Сегодня: г.

Землю и Солнце местами не путаем — и на том спасибо

Вот несколько любопытных цифр, позволяющих оценить уровень научной грамотности граждан современной России. Абсолютное большинство из нас — 87% — уверены, что Земля вращается вокруг Солнца, 77% догадываются, что центр земного шара очень горячий, и 71% знает, что континенты Земли медленно движутся уже миллионы лет и продолжат свое движение.

Однако лишь 32% понимают, что работа лазера связана с фокусированием световых, а не звуковых волн. 33% знают, что антибиотики убивают только бактерии, но не вирусы. И так же 33% признают наличие генов в любых, а не только в «генетически модифицированных» растениях. Наконец, только 36% справедливо полагают, что пол ребенка определяют гены отца.

Таковы данные всероссийского социологического исследования, проведенного в ноябре 2014 года сотрудниками Института статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики (ИСИЭЗ ВШЭ) под руководством Константина Фурсова и Валентины Поляковой. Опрошены по всей стране 1670 человек в возрасте старше 16 лет.

Существенная часть вопросов — как раз те, на которые получены приведенные выше ответы — являет собой «международный блок». Их задают социологи жителям США и Западной Европы.

«Идея измерения научной грамотности уходит корнями к 1960-м годам и почти одновременно появляется и в Америке, и в Европе, — рассказал Констатнтин Фурсов корреспонденту «Росбалта». — Связано это с желанием самих ученых и государственных органов, которые финансируют их исследования в разных странах, донести до обывателя значимость достижений науки и техники. И выяснить, насколько люди понимают, как работает научный метод, как наука объясняет мир, какие факты она устанавливает».

Одним из пионеров таких исследований выступил американский социолог Джон Миллер, продолжающий ныне активную работу в Институте социальных исследований Университета штата Мичиган. Он и предложил небольшой, но емкий набор вопросов, а точнее «вопросов-утверждений», требующих ответа «да» или «нет» и основанных на школьной программе физики и биологии.

Таким образом, можно спорить «а почему именно лазер, и почему гены отца», в определенной мере это дело вкуса, но все же опорные точки эти позволяют замерить уровень научной грамотности каждого жителя развитой страны. Анкета была принята на вооружение социологами Америки и Европы, и с конца 1970-х годов такие опросы проходят регулярно, примерно раз в два года (а начало положено, конечно, раньше), в США и ведущих европейских странах. Финансируются они государством, а то и повыше уровнем — так, вопросник включен в регулярное исследование «Евробарометр», проводимое на уровне Еврокомиссии.

Наша страна присоединилась к международному проекту с опозданием лет на 20, по вполне объяснимым причинам. Сам Константин Фурсов подключился к исследованию в 2009 году и руководит им с 2012-го.

«У нас есть материалы с 1995 года, — рассказал ученый. — Опросы начали проводить, когда при Министерстве образования был создан Центр исследований статистики науки (ЦИСН). В его стенах этим занялись Ольга Шувалова и нынешний директор ИСИЭЗ Леонид Гохберг. Работали в очень тесной корреспонденции с международными коллективами, адаптировали «Евробарометр» под отечественные реалии, Джон Миллер неоднократно приезжал в СССР и Россию и помогал. Во ВШЭ исследование «переместилось» в 2002 году вместе с коллективом. Теперь мы проводим опросы с временным лагом в 2-3 года».

Научная грамотность россиян в достаточной мере сходна с американской и европейской: что называется, краснеть нам не приходится. В России несколько лучше знают «физику», тогда как на Западе — «биологию». Это объяснимо: в советском и российском образовании традиционно более серьезный упор делался на физику и математику, и не так сильно — на биологию, с которой в жизни старших поколений вообще были некоторые проблемы, пресловутая «лысенковщина».

Российские социологи задали отечественной аудитории немало собственных вопросов. Они формулируют задачу последнего исследования как «анализ вовлеченности населения России в проблемы развития науки, технологий и техники».

«Подавляющее большинство опрошенных (84%) заявили, что наука и техника делают нашу жизнь более легкой и комфортной, — рассказал Константин Фурсов. — Вместе с тем, развитие науки и технологий неизбежно несет в себе определенные риски, что осознается и рядовыми гражданами. Например, 77% опрошенных считают, что достижения науки и техники могут иметь непредвиденные последствия, опасные для человеческого здоровья и окружающей среды».

Так, в анкету были включены вопросы о готовности респондента посадить у себя на огороде генно-модифицированные овощи, а также о том, одобряет ли он или она использование стволовых клеток.

Менее 4% ответивших выразили готовность сажать ГМО-овощи, еще около 7% готовы сочетать их с обыкновенными. Использование эмбриональных стволовых клеток безусловно одобрили и «скорее, одобрили» около половины ответивших респондентов. И лишь около четверти высказались «резко против» и «скорее, против».

Что из этого следует? Здесь, пожалуй, самый «нетривиальный» момент. Социологи предполагают, что и применение генной инженерии в сельском хозяйстве (пресловутые ГМО), и стволовые клетки в принципе несут благо человечеству при условии надлежащего с ними обращения. И соответственно, сопротивление общества этим научным благам вызвано недостатком просвещения (подобно тому, как в прошлые века русские крестьяне сопротивлялись картофелю).

В целом, около двух третей опрошенных в России заявили, что их интересуют научные открытия и изобретения. Однако лишь половина из этих двух третей подтвердила свой интерес чем-то реальным: «люди смотрят научно-популярные передачи, читают онлайн- и оффлайн-источники, обсуждают эти вопросы со знакомыми, ходят в музеи и т.д».

Некоторая разница с Западом проявилась вот в чем: в России около 23% респондентов посещали за последний к моменту опроса год научно-технический музей, фестиваль, планетарий, зоопарк или ботанический сад. В Великобритании эта доля почти в три раза выше (67% по данным за аналогичный период), а в США — в два с половиной раза выше (58% по данным за 2012 год).

«В целом можно говорить о том, что интерес (или его отсутствие) к науке, технике и технологиям является результатом социализации и элементом стиля жизни, — отмечают Фурсов и Полякова.

Ну а что же со знаниями из области истории? Например, касающихся ее наиболее значимых для страны дат. Почти все россияне (96%) помнят, в каком году закончилась Великая Отечественная война, 77% — когда произошли Октябрьская революция, 65% — год распада СССР и 65% — дату первого в истории человечества космический полета, совершенного Юрием Гагариным. А вот с годом Бородинской битвы 49% определиться не смогли. Куликовской битве повезло еще меньше — лишь 16% опрошенный помнят эту веху, это же количество участников опроса ФОМ, который проинтервьюировал 1500 человек от 18 лет и выше, смогло назвать год Крещения Руси.

Примечательные результаты дал соцопрос, призванный определить уровень исторических познаний студенческой молодежи, проведенный в 2014-2015 годах специалистами Московского гуманитарного университета в ряде московских вузов. Социологи опросили студентов разных курсов, обучающихся по специальностям в основном социального и в меньшей степени гуманитарного профиля. Всего опрошен был 2051 студент восьми столичных вузов.

Как оказалось, подавляющее большинство опрошенных (78%) берут свои исторические знания из учебников, однако 60,1% еще используют для этого и Интернет, а 45,4% — фильмы и сериалы. И как представляется, это вполне объясняет полученные ответы интервьюируемых. Так, формальные и тестовые вопросы, ответы на которые можно почерпнуть из учебника, для большинства участников опроса труда не составили. Так, например, 75,5% знакомы с понятием «норманнская теория». К полководцам и флотоводцам XVIII века 62% отнесли в первую очередь А.В. Суворова. Знают даже то, преемником Лжедмитрия I на царстве был Василий Шуйский и что после Северной войны был заключен Ништадтский мир. Не обошлось, правда, без мифов. В число держав-победительниц в Первой мировой войне Россию включили 42,2% опрошенных. Один из популярнейших мифов советской эпохи — о кукурузе как основной сельскохозяйственной культуре в период правления Хрущева до сих пор господствует в массовом сознании. Этой версии придерживаются 67,4%.

Сами участники студенческого опроса, врочем, иллюзий насчет своих знаний не питают: 41,7% признались, что со школы относятся к истории с безразличием, 47,9% признают, что пока знают историю недостаточно, хотя и изучают ее. Ну а 27% полагают, что вообще не знают историю. Грустно, зато честно.

Леонид Смирнов

Источник: rosbalt.ru

 
Статья прочитана 34 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

info@macfound.ru