Сегодня: г.

Удастся ли России сделать разворот к новой экономике?

В условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры на российское правительство обрушился шквал обвинений в отсутствии четкой стратегии по выводу страны из кризиса. Премьер-министр Дмитрий Медведев, похоже, решил положить конец этим упрекам — и рассказал в  пространной статье на сайте правительства России о том, какими ему видятся новые пути развития России.

Выяснилось, что новые пути отчасти повторяют прежнюю инновационную риторику Медведева времен его президентства, а отчасти очень напоминают бюджетные предложения минфина, активно обсуждаемые в последние недели.

Речь при этом идет не столько о конкретных мерах по преодолению негативных эффектов в экономике — они были разработаны и утверждены в виде антикризисного плана еще зимой, — сколько о долгосрочном видении правительством дальнейшего развития страны.

«Пожелания и мечтания»

Об отсутствии такого видения у правительства в последнее время говорили многие эксперты. Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев в январе критиковал антикризисные действия министров именно за то, что в них не уделялось внимания мерам по структурному преобразованию экономики.

«Главная ошибка в том, что действуют примерно так же, как действовали шесть лет назад — по принципу «зальем деньгами, а там, может быть, все закончится, цены на нефть снова отскочат», — отмечал он.

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Михаил Емельянов тогда же замечал, что антикризисный план правительства — это не план, а бессистемный набор пожеланий и мечтаний.

В числе критиков правительства зимой оказался и академик Евгений Примаков (он скончался 26 июня). В январе в ходе одного из своих последних публичных выступлений патриарх российской дипломатии, бывший премьер-министром в кризисный 1998 год, заявил о медлительности правительства при принятии магистральных решений.

«Несмотря на привычно общие задания министерствам и ведомствам, нет оснований [говорить] о готовности исполнительной власти предложить обоснованный, базирующийся на конкретно намечаемых действиях, проект разворота страны к диверсификации экономики и ее росту на этой основе», — сказал он 13 января, выступая в Центре международной торговли в Москве.

Две статьи

Статья Дмитрия Медведева, появившаяся на сайте правительства вечером в среду, призвана продемонстрировать, что кабинет все-таки готов к «развороту» и думает о нем.

Случайно или нет, она была опубликована накануне памятной даты в истории правящего «тандема»: 24 сентября 2011 года на съезде «Единой России» Дмитрий Медведев отказался от борьбы за новый президентский срок и призвал голосовать за Владимира Путина.

Многие темы и риторика Медведева в данной статье напрямую отсылают к временам его президентства, когда он провозглашал курс на строительство инновационной экономики, говорил о правовом государстве и необходимости справедливого, неподкупного суда.

«Крайне важным является формирование в России конкурентной юрисдикции, что требует эффективной судебной системы», — пишет Медведев.

Практически такими же словами он рассуждает о судебной власти в своей программной статье «Россия, вперед!», опубликованной в сентябре 2009 года в «Газете.ру».

«Демократия нуждается в защите… Мы только приступили к формированию такого защитного механизма. Его центральной частью должен быть суд», — писал он тогда.

«Поиски адекватного ответа на вызовы быстро меняющегося мира сформировали ключевой тренд на раскрепощение экономической жизни. Это осознается не только развитыми, но уже и многими развивающимися странами, которые стремятся создать необходимые условия для инноваций», — пишет Дмитрий Медведев в статье от 23 сентября 2015 года.

«В течение ближайших десятилетий Россия должна стать страной, благополучие которой обеспечивается не столько сырьевыми, сколько интеллектуальными ресурсами: «умной» экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий и продуктов инновационной деятельности», — писал Дмитрий Медведев в статье «Россия, вперед!» 10 сентября 2009 года. Кажется, что все эти фразы — из одной статьи, а не двух документов, отделенных друг от друга шестью годами.

В колее минфина?

Обращает на себя внимание тот факт, что, предлагая долгосрочные экономические решения по выходу из кризиса, премьер-министр фактически следует в русле риторики министерства финансов.

Он подтверждает приверженность принципу таргетирования инфляции, осуществляемому финансовым блоком правительства и Центробанком в последние полтора года. Смысл этой политики в том, что правительство ориентируется при планировании бюджета не на колебания курса рубля (то есть не стремится его поддерживать), а старается контролировать лишь инфляцию. Считается, что в этом случае экономика находит баланс, а граждане перестают терять доходы за счет уменьшения темпов инфляции.

«В ближайшие три года инфляция должна быть снижена до уровня 4%. Это важное условие и для роста благосостояния граждан, и обеспечения доступности кредитов для бизнеса, и для большей предсказуемости экономической жизни в целом», — отметил Медведев в статье.

Другое его высказывание, находящееся в соответствии с настроениями минфина, касается накопительной части пенсии. Сейчас обсуждается «заморозка» этих накоплений еще на один год, против чего минфин возражает.

«Пенсионные накопления, а также страхование жизни, могут стать важнейшими источниками «длинных денег», — считает глава правительства.

По поводу повышения пенсионного возраста Медведев ничего не пишет, но высказывает те же опасения, что и сторонники повышения порога выхода на пенсию.

«В будущем мы можем столкнуться с ситуацией, когда численность людей пенсионного возраста сравняется с численностью работающего населения. Понятно, что она чревата резким повышением налогового бремени, снижением уровня пенсионного обеспечения и другими крайне неприятными последствиями», — пишет премьер-министр.

Примечательна заочная дискуссия Медведева со сторонниками теории, по которой для запуска экономического роста в стране необходимо нарастить денежную эмиссию под конкретные проекты (мол, если деньги пойдут не на зарплаты, а на инфраструктурные проекты, то всплеска инфляции не будет). Такого мнения придерживается советник президента Сергей Глазьев.

«Свобода бесконтрольной эмиссии денег — одна из наиболее опасных свобод. Ссылки на западный опыт эмиссионного стимулирования несостоятельны. Во первых, оно осуществляется в условиях дефляции (прямо противоположных нашим). Во-вторых, результаты не свидетельствуют о высокой эффективности этого механизма. И, в-третьих, эти меры уже превратились в проблему, перспективы решения которой никому не известны (достаточно вспомнить апокалиптические прогнозы о судьбе американского доллара)», — убеждает глава правительства.

В целом, в стремительно формирующейся новой экономической реальности, о которой в рассуждает Медведев в своей статье, Россия пока серьезно отстает от развитых стран, на которые пытается (и должна, по его словам) равняться. Об этом красноречиво свидетельствует цифра, приведенная премьером.

«Доля высокотехнологичного экспорта в нашем совокупном экспорте составляет всего 1,5%», — отметил он.

Доля сырьевых ресурсов в экспорте страны до недавних пор составляла 60%.

Дмитрий Булин

Источник: inosmi.ru

 
Статья прочитана 17 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru