мира и Китая. Я неоднократно публиковал материалы, где доказывал, что монголо-татары, например, не были дикой отсталой ордой, оторвавшей Русь от просвещённой Европы. Наоборот, монголы в эпоху Чингисхана превосходили европейцев по своему организационному и технологическому уровню, и, если бы не были поглощены борьбой за более драгоценный приз, нежели Европа, – за Китай, – они бы с лёгкостью покорили и Германию, и Францию…

    Даже в 1750 году, что убедительно доказывает французский исследователь экономической истории Поль Бэрок, уровень жизни в Индии и Китае был сравним с британским и несколько превосходил среднеевропейский.

    Свой головокружительный рывок Западный мир совершил лишь тогда, когда стал систематически грабить колонии, превратив народы других цивилизаций в своих рабов. Как писал Эрик Хобсбаум, стартовый капитал для промышленной революции в Англии дала эксплуатация индийских колоний. Понимаете, англичане захватили страну в десять раз богаче Англии и перекачали львиную долю её богатств на свой маленький остров, создав нигде не виданную доселе концентрацию капитала, что и породило научно-технический взрыв.

    RusNext: А что, ограбление покорённых народов присуще только Западу? Другие цивилизации это разве не практиковали?

    Тимаков: Элита победителей обычно грабила покорённые народы, занимая место элиты побеждённых. Но уровень жизни простонародья менялся от этого не слишком заметно – как у завоевателей, так и у завоёванных. А так, чтобы целая национальная, этническая группа становилась коллективным эксплуататором другого этноса – это, пожалуй, европейское ноу-хау.

    Посмотрите, разве арабы, создав огромный халифат, превратили в оазис благополучия Мекку и Медину? Нет, эти религиозные центры халифата, вместе с его аравийской метрополией, остались бедным регионом, а процветали, по-прежнему, Каир, Александрия, Дамаск. Богатейшей страной Европы под арабским господством стала Испания – гораздо богаче самой Аравии.

    То же самое можно наблюдать в Золотой орде: покорив Хорезм, Булгарию, Русь, наследники Батыя не превратили в центр благополучия Сарай, и окраины в Орде жили не хуже, а то и лучше центра.

    То же самое наблюдаем в Османской империи: сами турки оставались чуть ли не самым бедным её народом, уступая по уровню жизни египетским арабам, евреям, армянам, грекам.

    То же самое в России – русские жили чуть ли не беднее всех народов империи.

    То же самое в Византии – никаких экономических привилегий ромеев перед славянами, сирийцами, армянами или коптами.

    И в Литве, пока она не приняла католичество и не вестернизировалась, никаких экономических преимуществ у литовцев перед славянами не было.

    Зато Великобритания, присоединив Индию – страну с примерно таким же уровнем душевых доходов, — за одно столетие стала в десять раз богаче своей колонии. Так колониальная европейская империя отличается от обычной империи незападного типа. В ней к социальному делению на высшие и низшие классы (сословия, касты) добавилось этническое деление на высшие и низшие народы.

    RusNext: Раса рабов и раса господ?

    Тимаков: Совершенно верно. Расовую теорию не камерады Адольфа Шикльгрубера придумали. Эта уверенность в собственном превосходстве, в своём естественном праве помыкать другими народами сидит глубоко в ментальности Западной цивилизации.

    Гитлеризм был только апофеозом многовековой эволюции колониального мышления. Гитлер в наиболее циничной форме выразил уже сложившуюся западноевропейскую практику. А по большому счёту, и довоенная Франция, и довоенная Польша не сильно отличались в своей национальной политике от довоенного Рейха. Везде были свои «херренменши» и свои «унтерменши». В Польше, например, роль недочеловеков играли белорусы и украинцы, которые подлежали этнокультурной ассимиляции.

    Вот эта идеология, идеология высшей расы, высшей цивилизации, высшей культуры, которая лежала в основе глобального доминирования Запада, была сокрушена в результате Второй мировой войны.

    RusNext: Получается, осудив идеологию побеждённой гитлеровской Германии, Запад в какой-то степени осудил сам себя? И подорвал корни своего мирового господства?

    Тимаков: В значительной степени так. Но это был вынужденный шаг перед лицом убедительных итогов войны, развенчавших доктрину высших и низших народов.

    Прежде всего, Запад утратил монопольное военно-техническое первенство, которое было основой его господства в период строительства колониальных империй. Советско-германское противоборство доказало, что русские способны производить не худшее оружие, в не меньших масштабах и могут не хуже его использовать. Накануне войны мало кто на Западе ожидал, что Россия способна на равных бороться с лучшей армией мира и, в конце концов, победить её.

    Возможности русской оборонной промышленности вызвали настоящий культурный шок у европейцев. Потрясённый Йозеф Геббельс выразил это так: «Кажется каким-то чудом, что из обширных степей появлялись всё новые массы людей и техники, как будто какой-то великий волшебник лепил из уральской глины большевистских людей и технику в любом количестве».

    RusNext: Сейчас часто акцентируют внимание именно на людских массах: мол, количеством задавили…

    Тимаков: Залили кровью, завалили трупами… Это совершенно предвзятое, необъективное суждение. В период коренного перелома, с лета 1942 года до осени 1943-го, Советский Союз располагал существенно меньшими людскими контингентами в целом и призывными в частности, чем фашистская Германия и её ближайшие союзники, участвовавшие в походе на Восток. Это без учёта всей остальной, работавшей на Гитлера, Европы… Об этом я тоже неоднократно писал и посвятил сравнению военных потерь СССР и Германии обширные демографические исследования.

    Мы их не трупами завалили, а задавили танками и засыпали снарядами – потому что в самый страшный год, когда враг подошёл к Волге и когда у нас оставалось меньше людей, чем у противника, мы произвели вдвое больше военной техники – чем вся объединённая Европа! Это до основания потрясло убеждённость европейцев в их имманентном научно-техническом превосходстве.

    А окончательно осиновый кол в комплекс западного величия был вбит вскоре после войны, когда Россия в рекордные сроки лишила американцев их недолгой ядерной монополии.

    RusNext: Неужели победа СССР над Германией так изменила отношение «высшей расы» к другим народам? Всё-таки русские антропологически и культурно близки западным европейцам, почти свои…

    Тимаков: Никогда они нас европейцами не считали, как бы ни силились отечественные западники доказывать обратное. Мы для них всегда были варварами, и вдруг эти варвары обнаруживают высокий технический уровень и наносят поражение сильнейшей европейской армии!

    Но не меньше потрясли мир японцы, когда три с лишним года успешно сражались с флотом и армией целого блока величайших западных и тихоокеанских государств. До японской агрессии британские стратеги были уверены, что легко разделаются с азиатами, и в расчётах даже приравнивали одного английского солдата к десяти японским. В действительности всё вышло с точностью до наоборот. В первых сухопутных кампаниях (имеются в виду Малайская и Филиппинская операции) японцы нанесли поражения британской и американской группировкам со счётом потерь десять к одному.

    Любопытно то, что Япония оказалась союзником Германии и проиграла войну, но декларируемые ею цели войны были достигнуты. Ведь лозунг японской борьбы звучал так: «Азия для азиатов!» Понятно, что это был довольно лицемерный пиар, поскольку Токио планировал не освободить азиатские народы, а заменить их европейских и американских господ на японских, – но этот пиар подействовал. Жители Индонезии, Индокитая, Филиппин продолжили борьбу под этим лозунгом и выдворили западных колонизаторов. Конечно, на них большое впечатление произвели успехи японской армии: яванцы и вьетнамцы сделали вывод, что западные пришельцы отнюдь не являются непобедимыми.

    RusNext: Получается, что Западная цивилизация проиграла Вторую мировую войну не только на Советско-германском фронте, но и на Тихом океане?

    Тимаков: Да, проиграла везде, где она преследовала колониальные цели покорения или удержания под своей властью «низших народов». Во Второй мировой войне потерпела глобальное поражение доктрина западного колониализма.

    Хочу ещё добавить, что Япония, которая действовала в то время очень жестоко и агрессивно, стала таким агрессором не в силу внутренних особенностей Японской цивилизации. На протяжении всей своей истории японцы не совершали колониальных захватов. Их можно назвать народом-интровертом, больше нацеленным на внутреннее развитие. Но при столкновении с европейцами японцы увидели, что не выдерживают конкуренции, и стали Западу подражать. В частности, начали строительство собственной колониальной империи по образцу Британской или Французской. Тоже с народом-господином и народами-рабами.

    Это подражание привело Японию к катастрофе, она поиграла войну и всё потеряла. Поэтому подобный образец для подражания был отвержен в глобальном масштабе. Незападные народы Азии и Африки, обретая независимость, стали предпочитать образец Советской России – страны, которая успешно конкурировала с Западом не за счёт строительства колониальной империи, а за счёт мобилизации внутренних ресурсов.

    Больше других преуспел на этом пути Китай. Китай очень сильно пострадал во время Второй мировой войны, но выковал новый цивилизационный стержень вместо старого, сломленного поражениями в девятнадцатом веке.

    Всё выше сказанное не позволяет мне считать страны Западной цивилизации победителями во Второй мировой войне. Большинство из них – проиграли, потеряли свои колониальные владения.

    Настоящие победители – Советский Союз и Китай, которым победа 1945 года открыла путь в число мировых сверхдержав.

    RusNext: А как же США? Вот кто умудрился с самыми малыми потерями сгрести со стола самый большой куш!

    Тимаков: Вы правы. Если говорить не о Западе в целом, а о Соединённых Штатах как отдельном государстве, то они, действительно, выиграли больше всех. Мы победили, а они выиграли.

    Штаты, по сути, прикупили себе всё рассыпающееся наследство Западной цивилизации. Всё, что успели подобрать. Говоря современным бизнес-языком, занялись санацией близкого к банкротству предприятия и немало в этом преуспели.

    Но, заполучив контрольный пакет Западной цивилизации, США всё равно не смогли (если продолжать бизнес-аналогию) обеспечить удержание Западом прежней доли мирового рынка влияния. Вес Запада в мировых делах продолжает сокращаться, он продолжает терять свои завоевания, остальные цивилизации ведут контрнаступление, и это необратимый процесс, запущенный в итоге Второй мировой войны.

    RusNext: Не следует ли из Вашей концепции то, что наши деды погибли на войне ради беспрепятственного переселения мусульман в Европу и роста чайна-таунов в Америке?

    Тимаков: Нет, конечно. Они погибли, как минимум, ради того, чтобы мы с Вами жили, русский народ жил, Россия жила.

    А если в мировом масштабе оценить русскую победу, то мы боролись против колониальной нацистской доктрины за справедливые отношения между народами. Это принципиально: и против белого расизма, и против чёрного. И против притеснения азиатов европейцами, и против притеснения европейцев азиатами. Справедливость – один из базовых принципов нашей цивилизации. И в современном мире мы тоже можем за него постоять, как стояли наши предки.

    Приношу извинения читателям за то, что такую ёмкую тему выразил столь пунктирно и потому примитивно. Надеюсь, что в моей книге (рабочее название «Почему Запад проиграл Вторую Мировую войну» или «Война, которую Запад проиграл навсегда»), которая должна выйти до конца года, я смогу более аргументированно обосновать свою идею.

    Источник: rusnext.ru

     
    Статья прочитана 18 раз(a).
     

    Еще из этой рубрики:

     

    Здесь вы можете написать отзыв

    * Текст комментария
    * Обязательные для заполнения поля

    Последние Твитты

    Loading

    Архивы

    Наши партнеры

    Читать нас

    Связаться с нами

    info@macfound.ru