Сегодня: г.

«Заколдованное» кресло

Сумеет ли министр сельского хозяйства Александр Ткачев избежать участи предшественников?

Министерство сельского хозяйства подвело итоги мониторинга ситуации на агропродовольственном рынке страны. Согласно данным на 31 августа, по основным параметрам сохраняется стабильность, есть даже некоторый рост. Выше прошлогодних запасы зерна. На пять–шесть процентов пополнился рынок сахара, мяса, молока, продуктов их переработки.

В апреле 2015 года пост главы министерства покинул Николай Федоров, получив статус помощника президента. Ему на смену пришел губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Претензий или публичной критики министерства ни со стороны Кремля, ни со стороны председателя правительства не было. А по основным результатам работы в 2014 году получалось: это чуть ли не самое лучшее ведомство. Рост производства сельхозпродукции составил 3,7 процента. Валовой сбор зерна – свыше 105 миллионов тонн, второй такой результат за всю историю современной России.

Но проблемы санкций, антисанкций, а также импортозамещения требуют иных подходов. И, как видим, иных организаторов.

Говоря о задачах, которые поставил перед ним глава государства, А. Ткачев тогда отметил: «Нужно накормить не только свою страну экологически чистыми, вкусными продуктами, но и осваивать новые рынки, экспорт и многое другое».

Что ж, Ткачев – кандидатура на этот пост подходящая. Успешный предприниматель, крупный латифундист. Будучи губернатором края, многократно увеличил его бюджет. При нем выросли урожаи, надои, привесы скота.

Кубань на высшем уровне приняла Олимпиаду–2014. Наряду с федеральным центром, тут и заслуга местной власти.

Первые заявления А. Ткачева в роли министра мало чем отличались от заявлений предшественников. Их, с 1991 года, помимо Н. Федорова, было немало: Виктор Хлыстун, Александр Назарчук, Александр Заверюха, снова Хлыстун, Виктор Семенов, Владимир Щербак, Алексей Гордеев, Елена Скрынник.

Вспоминаю первые дни работы Н. Федорова на этом посту.

«Усилия моей команды будут направлены, прежде всего, на развитие, поддержку крупных комплексов, фермеров, личных подсобных хозяйств, обеспечение занятости населения, – говорил он. – Проблемы села будем решать во всем их многообразии. Разумеется, вместе с другими федеральными структурами.

Это были не обещания дилетанта. Что бы ни говорили сегодня его оппоненты, Н. Федоров хорошо знает поле – и правовое, и крестьянское. Министр юстиции, депутат Государственной Думы, член Совета Федерации, президент Чувашии. Не дожидаясь финансовой помощи центра, газифицировал населенные пункты в республике. Таким же инициативным способом обеспечил прокладку дорог до каждой деревни. В общем, сумел найти массу решений для подъема экономики своего региона.

Но Чувашия – не вся Россия. Иные масштабы, иные отношения в коридорах федеральной власти. И «усилия команды» оказались не столь успешны, не «со щитом» покинул он вверенный ему пост.

Обратимся, однако, к вышеприведенному списку. Виктор Хлыстун, известный реформистскими взглядами на развитие АПК, дважды вступал в эту должность и покидал ее. Александр Назарчук пребывал в ней полтора года, карьеру закончил председателем Алтайского крайсовета. Александр Заверюха из Москвы, со столь высокого поста, вернулся в родное Оренбуржье, возглавил фермерское хозяйство, сделав его одним из процветающих в регионе. Отчасти благодаря тому что, будучи во власти, сумел «закачать» сюда немалые ресурсы.

Виктор Семенов, почувствовав, сколь тяжел министерский портфель, ушел в политику, стал депутатом Государственной Думы. Затем возглавил подмосковную агрофирму «Белая дача», где прежде работал бригадиром, управляющим тепличным комбинатом. При нем предприятие стало процветающим, получило широкую известность.

На Кубани прошел первые ступени административной карьеры Владимир Щербак: от бригадира цеха консервного комбината до председателя Краснодарского крайисполкома. В Москве вырос до заместителя председателя правительства – министра сельского хозяйства. Из Белого дома ушел на пост вице–президента ОАО «Росхлебопродукт».

Алексей Гордеев запомнился в роли главы министерства работой над «Земельным кодексом», законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». При его участии воссоздан «Россельхозбанк». Он же положил начало формированию системы земельно–ипотечного кредитования. Ныне – губернатор Воронежской области.

Скандально известная Елена Скрынник, будучи генеральным директором «Росагролизинга», согласно контракту, сохранила право заниматься собственным бизнесом. В первый же год ее работы Счетная палата обнаружила, что сельхозтехника по лизингу обходится крестьянам на сорок процентов дороже. Тем не менее, в 2009 году стала министром сельского хозяйства.

На этом поприще Е. Скрынник ничем себя не проявила, а за ее отставкой потянулся хвост финансовых разоблачений лиц ближнего круга министра. Отрицать свою причастность к злоупотреблениям предпочла, находясь за рубежом, где заранее обустроила свой быт.

В особом ряду – Геннадий Кулик, многие десятилетия занимавший руководящие посты в министерстве сельского хозяйства СССР и России, сегодня он депутат Государственной Думы. Курировал агропром, будучи заместителем председателя правительства РФ. «Я старался держать под контролем болевые точки АПК: финансирование, взаимоотношения с поставщиками товаров и услуг, развитие инфраструктуры», – пояснил в одной из наших с ним встреч. Проблемы эти так и не решены, заметил я в ответ. «Не только в аграрном секторе», – со вздохом, не раскрывая причин, ответил искушенный политик. Он укоряет себя в том, что активно способствовал уничтожению малых деревень: «Это было большой ошибкой».

Любопытная деталь: для всех перечисленных лиц пост главы министерства сельского хозяйства стал вершиной служебной карьеры. С нее пошла она либо вбок, либо вниз. Конечно, и в других структурах отмечаются подобные перемещения. Так, министр регионального развития Виктор Басаргин стал губернатором Пермского края, Сергей Франк – гендиректором «Совкомфлота», Михаил Зурабов – советником президента, затем послом на Украине.

С другой стороны, заместителями председателя правительства стали бывший глава минприроды Юрий Трутнев, министр регионального развития Дмитрий Козак, министр–руководитель аппарата правительства Игорь Шувалов. Министр обороны Сергей Иванов возглавил администрацию президента.

Министров сельского хозяйства в этом ряду не замечено. С неумолимой последовательностью они отходят на второй и третий план. Прямо–таки «заколдованное» кресло. Дважды, как уже сказано, побывал в нем Виктор Хлыстун. Спустя много лет в беседе со мной приоткрыл он причины своих метаний.

– Виктор Николаевич, в 1994 году вы предложили закон «О государственном регулировании агропромышленного производства». И вслед за этим – уход с поста министра. Почему?

– Я сам тогда подал в отставку. Основная причина – проект этого закона, который даже не был принят правительством к рассмотрению. Его категорически отвергли коллеги из минэкономразвития и торговли. Считал и считаю это серьезной ошибкой моих оппонентов. Один из них, Яков Уринсон, в ту пору заместитель главы этого министерства, сказал: «Ну, о каком государственном регулировании можно говорить в условиях рыночной экономики?». И такая позиция определяла многое. В том числе земельную, аграрную политику. Между тем, нет ни одной страны мира с развитой рыночной экономикой, где бы ни было государственного регулирования агропромышленного сектора. Естественно, я не мог оставаться в роли министра, на коленях просящего подачки для АПК. Что мне делать в правительстве, если у него нет четкой программы помощи селу, воздействия на рынок продовольствия?

– Тем не менее, вернулись на прежнюю должность.

– С условием, что закон этот будет принят. Его действительно одобрили в 1996 году. Но в процессе обсуждения, всевозможных корректировок он был настолько выхолощен, что никакой позитивной роли не сыграл. Чтобы как–то спасти положение, мы начали подготовку законов: «О развитии сельского хозяйства» и «О регулировании агропромышленного производства». Первый – как бы «политический», без указания сроков действия. Второй – на конкретный период. Мне пришлось тогда руководить авторским коллективом, который работал над этими документами. «Политический» приняли. Практический, на мой взгляд, очень удачный, опять не получил «добро» минэкономразвития и торговли. Вместо него предложено было подготовить госпрограмму развития сельского хозяйства. Я был доволен хотя бы таким вариантом. В нем, как мне кажется, правильно расставлены приоритеты. Многие из них реализованы. И в рамках нацпроекта «Развитие АПК», и в госпрограмме. Но надо совершенствовать инструменты, менять, с учетом требований времени, подходы.

Поняв, что менять и совершенствовать, по сути, ничего не собираются, он окончательно покинул высокий пост. Занялся научно–педагогической деятельностью, в которой немало преуспел. Нет во власти Уринсона, нет и многих других оппонентов Хлыстуна. Однако экономический блок правительства традиционно недооценивает АПК и его проблемы.

Герман Греф, будучи главой минэкономразвития, поддержку отраслей, в том числе АПК, считал «неандертальской» политикой. Забывая о том, что это мы у «неандертальцев» закупаем продовольствие, а не наоборот.

Вторил ему и министр финансов Алексей Кудрин: «Прямая поддержка возможна и необходима только в интересах безопасности. Не продовольственной или экологической, а настоящей, национальной. Чтобы страна сохраняла суверенитет».

Выходит, безопасность продовольственная – не национальная и не настоящая. Так и по сей день полагают многие кураторы АПК в нашем правительстве. За последние двадцать с лишним лет государственная поддержка села сократилась в семнадцать раз. В странах Европы, у тех же «неандертальцев» она составляет до сорока процентов себестоимости продукции. Тамошний фермер берет кредиты под один–два процента годовых. Нашему предлагают под 15–18 процентов.

Долги растут, как снежный ком. Хотя аграрный сектор тех же депрессивных районов, таких, как Северный Кавказ или Калмыкия мог бы встать на ноги, например, за счет овцеводства. Оно, кроме баранины, дает шерсть, изделия из которой пользуются устойчивым спросом. Ее глубокой переработке мешает отсталость легкой промышленности. «Узкое горлышко», – признавал Н. Федоров, находясь на посту министра, но так и не успел расширить.

Между крестьянином и потребителем его продукции встала плотная шеренга перекупщиков и торговых сетей. Они душат конкурентов: мелкие магазины, палатки, рынки выходного дня, худо–бедно помогающие сбыть товар и получить реальные деньги. Россия добилась членства в ВТО. Но тот же Н. Федоров признавал: плюсов от этого пока не имеем. Зато наш рынок стал еще более открытым. Это ведет к спаду сельхозпроизводства.

По мнению А. Ткачева, есть возможности создать условия для его роста. Государственная программа развития сельского хозяйства должна быть пересмотрена в пользу ведущих направлений, инвестиций в качество жизни крестьян. Для этого нужны усилия команды, а не одного лишь профильного министра. Без чувства локтя, всесторонней помощи отрасли, прежде всего, материальной, успех вряд ли возможен.

«Повышать расходы на село не будем, как бы этого ни хотели его лоббисты», – заявляет министр финансов Антон Силуанов.

В общем, «дело» Кудрина и Грефа живет. Безуспешно пытался пробить эту стену Виктор Хлыстун. Упорно добивался преференций для АПК Алексей Гордеев. «Доставал» просьбами правительство, парламент. Устав слушать его стенания, отправили в Воронеж, подальше от Москвы.

Сумеет ли А. Ткачев избежать участи предшественников? В условиях жестких санкций, угрозы продовольственной блокады у нового министра больше оснований требовать увеличения государственной поддержки села, и больше шансов быть услышанным. Он сделал ряд кадровых перестановок, усилил контроль поступления бюджетных средств на места. Ищет способы, как вытащить из долговой ямы дотационные регионы. Составлен перечень из 39 «якорных» инвестиционных проектов для Северного Кавказа в рамках программы импортозамещения. Основное внимание здесь будет уделено увеличению производства винограда, фруктов, овощей, мяса, молока, шерсти.

Президент, по предложению министра, издал указ, в соответствии с которым продукция государств, попавших под антисанкции и пытающихся обойти их через третьи страны, уничтожается на границе. Для наших крестьян – дополнительная возможность реализовать свой товар.

На сайте Минсельхоза появилась бегущая строка: «Поддержка АПК в 2016 году сохранена в объеме 237 миллиардов рублей. Такие объемы финансирования позволят выполнить взятые обязательства». Сохранена – считай, не увеличена…

Государственная Дума приступает к обсуждению федерального бюджета на 2016 год и ближайшую перспективу. Депутаты–аграрники традиционно будут добиваться увеличения финансовой помощи селу. Тут и министру придется ходить по высоким кабинетам, просить, уговаривать, требовать. Получится ли?

 

Александр Платошкин

Источник: stoletie.ru

 
Статья прочитана 27 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru